Святые Таинства

Все Таинства Божии святы. Все, что возникло, возникло все-святым Богом Словом. А все, что от Бога Слова, — логосно и свято. Без Бога Слова ничтоже быстъ, еже бысть (Ин. 1,3; Кол 1,16; Евр. 2, 10). В святых мирах Божиих все свято, кроме греха, грех же есть злоупотребление свободой со стороны сотворенных существ. Пример — диавол и человек. Свободой злоупотребляют тогда, когда употребляют ее против Бога. Содеянный грех рождает смерть. Диавол имеет две главные силы: грех и смерть. С их помощью он овладевает людьми и господствует над ними. Царство греха и смерти — это и есть ад для боголикого существа, каковым является человек.

Творец всего, Бог Слово становится человеком, чтобы освободить человека от греха и смерти и тем самым освободить его от диавола и ада. Бог Слово совершает это как Богочеловек всем Своим Богочеловеческим подвигом на земле: от воплощения до вознесения. Всем этим Он основывает Церковь Собою и на Себе, в которой Он осуществляет спасение людей с помощью святых Таинств и святых добродетелей Духа Святого. Он, Богочеловек Господь Иисус Христос, Он, Церковь, и есть Пресвятое Всетаин-ство, в котором и от которого — все святые Таинства, начиная со святого Таинства Крещения (ср. 1 Тим. 3,16; Еф. 5, 32).

В Церкви все — святое таинство, все — от наименьшего до величайшего, ибо все погружено в неизреченную святость безгрешного Богочеловека, Господа Христа. Как Церковь, Богочеловек охватывает все миры, ибо все миры суть Его творение, яко... всяческая Тем и о Нем создашася (Кол. 1, 16-20). Он Творец всех творений, всех вещей, Он есть глава телу Церкве (Кол. 1, 18). И еще: Церковь есть тело Его, исполнение Исполняющаго всяческая во всех (Еф. 1, 23). Поэтому в Нем, всеохватном, — и спасение, и обожение, и обогочеловечение, и охристовление, и все самое совершенное, что необходимо человеческому существу во всех мирах и во всех жизнях. Этому служат святые Таинства Церкви Его и все святые добродетели. Прежде же всего — святое Таинство Крещения, святое Таинство Миропомазания, святое Таинство Евхаристии, святое Таинство Покаяния, святое Таинство Священства, святое Таинство Брака и Таинство Елеосвящения.

Святые Таинства суть священнодействия, через которые верным видимым образом подается невидимая благодать Божия. Поскольку человек — психофизическое существо, видимое по телу и невидимое по душе, то и всякое святое Таинство имеет две стороны: видимую и невидимую. Видимую сторону составляют действия священника, слова, молитва и употребляемое вещество, а невидимую — благодать Божия. Святые Таинства пребывают в Церкви, и они необходимы для членов Церкви. Церковь выразила это в десятом члене Символа веры, который гласит: Исповедую едино Крещение во оставление грехов. Хотя в этом члене упоминается только Таинство Крещения, в нем все же подразумеваются и остальные Таинства. В Символе веры упоминается только святое Таинство Крещения, потому что им человек входит в Церковь и становится членом Церкви, хранящей и совершающей остальные святые Таинства. Когда человек принимает Крещение, тем самым он обретает право и на остальные святые Таинства. Но существует еще одна причина, по которой в Символе веры упомянуто только Крещение. Эта причина состоит в том, что в первые века христианства выражалось сомнение, не требуется ли заново крестить тех, кто временно отпал от веры [и впал] в ересь, по потом снова вернулся к правой вере. Церковь решила, что их ие должно заново крестить и подчеркнула это в Символе веры словами исповедую едино Крещение.

Святым Крещением мы облекаемся в Господа Христа, а святым Причастием принимаем всецелого Господа Христа, ради нашего спасения через обожение, через охристовление, через обо-гочеловечение. Ибо всеблагий Господь и явился в нашем земном мире как Богочеловек, и остался в нем Церковью как Богочеловек. И как в таковом в Нем живет всяко исполнение Божества телесне (Кол. 2, 9) с одной целью: чтобы все были исполнена полнотою Божества (Кол. 2, 10), чтобы все обожились, обогоче-ловечились, охристовились, отроичились, чтобы все стали «богами по благодати», боголюдьми по благодати.

Богочеловек велия есть благочестия тайна (1 Тим. 3, 16), ве-лия тайна Богочеловеческой веры, а в Богочеловеке — вся тайна Церкви. Одна и та же всебожественная ипостасная тайна второго Лица Пресвятой Троицы пронизывает все Таинства Церкви, а также все, что в ней [в Церкви] и от нее. Всякое святое Таинство и изливается, и вливается в святую тайну Церкви: в святую тайну Боговоплощения, Богочеловека, Богочеловечности. По сути, всякое святое Таинство — всецело в Церкви, но также и вся Церковь — во всяком святом Таинстве.

В Церкви все — святая тайна. Всякое священнодействие есть святая тайна. И малое, и малейшее? Да. Каждое из них огромно, как и сама тайна Церкви. Ибо и малейшее из них в Богочеловеческом организме Церкви находится в органической жизненной связи со всецелой тайной Церкви — Самим Богочеловеком Господом Христом. Только один пример — чин малого освящения воды. Малый чин, а сколь огромное святое чудо, огромное, как и сама Церковь. Это дорогое чудо, неподверженность порче освященной воды, уже две тысячи лет пронизывает миллионы и миллионы православных христиан, очищает их, освящает, оздоровляет, обессмерчивает и не прекращается и не прекратится никогда, пока стоят земля и небо. Святая вода — лишь одна из многочисленных тайн, которые непрерывно чудотворно совершаются в Православной Церкви Христовой. Но и всякая святая добродетель в душе православного христианина есть святое Таинство. Ибо каждое из них — в органичной, генетической связи со святым таинством Крещения, а через него — и со всецелой Богочеловеческой тайной Церкви. Так, вера — это святая добродетель, а тем самым и святое таинство, которым православный христианин непрестанно живет. А святая вера силою своей святости рождает в душе его и остальные святые добродетели: молитву, любовь, надежду, пост, милосердие, смирение, кротость... И каждая из них — опять-таки святое таинство. Все они питаются друг другом, и живут, и бессмертствуют, и вечнуют. И все, что от них, — свято. Поэтому нет числа святым тайнам в Церкви Христовой, в этой всеохватной небоземной святой всетайне Христовой. В ней и каждое Господи, помилуй — святая тайна, и каждая покаянная слеза, и каждое молитвенное воздыхание, и каждый рыдающий вопль.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >