Обязанность пройти лечение от наркомании как мера административной ответственности

Н. Н. Цуканов -

начальник кафедры административного права

Сибирского юридического института ФСКН России, профессор кафедры конституционного, административного и муниципального права Сибирского федерального университета, доктор юридических наук, доцент (г. Красноярск)

Аннотация. В представленной работе предлагается прогноз ситуации, связанной с практической реализацией изменений, внесенных Федеральным законом от 25 ноября 2013 г. № 313-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», анализируются положения ч. 2.1 ст. 4.1, ст. 6.9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Ключевые слова: наркомания, диагностика, лечение от наркомании, медицинская реабилитация, социальная реабилитация.

Содержание административной ответственности не ограничивается административным наказанием, а охватывает совокупность негативных последствий правового характера, наступающих в связи с совершением лицом административного правонарушения, заключающихся: 1) в официальном порицании (официальном признании противоправности соответствующего деяния) действий (бездействия) виновного лица субъектом административной юрисдикции; 2) применяемых к нарушителю административных наказаниях; 3) изменении среды, в которой правонарушитель реализует свои права и обязанности, - возникновении возможности ограничения его прав, установления дополнительных запретов и обязанностей в течение срока, пока это лицо считается привлеченным к административной ответственности[1].

Специфика субъекта правонарушения, предусмотренного ст. 6.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) в значительной мере исключает способность административно-правовой санкции служить эффективным средством предупреждения совершения подобных правонарушений. Допуская немедицинское употребление наркотических средств, наркопотребитель сознательно пренебрегает собственным здоровьем и даже жизнью, поэтому перспективе назначения административного штрафа (независимо от его размера) он, как правило, не придает серьезного значения. В результате развития болезни наркоман лишается источников дохода и нередко существует на средства родителей или иных близких лиц. Назначаемый такому лицу административный штраф либо оплачивается иными лицами, либо не оплачивается вовсе, либо вынуждает наркомана идти на преступление в целях получения требуемой суммы. Состояние здоровья правонарушителя нередко уже исключает возможность исполнения административного ареста. Конечно, более эффективным является применение к иностранному гражданину или лицу без гражданства административного выдворения за пределы Российской Федерации. Однако в целом об эффективности ч. 1 ст. 6.9 КоАП РФ можно, на наш взгляд, говорить лишь в том случае, если ее применение будет служить юридическим фактом, автоматически влекущим для наркопотребителя возникновение целого ряда адекватных ситуации юридически значимых последствий. В настоящий момент такие последствия связаны, например, с возможностью установления административного надзора[2], отказа в выдаче лицензии на приобретение оружия, перспективой лишения права управления транспортным средством и т. д. В этом ряду интерес вызывают изменения, внесенные в КоАП РФ Федеральным законом от 25 ноября 2013 г. № 313-ФЗ «О внесении изменений в от

дельные законодательные акты Российской Федерации», связанные с возможностью возложения на лицо, совершившее административное правонарушение в области законодательства о наркотических средствах, психотропных веществах и их прекурсорах, обязанности пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию[3].

Можно прогнозировать следующие проблемы, связанные с применением данного нововведения:

1) судебный орган, рассматривающий дело об административном правонарушении, в абсолютном большинстве случаев не обладает данными, позволяющими ему судить о том, какие меры воздействия необходимо применить к соответствующему лицу. Ни правоохранительные органы, ни даже суд не обладают необходимыми организационно-правовыми ресурсами, позволяющими в установленные сроки аргументированно одним лицам назначить диагностику, другим - диагностику и лечение, третьим -диагностику, лечение и, например, медицинскую реабилитацию. Вероятнее всего, судебные органы будут одновременно назначать весь спектр предусмотренных обязанностей. При этом правоприменитель неизбежно столкнется с ситуациями, когда лицу будет назначено, например, лечение, а проведенная диагностика не установит такой необходимости. Конечно, целесообразность применения тех или иных мер, предусмотренных ч. 2.1 ст. 4.1 КоАП РФ, должна устанавливаться не судом, а соответствующими специалистами. Суд своим правоприменительным решением должен устанавливать, с одной стороны, возможность применения перечисленных мер, с другой - обязанность лица, привлеченного к административной ответственности, пройти при необходимости все указанные этапы. Полагаю, что эта идея должна найти отражение либо в указанном постановлении Правительства Рос-

сийской Федерации, либо в разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации;

2) гарантом реализации мер, предусмотренных ч. 2.1 ст. 4.1 КоАП РФ, служит административная ответственность, предусмотренная ст. 6.9.1 КоАП РФ. Однако правом возбуждать дела о данных административных правонарушениях обладают лишь должностные лица органов наркоконтроля. Если же принять во внимание, что: 1) местом совершения административного правонарушения в форме бездействия следует считать место, где должно было быть совершено действие или выполнена возложенная на лицо обязанность[4]; 2) место жительства лица, привлеченного к административной ответственности, может не соответствовать месту, где, в соответствии с решением суда, должны быть исполнены соответствующие обязанности; 3) санкция ст. 6.9.1 КоАП РФ предусматривает административный арест; 4) в соответствии с ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным; 5) органы наркоконтроля слабо представлены в мелких населенных пунктах (в силу их низкой численности), то становится очевидным, что реализовывать ст. 6.9.1 КоАП РФ часто просто некому.

Безусловно, не стоит переоценивать способность данного нововведения коренным образом повлиять на современную наркоситуацию. На фоне значительного количества проблем нормативного характера очевидны серьезные организационные вопросы, которые только предстоит решить. В частности, даже по самым скромным подсчетам, только официально зарегистрированные в России 500 тысяч больных наркоманией ежегодно совершают свыше 300 млн административных правонарушений, предусмотренных ст. 6.9 КоАП РФ. В то же время, согласно межведомственной статистической отчетности по форме

№ 4-МВ-НОН «Сведения об административных правонарушениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров или аналогов», в январе - июне 2013 г. органами внутренних дел и органами наркоконтроля было возбуждено всего 49 233 дела о таких административных правонарушениях, что составило 67,6 % от общего количества возбужденных дел за указанный период, связанных с оборотом наркотиков. Однако если принять во внимание длительность и трудоемкость реализации мер, предусмотренных ч. 2.1 ст. 4.1 КоАП РФ (полный цикл может занимать несколько лет), численный состав органов наркоконтроля, медицинских учреждений и учреждений социальной реабилитации, то и это количество выявленных наркопотребителей является слишком большим для полноценной и своевременной реализации указанных мер.

Чрезмерный объем работы, как правило, компенсируется особенностями организационного характера, поэтому не стоит ожидать, что исполнение наркозависимыми обязанностей, предусмотренных ч. 2.1 ст. 4.1 КоАП РФ, будет пользоваться необходимой популярностью. Вероятнее всего, исполнение соответствующих обязанностей, по крайней мере на текущем этапе, окажется для наркозависимого и его семьи весьма экономически затратным (по совокупности превышающим размер возможного административного штрафа, предусмотренного ст. 6.9.1 КоАП РФ), а практика применения ст. 6.9.1 КоАП РФ - очень избирательной.

Тем не менее изменения, внесенные в ст. 4.1 КоАП РФ, безусловно, заслуживают позитивной оценки, прежде всего, потому, что их реализация, очевидно, потребует изменения целевых ориентиров и подходов к организации взаимодействия субъектов, осуществляющих противодействие незаконному обороту наркотиков в Российской Федерации.

  • [1] Цуканов Н. Н. Теория и практика производства по делам об административных правонарушениях, осуществляемого органами внутренних дел : моногр. / науч. ред. Ю. П. Соловей. Красноярск : СибЮИ ФСКН России, 2012. С. 206.
  • [2] Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы : федер. закон от 6 апр. 2011 г. № 64-ФЗ // Рос. газ. 2011. 8 апр. 2 Об оружии : федер. закон от 13 дек. 1996 г. № 150-ФЗ. Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 3 О безопасности дорожного движения : федер. закон от 10 дек. 1995 г. № 196-ФЗ. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  • [3] Цуканов Н. Н. Федеральный закон от 25 ноября 2013 г. № 313-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»: новое в административно-деликтном законодательстве и прогнозируемые проблемы правоприменительной практики // Вести. СибЮИ ФСКН России. 2014. № 1. С. 7-17.
  • [4] О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях : постановление Пленума Верхов. Суда Рос. Федерации от 24 марта 2005 г. № 5 // Рос. газ. 2005. 19 апр.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >