Экстатическое сектантство в России на рубеже XX-XXI вв

Взаимоотношения государства, Русской Православной Церкви и новых религиозных движений в кон. 1980-х гг. - нач. XXI в

Начало следующего этапа жизни как православной церкви, так и нетрадиционных религий в советском обществе связано с перестройкой и характеризуется поиском контактов между руководителями государства и иерархами РПЦ. Он наступил в пору распада СССР и продолжался до начала XXI в. В 1988 г. СССР присоединился к Конвенции по охране культурного наследия, взяв ответственность за его сохранность перед мировым сообществом. В списки мировых шедевров были внесены Кремль, Троице-Сергиева лавра, Кижи и др. В апреле того же года состоялась историческая встреча Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева с патриархом Пименом и членами Священного Синода. Вряд ли можно оценивать это событие как поворот в идеологии. Д.В. Поспеловский1 расценивает этот шаг как новую веху в налаживании отношений с западными странами, а Г. Штриккер[1] как метод вовлечения православных верующих в экономическую перестройку. В любом случае, со стороны государства это был расчетливый идеологизированный ход. Да руководители страны и не скрывали этого. В материалах XIX всесоюзной Конференции КПСС (28 июня - 1 июля 1988 г.) отмечается: «Мы не скрываем своего отношения к религиозному мировоззрению как нематериалистическому, ненаучному. Но это не основание для неуважительного отношения к духовному миру верующих людей и тем более - применению какого бы то ни было административного давления для утверждения материалистических воззрений».

В любом случае, объявление политики гласности дало возможность развития более свободному и широкому спектру

религиозных воззрений граждан. Об этом говорит не только начало увеличения числа служителей культов, в частности православного с 9737 в 1985 г. до 10543 в 1989 г., но и омоложение состава священства.

Священнослужители до 40 лет (%)

Священнослужители старше 60 лет (%)

1980

1986

1989

1980

1986

1989

РПЦ

23,5

35,4

39,5

34,5

24,2

26,2

Католики

10,6

20,7

28,0

51,4

50,9

48,1

Мусульмане

11,3

10,1

14,8

71,9

68,3

47,7

ЕХБ, АСД, Пятидесятники

8,2

14,4

21,6

45,4

37,4

36,6

То есть наибольшая положительная динамика просматривается среди православных священников и служителей нетрадиционных религий. При этом подавляющее число архиереев РПЦ с 1970-х гг. (80%) уже имело высшее богословское образование.

1 октября 1990 г. Верховный Совет СССР принял Закон «О свободе совести в религиозных организациях», что послужило толчком к массовому возникновению и регистрации на территории страны религиозных объединений различного толка как традиционных конфессий, так и новых религий и направлений. Достаточно часто их новизна имела этнические корни, основывалась как на традиционных верованиях, так и на зарубежной «экзотике». Все их многообразие достаточно трудно классифицировать, однако можно выделить околоправославное, эзотерическое и языческое направление. Границы между ними весьма зыбки. Существует также большое число синкретических религий, как правило, «авторского» происхождения, представляющих собой эклектичную смесь из самых разных источников, восточных, местных и западных. Параправославные религиозные движения основываются, как правило, в качестве «истинно православных церквей».1

Можно предположить, что ведущим фактором, спровоцировавшим широкий интерес населения к неокультам явился тот информационный голод, в котором находился советский человек, живя за «железным занавесом», а также разрушение основных идей, формирующих национально и государственно ориентированное мировоззрение каждого гражданина общества и которые способствуют сплочению нации. Об этом свидетельствует и активный рост зарегистрированных религиозных сообществ:[2]

Конфессии

На 1 января

1985

1990

Русская православная церковь

6806

10110

Грузинская православная церковь

51

270

Римско-католическая церковь

1068

1286

Лютеранская церковь

580

619

Армянская церковь

33

50

Реформаторская церковь

86

94

Методистская церковь

15

16

Старообрядческая церковь

337

361

Мусульманская религия

392

773

Иудейская религия

91

102

Буддийская религия

2

8

Евангельские христиано-баптисты

2294

2151

Пятидесятники

235

602

Адвентисты 7-го дня

342

432

Молокане

44

48

Меннониты

53

55

Кришнаиты

3

12438

16990

Однако важной и существенной особенностью распространение неокультов в бывшем СССР и отличающей ее от других стран

является то, что эти движения развивались и окрепли при информационной и финансовой поддержке еще бывшего советского правительства.

К началу 90-х годов на просторах бывшего СССР широчайшим образом распространяется оккультизм, в том числе одна из самых распространённых его паранаучных форм — уфология. «Контакты с НЛО - не что иное, как современная форма оккультных феноменов, существовавших долгие века. Люди отступились от Христа и ждут "спасителей" из космоса - именно поэтому феномен и дает образы межпланетных кораблей и инопланетян», - писал ещё иеромонах Серафим (Роуз) в своем труде «Знамения на небе: православное объяснение неопознанных летающих объектов».1 Американский журнал «News Watch» отмечает, что еще в конце 70-х годов советское правительство через посредничество военных сотрудничало с

2 некоторыми институтами, пропагандирующими оккультизм. Например, «Institute of Noetic Sciens» (Институт духовных наук), созданный американским космонавтом Эдгаром Митчелом, занимался финансированием программ, направленных на внедрение идеологии оккультизма в СССР.[3]

По утверждению Е.К. Агеенковой, связь руководства «Institute of Noetic Sciens» с американской космонавтикой, вероятно, и предопределила и источники распространения идеологии «New Age» в СССР, а позднее и в странах Содружества. Так, одно время, по сведениям исследовательницы, это направление курировали космонавт А.А.Леонов и летчик-испытатель М.Попович - жена космонавта П.Р.Поповича. В конце 1980-х годов во главе всех ведущих общественных объединений пропагандирующих мистицизм (Общество уфологов, Общество традиционной медицины) стояли военные.

«Все это говорит о том, что возникла реальная опасность ослабления роли и влияния государства в управлении процессами,

происходящими в деятельности религиозных объединений и способствующих воспроизводству религиозности населения», -отмечал в своих докладах председатель Совета по делам религий в СССР К.М. Харчев.1 Ему вторят и другие партийные деятели: «Религия продолжает использоваться в политических целях деструктивными, антиперестроечными силами. Часть духовенства и верующих различных конфессий выступает с националистических, а порой с антикоммунистических позиций, участвует в межнациональных и межконфессиональных конфликтах. Наметилась тенденция смыкания клерикализма с национализмом. Сформировались новые религиозно-политические объединения и партии, которые видят свое будущее в активном использовании религиозного фактора».[4]

Политика невмешательства государства в распространение самых различных религиозных верований на территории страны к началу девяностых годов XX в. спровоцировала широкое распространение самых различных форм оккультного мировоззрения среди населения и создание неокультов западного и восточного толков на нашей территории. Средства массовой информации, заботясь о поднятии тиражей, при выборе между точной научной информацией и вариациями на тему «потустороннего знания» очень часто допускали к публикации последние. Государственные чиновники, боясь прослыть ретроградами, также опекали всевозможных «носителей тайного знания». Отвращение к советскому образу жизни, внушенное в ходе перестройки у населения, было так сильно, что при опросе в 1989 г. 64% ответивших через «Литературную газету» (как показывает статистика подписчиков и читателей - основная масса с высшим образованием) заявили, что «наша страна никому и ни в чем не может служить примером».

Подобное умонастроение стало питательной платформой для активного поглощения иностранной информации как логического, так и мистического толка. А поскольку подобные взгляды были присущи людям среднего возраста, в том числе и руководителям образовательных учреждений, в круг обсуждения подобных тем была втянута и молодежь.

Студенты вузов срывались с занятий, собирались в большие аудитории для прослушивания лекций представителей всевозможных религиозных конфессий. Большую работу по пропаганде всевозможных «новых научных течений» вело общество “Знание”. На открытие кружков, групп, обучающих центров, семинаров, распространяющих эти «новые знания», приглашались священники, которые читали там небольшой курс богословия, крестили некрещеных членов данных объединений. На основе проведения православного ритуала лидеры этих кружков утверждали, что они работают под прикрытием и с благословения церкви и любую попытку критики в свой адрес объявляли «сатанинской».1

Таким образом нетрадиционные для России религиозные движения в глазах адептов получали ореол мученичества за веру и вызывали еще больше интереса и внимания у подрастающего поколения, чьи взгляды на жизнь не устоялись, а психология готова принять самые невероятные варианты космогонии.

По данным ФСБ, зарубежные спецслужбы в кон. 80-х гг. XX в., воспользовавшись правовыми лакунами и открытостью страны, стремились расширить агентурные позиции во властных и общественно-политических структурах.[5] Не остались без их внимания, естественно, и различные новые религиозные движения.

В конце XX века проблема распространения нетрадиционных религиозных верований в нашей стране по своей актуальности выходит на первый план. В этот период начинается активное распространение «христианства, в котором не осталось бы фактически ничего христианского, и которое существовало бы в

полном согласии «с мудростью века сего»....которое являлась бы полной противоположностью той Церкви, которую основал Христос....».1

По мнению А.Л. Дворкина - профессора Свято-Тихоновского гуманитарного университета, руководителя кафедры сектоведения, президента информационно-консультативного центра имени священномученника Ирененя, епископа Лионского, это: «удобное» христианство, обещающее человеку счастье, богатство, здоровье, благополучие и ничем не ограниченную власть в этом мире, но на самом деле приносящее невиданное порабощение, разорение, нервные и психические расстройства, зависимость и, в конечном итоге, - смерть».[6]

Прежде чем говорить о методах противосектантской деятельности, следует отметить, что в период перестройки и постперестроечного времени в нашей стране Церковь оказалась в принципиально новой ситуации. С одной стороны, мы видим, что с падением коммунизма в нашей стране произошел всплеск интереса к различным направлениям оккультизма, который уже был характерен для «серебряного века». По мнению диакона Андрея Кураева, «в России сегодня с разными темпами и с разной глубиной происходят три разнонаправленных религиозных процесса.

Первый - и непропорционально подчеркиваемый (как с позитивно, так и с негативно окрашенными комментариями) -восстановление церковных структур Русской Православной Церкви. Число православных приходов в целом в стране возросло с 1988 г. (к 1996 г.) приблизительно в четыре раза. Число действительных прихожан увеличилось в несколько большей пропорции. Однако резко вырос круг людей, «сочувствующих» православию и по культурно-этическим соображениям соотносящих себя с ним (для этого круга людей характерно, однако, отсутствие обратного воздействия Церкви, ее заповедей и учения на их образ жизни и мысли)».

Второй процесс, по А. Кураеву, - несравненно более стремительный рост протестантских групп, руководимых иностранными (преимущественно американскими и южнокорейскими) проповедниками и получающих мощную финансовую, политическую и кадровую поддержку из-за рубежа. К концу 90-х годов миссионерские центры предполагали довести число своих приходов в России до 100000 (в РПЦ на 1996 г. было порядка 18000 приходов). Для их деятельности характерно, что она осуществляется в помещениях, предоставляемых им государственными структурами, - в кинотеатрах, школах, библиотеках, домах культуры.

Третий процесс связан с созданием компилятивных учений, соединяющих в себе оккультные, языческие и уфологические воззрения. Вполне понятно, что распространение и разнообразие религиозных и псевдорелигиозных предрассудков, мифов и суеверий за годы атеистической власти стали значительно выше, чем до революции. «Изъятие из жизни общества развитого богословия и религиозной философии привело к тому, что самые неадекватные формы религиозной настроенности находят своих последователей. Религиозное возрождение России началось с возрождения самых примитивных форм религиозности. На одну книгу о православии, продающуюся на книжных прилавках, приходится не менее двадцати книг по оккультизму и язычеству (без учета романов «мистических ужасов»). Гороскопы, учебники по йоге и медитации, мистические трактаты от Древнего Египта до Кастанеды».[7]

Но различия между началом и концом XX в., по меньшей мере, столь же существенны, как и сходства: в отличие от дореволюционной ситуации, православие не только не является государственной религией, но даже не воспринимается значительной частью людей как единственный путь к Богу.

Опросы, проводимые Центром социологических исследований МГУ им. М.В. Ломоносова ежегодно, начиная с 1993 года, показывают как рост религиозности населения, так и противоречивость, эклектичность сознания современных верующих. Так, оказалось, что оккультизм, вера в колдовство - это

сопутствующий элемент обыденного религиозного мировоззрения даже для людей, считающих себя христианами. Так, среди респондентов, считавших себя православными (а по данным июньского опроса 1996 года, к православным себя относят 66,2% опрошенных, причем половина из них - 36,4% - это «определенно верующие»), 47% верят в колдовство, порчу, дурной глаз, при этом 42% христиан верят также в бессмертие души, 41,5% в воскресение Иисуса Христа, 40 - в Божий суд, 38,7% - в спасение души для вечной жизни, 32,2%

- в существование дьявола, сатаны, 31% - в загробную жизнь, 21% -в приход антихриста, 18% - в конец света. Следует отметить, что по сравнению с 1993 годом, наиболее заметно (на 5%) возросла вера в колдовство, бессмертие души и существование дьявола. Таким образом, современный российский христианин, ввиду религиозной малограмотности, эклектичен.

Среди опрошенных женщин верят в колдовство 51,4%, или каждая вторая женщина, среди мужчин - 30,9%, то есть почти каждый третий. О том, что вера в колдовство, астрологию, спиритизм

- это своего рода «плоды просвещения» последних лет, свидетельствует тот факт, что меньше всего верят в колдовство малообразованные респонденты - одна треть (33,7%) группы опрошенных, получивших начальное и неполное среднее образование, в то время как среди более образованных респондентов, имеющих среднее и средне специальное образование, верящих в колдовство - половина (49,3%).'

Конечно, не следует идеализировать положение Церкви и в синодальный период, многие проблемы которой (в частности тенденции к религиозному формализму и обрядоверию) унаследовало постсоветское общество. Другое дело, что остатки прежней формальной обрядности теперь соседствуют с гораздо более широко, чем в начале века, распространенным неосознанным язычеством, идеи которого всегда глубоко близки растерявшемуся от обилия информации человеку. «После семидесяти лет правления воинствующего атеизма общество в значительной своей части проявляет религиозную безграмотность, духовную дезориентированность, оно внецерковно и находится в плену у самых примитивных верований и суеверий. Даже многие из тех, кто называет себя православными, на самом деле исповедуют мешанину из часто взаимоисключающих восточных концепций, астрологии, язычества, магизма, одобряя все это примитивным соблюдением православных обрядов. Стереотип «многих равноправных путей, каждый из которых ведет к храму», прочно укоренился в массовом сознании на исходе XX века, и было бы наивным полагать, что в обозримом будущем удастся его преодолеть. Все это является питательной средой и благодатной почвой для зарождения, распространения и развития деструктивных тоталитарных сект».1

Здесь следует еще добавить такой серьезный нюанс, как юридическая безграмотность основных масс населения страны, в число которых, естественно, входят и чиновники. В то время как проповедники новых религиозных движений очень серьезно готовятся к дискуссиям на базе существующего законодательства. В частности, наиболее часто в защиту новых религий приводятся следующие выдержки из Конституции РФ[8] :

  • • в Российской Федерации признается идеологическое многообразие (ст. 13);
  • • Российская Федерация - светское государство (ст. 14);
  • • никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (ст. 14);
  • • религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (ст. 14);
  • • государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности (ч.2 ст. 19);
  • • каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или

совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст.28);

  • • не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая религиозную ненависть и вражду, запрещается пропаганда религиозного превосходства (ч.2 ст.29);
  • • каждый имеет право на объединение, никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем (ст.30);
  • • гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой (ч.З ст.59).

Однако в Конституции РФ есть и другие статьи, в которых заложены ограничения на бесконтрольную деятельность харизматических и экстатических культов:1

Ст. 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства»;

Ст. 13 ч. 5: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни»;

Ст. 14 ч. 2: «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом»;

Ст. 17 ч. 3: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц»;

Ст. 29 ч. 2: «Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства»;

Ст. 55 ч. 3: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Текст Конституции отражает общепринятую государственную позицию, но слишком общими словами, а закон «О свободе вероисповеданий» от 25.10.1990 г. очень многие правовые нюансы оставил без внимания. В частности, исключительное право определять, являются ли религиозными то или иное учение и практика, закон предоставляет самим адептам этих учений. Это позволило многим организациям деструктивного характера продолжать сотрудничество с образовательными структурами, поскольку они не были зарегистрированы как организации религиозные. Более того, если в своей деятельности данное объединение не употребляет термин «религиозный», его деятельность может быть рассмотрена и как светская, и как культурная.

Подобная правовая ситуация привела к тому, что уже к середине 90-х годов XX века власть подготовила и приняла ряд законов, ограждающих граждан от нетрадиционных религиозных течений. К числу важнейших базовых законов относится Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», вступивший в силу 1 октября 1997 года. Он принципиально отличается от действовавшего ранее Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий», принятого еще в 1990 году, при существовании СССР.

В частности, в законе от 1997 года существенным образом был изменен порядок создания религиозных организаций, сокращен крут лиц, способных быть учредителями и участниками местной

1

религиозной организации. Право на учреждение местной религиозной организации было признано только за российскими гражданами. Иностранные граждане и лица без гражданства могут являться только участниками религиозной организации, причем при условии их постоянного проживания на территории Российской Федерации.

Законом также введено новое понятие - религиозная группа, которой признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. С одной стороны, это положение закона дало возможность религиозным объединениям легально действовать без государственной регистрации.

Помимо Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», на федеральном уровне в общей сложности действует свыше 100 нормативных правовых актов, в которых в том или ином аспекте упоминаются вопросы свободы совести и деятельности религиозных объединений.

Здесь следует перечислить основные акты законодательства федерального масштаба и постановления Правительства РФ, касающиеся религиозной деятельности различных организаций.1

Документы Государственной Думы

  • • Федеральное Собрание - Парламент Российской Федерации -Государственная Дума. Аналитическое управление. Аналитический вестник. Религиозная экспансия против России. Серия: Оборона и безопасность. Подробный сборник, подготовленный в Аналитическом управлении ГД об активности деструктивных сект в России;
  • • Постановление Государственной Думы Российской Федерации «Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «К Президенту Российской Федерации об опасных последствиях воздействия некоторых религиозных организаций на здоровье общества, семьи, граждан России» от 15 декабря 1996 г.;

Обращение Председателя фракции ЛДПР В.В.Жириновского от 13 ноября 1996 г. к депутатам Государственной Думы в связи с рассмотрением во втором чтении проекта Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «О свободе вероисповеданий»;

Информационное сообщение депутата Государственной Думы РФ Н.В.Кривельской от 31 октября 1997 г. о религиозной экспансии на Дальнем Востоке южнокорейских религиозных организаций.

Документы Минздрава

Информационный материал «К докладу о социальномедицинских последствиях воздействия некоторых религиозных организаций на здоровье личности, семьи, общества и мерах обеспечения помощи пострадавшим», 1996 г.;

Приказ Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации от 19.06.1996 г. №254 «Об отмене «Методических рекомендаций «Программа детоксикации»;

Приказ Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации №245 от 13 июня 1996 г. «Об упорядочении применения методов психологического и психотерапевтического воздействия»;

Приказ Министерства здравоохранения России от 30 октября 1995 . №294 «О психиатрической и психотерапевтической помощи»;

Приказ Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации №321 от 20 августа 1996 г. «Об упорядочении применение методов воздействия на психическое здоровье детей и подростков».

Документы МВД

Докладная записка начальника милиции общественной безопасности заместителя начальника ГУВД г. Москвы генерал-майора милиции В.Д. Киселева управляющему делами Мэрии г.Москвы Шахновскому В.С. №70/198 от 21 февраля 1995 г. на №4-19-2485/5 от 1 февраля 1995 г.;

  • • Решение Совета министров внутренних дел государств-участников Содружества Независимых Государств о взаимодействии в борьбе с правонарушениями экстремистского характера, совершаемыми на религиозной основе;
  • • Справка Министерства внутренних дел о деятельности в России некоторых иностранных религиозных организаций (по материалам МВД, ФСБ, Генеральной прокуратуры, Минсоцзащиты, Минздрава России).

Документы Министерства образования

  • • Приказ Министерства образования России №47/20-11п от 19 марта 1993 г. «О светском характере образования в государственных образовательных учреждениях Российской Федерации»;
  • • Приказ заместителя Министра общего и профессионального образования Российской Федерации В.Д. Шадрикова от 18 октября 1996 г. №17-36-37/17-22 «О соблюдении законодательства Российской Федерации о свободе вероисповеданий в системе государственных и муниципальных учебных заведений»;
  • • Приказ Министерства образования Российской Федерации от 5 февраля 1996 г. №47 «О мерах по выполнению решений Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации».

В этот же ряд, по моему мнению, следует включить и документы религиозных организаций, направленные против деструктивных сект, возбуждения религиозной вражды и вторжения сект в систему образования. Что примечательно, представители различных конфессий в данном вопросе практически единодушны:

  • • Определение юбилейного Архиерейского собора Русской Православной Церкви (Москва, 2000 г.) «Об основных принципах отношения русской православной церкви к инославию»;1
  • • Обращение Российского Объединенного Союза Христиан Веры Евангельской от 29 ноября 2000 г. к Священному Синоду, архиереям, клирикам и мирянам Русской Православной Церкви; 1

URL:http://stolica.narod.ru/indexr.htm - сайт Религиозная безопасность России

  • • Письмо председателя Российского Объединенного Союза Христиан Веры Евангельской С.В. Ряховского от 1 декабря 2000 г. Председателю Московского комитета образования Л.П. Кезиной;
  • • Письмо пастора Евангелическо-лютеранской общины Св. Петра и Павла в г. Москве Д.Р. Лотова от 20 ноября 2000 г. Министру общего и профессионального образования России В.М.Филиппову.

В очередной раз повторимся, что в правовом поле РФ не существует понятия «секта». Оно носит чисто религиоведческий характер. В законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорится о религиозных организациях и религиозных группах, действующих на территории РФ. Что касается проверки, то для выяснения, является та или иная организация религиозной, существует институт религиоведческой экспертизы. Если существуют опасения, что какая-либо организация занимается противоправными действиями (мошенничество, проституция, насильственное удержание в группе и т.д.), необходимо обращаться в органы прокуратуры. Однако стоит быть готовым к тому, что доказать факт преступной деятельности будет непросто.

По официальным данным, которые представлены в Государственном реестре юридических лиц, по состоянию на 1 июня 2005 г. в стране насчитывалось 21800 зарегистрированных религиозных организаций, принадлежащих к 68 религиозным течениям. Кроме того, значительное число религиозных групп осуществляло и продолжает осуществлять свою деятельность без государственной регистрации, не получая статуса юридического лица, что допускается законом.[9]

Председатель Комитета по спасению молодежи Т.П. Кушнирская считает, что в секты идут люди с определенными психологическими недостатками. По мнению В.А. Ливцова - исследователя религиозной безопасности - секты вербуют самую талантливую, активную, ищущую молодежь, которая могла бы стать опорой любого государства, а потом грабят их физически и психически,

эксплуатируют их.1 Система манипулирования и контроля сознания у этих структур настолько отработанная, что практически никто не застрахован от втягивания в них.

Это и постоянные музыкальные прославления, молодежные собрания, лагеря, домашние группы - то есть все то, что языком современной молодежной субкультуры принято называть словом «тусовка». Такая яркая внешняя сторона привлекает немалое число молодых людей с совершенно разными интересами. Как правило, это студенты и школьники, учащиеся колледжей и училищ. По статистике Комитета по спасению молодежи на 1997 г. в секты было вовлечено до 3-5 млн. человек, из которых 70-80% молодежь.[10]

Постоянное навязчивое общение, к которому пришедший с улицы человек достаточно быстро привыкает, - вот что удерживает в секте молодежь. Практически с самого начала новый член секты попадает в самую гущу повседневности религиозной группы, ему предлагают участвовать в подготовке каких-либо мероприятий, давая чувствовать ему собственную значимость, и одновременно, давая понять, благодаря кому и чему он якобы открывает в себе новые способности. В самые короткие сроки человек становится убежденным адептом.

Рассматривая данный аспект привлекательности нетрадиционных религиозных объединений для молодежи, следует упомянуть и о том, что ортодоксальная церковь иногда сама создавала препоны для интересующихся. Не раз, заходя в православный храм, можно наблюдать картину, когда пожилые прихожанки и работники, агрессивно одергивают человека, который, возможно, впервые в жизни зашел в Церковь и вряд ли знает правила поведения в данном месте. Есть большая вероятность, что после такого «теплого» приема желание пообщаться с Богом в храме у него пропадет. Напротив, руководители новых религиозных движений, арендующие для своих проповедей кинотеатры, концертные залы, кафе, вне зависимости от

внешнего вида пришедшего, будут готовы с ним общаться, лишь бы тот присоединился к их движению.

Религиозные поиски современной российской молодежи не ограничиваются сферой духа. Во многом они связаны с потребностью в общении с единомышленниками, в том числе и в религиозной общине. На фоне традиционных религий, их забюрократизированных иерархических структур появляется возможность выбора новых культов и религиозных организаций, которые на первых порах сулят создать адептам атмосферу сопричастности, общности, коллективного сопереживания интимно-сакральных чувствований и верований, некой запредельности, трансцендентальное™. Этот процесс и открыл шлюзы для проникновения в сознание людей языческой мистики.1

Социологические опросы 1993 и 1996 гг. выявили еще одну деталь: молодежь показала достаточно высокие знания в области специальных эзотерических терминов, которыми пользуются в своей практике только убежденные мистики. Знание подобных вещей свидетельствует о грамотности молодежи в оккультной теории и практике. Знания есть более серьезный фактор, чем слепая вера во что-то. Это приводит человека к желанию совершения какого-либо ритуала, что не всегда является социально необходимым, а скорее наоборот, социально опасным. Совершенно очевидно существование и психосексуального аспекта мистицизма. Например, магическая практика позволяет снять запреты и преграды в удовлетворении сексуальных потребностей. Магия представляет большой простор для подобных занятий. Таким образом, сексуально-половой аспект мистики играет конкретную роль в деле приобщения молодежи к миру магии.

Вместе с тем существует и альтернативный мистический принцип, касающийся половой сферы. Это принцип отречения от земных, плотских радостей. В случае подавления своих сексуальных чувств, молодой и здоровый человек начинает чувствовать неудовлетворенность, ущемленность, неполноценность. Некоторая часть молодых людей, видя в культовых ритуалах нечто запретное из половой сферы, стремится приобщиться к мистическому, в первую очередь через новые религиозные движения магического характера.1

В большинстве случаев непосредственно религиозный аспект очень часто отодвигается на задний план. Поэтому в молодежных группах не так много тех, кто готов вступить в полемику. Среди молодых людей, состоящих сегодня в малых религиозных группах, немалое число и тех, кто в недавнем прошлом был наркоманом. Однако, по мнению экспертов, не стоит заблуждаться, что произошло чудесное исцеление, избавление от зависимости, поскольку зависимость от наркотика просто трансформировалась в зависимость от новой религии.[11]

В число подверженных влиянию новых религиозных движений, кроме молодежи, также подпадают и другие социальные группы. Прежде всего, это т.н. «отчужденные» социальные слои, неспособные в условиях рутинной работы найти применение полученному образованию и в то же время переоценивающие уровень последнего. Это более всего характерно для людей с узкоспециальным высшим образованием, занятых в сфере «сервисной» экономики, особенно на работе в «офисах». Им новые религиозные движения предлагают духовную и интеллектуальную самореализацию, полнокровную, проникнутую высшим смыслом и отличную от других жизнь. Отсутствие же систематических гуманитарных познаний способствует некритическому восприятию нестандартной религиозности, доверчивому поиску «нового».

Естественно, в орбиту воздействия новых и нетрадиционных религиозных групп попадают и люди, страдающие неизлечимыми и хроническими заболеваниями, надеющиеся на чудесное исцеление, матери-одиночки с невысоким достатком, безработные, т.е. люди, потерявшие опору в жизни и не надеющиеся на помощь государства. Большое внимание религиозных проповедников привлекают также люди, трагически потерявшие родных и близких, поскольку вера в загробное существование и бессмертность души для данной

категории людей очень важна. Не менее внушаемы и представители обеспеченной части населения, пресытившиеся своим обычным образом жизни и находящиеся в поисках некоторой «остроты». В качестве примера можно вспомнить голливудского актера Тома Круза - активного участника и проповедника сайентологического движения.

Лидеры подобных организаций сегодня вполне успешно делают все, чтобы отгородить своих последователей от внешнего мира. Существует своя музыка, своя художественная литература, свой молодежный сленг, практики молитвенных башен (так называемая круглосуточная молитва, которая разделяется на молодых людей, обязанных в течение часа независимо от времени суток посвятить этой молитве). Попадая в этот круг, молодой человек проецирует все события своей жизни на эту новую реальность, закрывшую, но не исправившую, его прошлые проблемы. Жизнь в закрытом пространстве - так определяется многими из тех, кто смог уйти из секты, то время, которое ими было проведено в сектантской группе.

В декабре 2010 г. РАЦИРС (Российская ассоциация центров изучения религий и сект) решила начать новый проект - публикацию списка известных организаций, сотрудничающих с тоталитарными сектами. Сотрудничество может состоять в «деловом» партнерстве, а также может быть и более плотным - вплоть до того, что фирма является структурным подразделением секты. Данный список только формируется, но заслуживает серьезного внимания факт наличия в нем 5 организаций системы образования (детские сады, образовательные центры), см. пункты 10, 11, 17, 20, 21 и центр социальной адаптации «Эдельвейс» под п. 31.1

Рассматривая секты по принципу их влияния на общество, православные критики новых религиозных движений говорят о трех концентрических кругах. Первый из них - центральный - состоит из руководителей сект, сектантских функционеров, экстрасенсов, целителей, астрологов, прорицателей, колдунов, учителей восточных боевых искусств, шаманов и т. п. - словом всех, кто зарабатывает на этом деньги. Во всяком случае в России он исчисляется сотнями тысяч человек, что на порядок выше числа православного духовенства. Следующий за ним круг - это «жертвы сектантства», полностью отдавшие себя тому или иному культу. Этот круг, наоборот, меньше, чем кажется многим, ибо число членов одних сект постоянно пополняется за счет членов других: разочаровавшись в том или ином учении или лидере и, не получив необходимой поддержки, сектант зачастую переходит к другому. И, наконец, третий - самый широкий - круг состоит из людей, отчасти затронутых учением секты: посещающих ее семинары «для внешних», участвующих в ее мероприятиях, оказывающих ей информационную или материальную поддержку, обращающихся к экстрасенсам, консультирующихся у астрологов, почитывающих «интереса ради» оккультную литературу, ит. п. Из третьего круга пополняется круг второй. Этот же круг, члены которого составляют громадный процент современного нашего общества, и создает «ту мутно-оккультную атмосферу духовной всеядности и вседозволенности, в которой столь легко и быстро плодятся самые чудовищные сектантские бредни и извращения».1

Исходя из наличия этих трех кругов, православный сектолог А.Л. Дворкин разработал три главных аспекта антисектантской деятельности:

  • 1. Профилактика-просвещение. Расцвет сектантства во многом связан с духовной непросвещенностью, с отсутствием элементарной религиозной культуры. Следует отметить чрезвычайное значение развития и расширения приходской общинной жизни, в частности, всех ее форм, связанных с молодежью, на которую в первую очередь направлены вербовочные усилия сектантов.
  • 2. Реабилитация бывших членов сект. В данном виде деятельности особое внимание следует уделять каждому конкретному адепту, которого можно вернуть к нормальной жизни. При этом, однако, большинство реабилитационных работ приходится проводить после неудачных массовых акций, как это было в ноябре
  • 2007 г. в Пензе, когда группа верующих забаррикадировалась в пещере, в ожидании конца света.1
  • 3. Противостояние собственно сектантским объединениям и их функционерам. Тут можно выделить два аспекта: «разоблачительный» и юридический. «Разоблачительный» аспект смыкается с первым пунктом данной части, поскольку достаточно большое количество харизматических лидеров в своей дорелигиозной жизни имели проблемы с законом, особенно в советский период. Юридический аспект состоит во влиянии на текущее законодательство и практику государственного управления, с целью предотвращения сотрудничества госорганов с сектантскими обществами и ради гарантий основных прав человека (на жизнь, собственность, охрану материнства и детства, на образование, на выбор места жительства, рода занятий, на право свободного выбора супруга(и) и т. п.) от агрессивных посягательств «тоталитарных» сект.

Как отмечалось в официальных церковных документах, общество имеет право требовать вмешательства государства в религиозную практику, (которая может допускать добровольный отказ человека от своих прав) в тех случаях, когда нарушается принцип добровольности, имеют место насилие, обман или умышленное введение в заблуждение. В частности, ныне действующий гражданский кодекс России позволяет требовать расторжения сделок, совершенных лицом, умышленно введенным в заблуждение, а также аморальных сделок.[12]

Любая антисектантская деятельность должна основываться на глубоком знании сектантских учений, организации и практики. Для этого, как указывал тот же А.Л. Дворкин, необходимо воспитание православных специалистов, способных грамотно и квалифицированно изложить учение секты и показать его несовместимость с православием. В противостоянии «тоталитарным сектам» и «прозелитствуюшим группам» можно и должно, по

мнению структур РПЦ, пользоваться поддержкой других традиционных религий, организовывать вместе с ними совместные акции и согласовывать совместную позицию, например, для заявлений в государственные органы.[13]

Таким образом, Русская Православная Церковь разрабатывает целостную стратегию противодействия прозелитизму новых религиозных движений. В то же время это во многом односторонние усилия, не пользующиеся достаточной поддержкой государства и светского экспертного сообщества.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы:

  • 1. Активно и агрессивно культивируемый в советский период атеизм за более чем 60 лет своего существования дал определенные всходы и вырастил несколько поколений людей, не ориентирующихся в религиозных доктринах. Общая религиозная безграмотность отвратила часть населения от традиционных религий в пользу новых.
  • 2. Неконтролируемый информационный поток, обрушившийся неподготовленное население в 80-90 гг. XX в., наложился на психологические аспекты: желание найти опору в сверхъестественном, которое чудесным образом смогло бы остановить распад привычной действительности. Таким образом возникает проблема религиозной безопасности страны и общества, которая на смене эпох могла слишком серьезно повлиять на развитие событий в их историческом целом.
  • 3. Религиозное многообразие, поразившее территорию нашей страны в эпоху перестройки и в постсоветский период, базируется, в первую очередь на том факте, что православие не только не является государственной религией, но даже не воспринимается значительной частью людей как единственный путь к Богу. После семидесяти лет правления атеизма общество в значительной своей части проявляет духовную дезориентированность. Даже многие из тех, кто называет себя православными, на самом деле исповедуют эклектику из часто

взаимоисключающих восточных концепций, астрологии, язычества, магизма, при формальном соблюдении православных обрядов.

  • 4. Протестная психология молодежи впервые за более чем полвека получила реальную возможность озвучить свои претензии к старшим поколениям. Уже к концу 1980-х годов молодежь перешла в стадию агрессивного неприятия опыта предыдущих поколений, обвиняя их, и не всегда неоправданно, в тех бедах и той бытовой и психологической неустроенности, с которыми столкнулось наше общество. Для многих людей, родившихся на стыке 70-80 годов, культура андеграунда становится той путеводной звездой, которая способствовала расцвету в нашей стране новых культов.
  • 5. Юридическая безграмотность основных масс населения страны, в том числе и государственных служащих, приводит к официальному разрешению деятельности на территории России сект, признанных мировым сообществом «тоталитарными» или деструктивными. При этом проповедники новых религиозных движений очень серьезно готовятся к дискуссиям на базе существующего законодательства.
  • 6. В законодательной базе Российской Федерации существуют значительные лакуны и некорректные формулировки, позволяющие различные трактовки пунктов законодательства. Данный факт позволяет религиозным объединениям, признанным уже в нашей стране деструктивными, немного изменив формулировки уставных документов, продолжать свою деятельность.
  • 7. Согласно Конституции РФ, все религиозные объединения равны перед законом (православные, католические, исламские, буддистские, иудейские, евангелические и все остальные); ни одна из религий не может быть признана официальной (главной, важнейшей); государство запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности; не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая религиозную ненависть и вражду. Наряду с федеральным законодательством более чем в 10 субъектах Российской Федерации действуют собственные законы о реализации свободы совести и вероисповедания. Все они в разное время приводились в соответствие с федеральным законодательством. Однако сделано это было во многом формально и непоследовательно.

  • [1] 2 См.: Российская Православная Церковь в современное время (1917-1991). T.l. М., 1995. С.195. 3
  • [2] См.: Алексеев С.В., Королев А.А. Новые религиозные движения. Уч.пособие. M., 2004, С. 87. 2 См.: Одинцов М.И. Русская православная церковь в XX веке: история, взаимоотношения с государством и обществом. М., 2002. С.48-49.
  • [3] НЛО и религия - кардинальный перелом. URL:http://xstyles.ru/razmyshlenie/247-nlo-i-religija-kardinalnyjj-perelom.html сайт Журнала научной фантастики 2 Alnor W.V. In the Soviet Union, a Growing Psychic-Occult Revival J. “News Watch”. 1990, P. 5. 3 См.: Агеенкова Е.К. Социально-психологические аспекты распространения неокультов в современном обществе. URL:http://www.sektoved.ru/articles.php?art_id=49 — Сектовед.ру.
  • [4] См.: Маслова И.И. Вероисповедная политика в СССР: поворот курса (1985-1991 гг.). М., 2005, С.43. 2 Записка идеологического отдела ЦК КПСС «О политике КПСС в религиозном вопросе в современных условиях». 06.08.1991. URL:http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/l 000372 - Альманах. «Россия XXI век» 3 Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. Глава 14. Успех манипуляции сознанием в годы перестройки § 1. Перестройка: главные удары по системам защиты от манипуляции URL:http://www.kara-murza.ru/books/manipul/manipul56.htm
  • [5] См.: Агсснкова Е.К Социально-психологические аспекты распространения неокультов в современном обществе.. URL:http://www.sektoved.ru/articles.php?art_id=49 - Сектовед.ру. 2 Независимая газета. 1997. 27 июня.
  • [6] ’Протоиерей Димитрий Полохов. Говорят ли сектанты на иных языках. Саратов, 2006. С.З. 2 Там же. 3 URL:http://www.kuraev.ru/ - миссионерский портал диакона Андрея Кураева
  • [7] См.: Батыгин А., Паклин Н. О любви не кричат.//Российская газета. 1997. 23 апреля.
  • [8] См.: Дворкин А.Л. Типология сектантства и методы антисектантской деятельности Русской Православной Церкви. Миссионерское обозрение. 1997 г. №1. 2
  • [9] 2 URL:http://www.sektoved.ru/articles.php/ - Сектовед. ру. Сайт о сектах, лжеучениях, и деструктивных культах 3 См.: Открытое письмо Б.Н. Ельцину от комитета по спасению молодежи. URL:http://www.fido7.net/cgi-bin/forumm.fpl?user=vdod&num= 108
  • [10] См.: Королев А.А., Ливцов В.А. Религиозная безопасность России: история, тенденция проблемы. М., 1997. С. 148. 2
  • [11] См.: Волков C.H. Неомистицизм в современной молодежной среде: социально-философский анализ. Автор, диссертации... кандидата философских наук. М., 1996, С. 14, 16./А.А. Королев, В.А. Ливцов. Религиозная безопасность России: история, тенденция проблемы. М., 1997. С. 168-169. 2
  • [12] URL:http://kp.ru/daily/24010.4/84804/ - сайт газеты «Комсомольская правда» 2 См.: Определение юбилейного Архиерейского собора Русской Православной Церкви (Москва, 2000 г.) «Об основных принципах отношения Русской Православной Церкви к инославию» на сайте URL:http://stolica.narod.ru/indexr.htm
  • [13] См.: А.Л. Дворкин. Типология сектантства и методы антисектантской деятельности Русской Православной Церкви Миссионерское обозрение. 1997 г. №1.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >