Проблемы административно-правовых санкций

Л. Б. Антонова -

старший преподаватель кафедры административного права и административной деятельности органов внутренних дел Воронежского института МВД России

Аннотация. В статье анализируются недостатки правового регулирования в действующем законодательстве Российской Федерации вопросов установления и применения санкций за административные правонарушения. Автор предлагает отказаться от использования в нормах законодательства об административной ответственности альтернативных и относительно определенных санкций и перейти к использованию базовых абсолютно определенных санкций и системы понижающих и повышающих размер наказания коэффициентов, жестко связанных с однозначно определяемыми смягчающими и отягчающими ответственность обстоятельствами.

Ключевые слова: административная ответственность, административные правонарушения, административные наказания, административно-правовые санкции, смягчающие и отягчающие обстоятельства.

Вид и размер административного наказания во многом определяют эффективность норм законодательства об административных правонарушениях и возможность достижения декларируемой в ст. 3.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) цели - предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

К сожалению, несмотря на двенадцатилетний период практически непрерывного совершенствования норм КоАП РФ и законодательных актов субъектов Российской Федерации об административной ответственности, положение в данной области все еще далеко от идеального. Во многом это объясняется отсутствием комплексного и продуманного подхода законодателей к определению степени общественной опасности признаваемых административными правонарушениями деяний и установлению соответствующих этому уровню санкций. В итоге получается, что зачастую назначаемое правонарушителю в рамках санкции соответствующей административно-правовой нормы наказание воспринимается виновным лицом лишь как необходимые издержки его деятельности.

Давно уже следовало бы признать, что в наше время вряд ли кого остановит от совершения повторного правонарушения назначение административного наказания в виде предупреждения. То же самое можно сказать о штрафах, применяемых за осуществление противоправной деятельности, заведомо приносящей виновным доход, многократно превышающий размер налагаемого штрафа. Может ли, к примеру, остановить дальнейшее занятие проституцией административный штраф в размере от 1 500 до 2 000 рублей, предусмотренный санкцией ст. 6.11 КоАП РФ? Вопрос явно риторический.

Заведомо низкий уровень административно-правовых санкций с учетом очень высокой латентности административных правонарушений не способствует эффективной борьбе с последними.

Еще одной проблемой является традиционное для российской правовой системы использование законодателями альтернативных и относительно определенных санкций. Необходимость существования таких санкций обычно объясняется требованием индивидуализации наказаний в зависимости от множества отличий, относящихся как к обстоятельствам совершения конкретных правонарушений, так и к их субъектам.

Решая проблему индивидуализации наказаний, законодатели нашей страны идут в двух направлениях: дифференцируя административную ответственность путем деления сходных правонарушений на отдельные составы, используя для этого различные квалифицирующие признаки и, соответственно, устанавливая различные по виду или размеру санкции, а также закрепив правила назначения наказаний, основанные на предоставлении суду и лицам, уполномоченным принимать решения по делам об административных правонарушениях, права выбора конкретного вида и размера наказания в пределах санкций, установленных нормой закона, предусматривающей ответственность за конкретное правонарушение.

Казалось бы, мы имеем стройную, взаимодополняющую систему, когда не учтенные и, как следствие, не выделенные в отдельный состав административного правонарушения путем признания квалифицирующим признаком обстоятельства общественно опасного деяния все же учитываются правоприменителем при определении наказания. Однако данную систему ломает отсутствие в нашем законодательстве четкого определения отдельных понятий, используемых для закрепления критериев выбора правоприменителем конкретного вида и размера наказания, соответствующего тому или иному случаю административного правонарушения. Речь идет, в частности, о таких терминах, как «характер совершенного административного правонарушения», «личность виновного», «имущественное положение». Определение правоприменителем характера правонарушения нельзя расценить иначе как способ установления неких дополнительных квалифицирующих признаков совершенного деяния, которые в законе прямо не указаны, но позволяют в рамках одного состава административного правонарушения произвести некое разграничение деяний. Альтернативой использованию этого неопределенного по своей сути понятия могло бы быть самостоятельное определение законодателем степени опасности того или иного действия или бездействия и при необходимости выделение более конкретизированных составов административных правонарушений с помощью соответствующих легально установленных квалифицирующих признаков.

Еще одна, по сути своей философская, а не правовая категория, которая тем не менее должна быть учтена при определении конкретного вида и размера наказания, - «личность» виновного - крайне сложна для подобного рода учета, особенно в условиях отсутствия законодательно определенного перечня тех данных о личности правонарушителя, которые действительно имеют значение в административном процессе и обязательно должны быть исследованы и учтены правоприменителем. Устанавливая в качестве смягчающего административную ответственность обстоятельства такое понятие, как «раскаяние виновного лица», законодатель не позаботился о его определении и установлении тех объективных проявлений, при наличии которых можно реально отличить истинное раскаяние виновного от талантливо разыгрываемого. Тем не менее при определении наказания суды и лица, уполномоченные принимать решения по делам об административных правонарушениях, оперируют, зачастую явно формально, именно этими, по сути «резиновыми», категориями.

Наличие в законодательстве Российской Федерации альтернативных и относительно определенных санкций объективно способствует коррупционным проявлениям при решении вопросов назначения конкретного вида и размера наказания. Установленная санкцией статьи альтернативность наказания за административное правонарушение, использование которой в конкретном случае зависит от усмотрения судьи или должностного лица, выносящего решение по делу об административном правонарушении, зачастую порождает у виновного лица желание «решить вопрос» о конкретном виде наказания, используя свои связи. К примеру, нам известны случаи обращения к адвокату лиц, совершивших административные правонарушения, предусмотренные ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ - оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, за что санкцией данной нормы предусмотрено лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет или административный арест на срок до пятнадцати суток, с просьбой «договориться» с судьей о применении к ним административного ареста на сутки-двое вместо лишения прав. Насколько законно было бы подобное решение судьи, судить сложно, так как никаких конкретных критериев, позволяющих однозначно определить, какой вид административного наказания и в каком размере необходимо назначить, в законодательстве Российской Федерации нет. Решение традиционно отдано на откуп «внутреннему убеждению» судьи, а было ли оно действительно внутренним, установить крайне сложно.

В этих условиях вряд ли стоит удивляться отношению общества к отдельным выносимым решениям о назначении наказаний по делам об административных правонарушениях в полном соответствии с укоренявшейся веками поговоркой: закон что дышло - куда повернул, туда и вышло.

Выходом из сложившейся ситуации может быть отказ от использования альтернативных и относительно определенных санкций в пользу абсолютно определенных, переход к принципу: наказание должно назначаться исключительно законом, а не каким-либо правоприменительным органом или должностным лицом.

Необходимо отметить, что определенные шаги в этом направлении уже предпринимаются. Так, в последнее время в нормах КоАП РФ появилось значительное количество абсолютно определенных санкций. Наиболее показательна в этом плане гл. 12 «Административные правонарушения в области дорожного движения». Вместе с тем в этой же главе встречаются и альтернативные, и относительно определенные санкции. Например, ч. 1 ст. 12.1 предусмотрена вилка штрафа от 500 до 800 рублей за управление транспортным средством, не зарегистрированным в установленном порядке. Для чего она предусмотрена, совершенно непонятно, учитывая, что разница в 300 рублей в настоящий момент реально вряд ли для кого является существенной. Значительно более серьезный разрыв в возможном наказании заложен в ч. 1.1 этой же статьи за повторное нарушение - наложение административного штрафа в размере 5 000 рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от одного до трех месяцев. Здесь мы видим абсолютно определенный размер штрафа и в то же время альтернативу - штраф или лишение прав, к тому же лишение на относительно определенный срок, то есть в этом случае все будет зависеть от усмотрения судьи. Часть 1 статьи 12.2 за управление транспортным средством с нечитаемыми, нестандартными или установленными с нарушением требований государственного стандарта государственными регистрационными знаками предусматривает альтернативу - 500 рублей штрафа или предупреждение, то есть фактически прощение данного нарушения. В чем смысл такого правового регулирования?

Дифференциация наказаний может быть обеспечена, с одной стороны, выделением там, где это необходимо, отдельных составов административных правонарушений путем указания на наиболее существенные квалифицирующие признаки объективной или субъективной стороны, а с другой - закреплением развернутой системы смягчающих и отягчающих обстоятельств, наличие или отсутствие которых возможно объективно подтвердить в ходе производства по делу соответствующими доказательствами и установлением для каждого из таких обстоятельств понижающего или повышающего базовый размер наказания коэффициента.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >