ПРЕДИСЛОВИЕ

Существующая архитектура мировых финансов сегодня обновляется не только новыми участниками, но и востребованными подходами в области финансирования и кредитования различных экономических субъектов: от малого и среднего бизнеса до транснациональных корпораций в стадиях их дальнейшей концентрации и монополизации глобальных рынков через создание стратегических альянсов и очередных волн слияний и поглощений.

Именно конкуренция и борьба за дешевые и длинные деньги, которые должны не только оборачиваться, но и приносить требуемую прибыль своим владельцам, минимизируя риски их глобального обращения и позволяя перераспределять доходность различных секторов мировой экономики через распределение процессов как самой глобализации, так и противостоящей им регионализации. Сама регионализация неоднородна и процессы альтерглобализации приобретают все более выраженный территориально и национально ориентированный характер.

Заявленная и пропагандируемая модель интеграции между странами то же подвергается существенной коррекции, что показали выборы в Европарламент. Сам Брексит породил химеру Фрексита и битвы национальных образований за право на самоопределение (Бельгия и Испания, например) и евроскептики вместе с национально ориентированными депутатами должны не только доработать основные пункты Лиссабонского соглашения, но и четко прописать понятные для всех правила сосуществования стран ядра и периферии в самом Евросоюзе. Ибо нарастающая аморфность последнего, утрата национального суверенитета стран Шенгенской зоны и передача решений от имени входящих в эту зону государств на уровень наднациональных структур совместно с наплывом мигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки порождает хаотические и мало контролируемые модели совместного существования меняющего этнического и культурного состава нарождающейся новой Европы. Крах же политики мультикультурализма, замешанный на этническом и религиозном факторе, анклавно-сти живущих мигрантов, не поддающихся в большинстве своём традиционным европейским ценностям, неспособность их европеизироваться, мусульмунизация и размывание основных канонов христианской веры приводят к возникновению различных полюсов силы и концентрации напряжения внутри европейского континента. Следствием этого процесса угнетения самосознания Европы через различные скорости адаптации и разнонаправленности задач и принимаемых на их основе решений, приводят страны одного из самых значимых интеграционных объединений (более полумиллиарда граждан) к утрате главенствующей роли столицы эпохи Возрождения и международного права, смещению финансовых и торговых интересов в страны АТР, Азии и Африки. Закат «золотого миллиарда» начинает опровергать англосаксонскую модель управления миром, доводит до логического завершения фазу дальнейшего ассимилирования метрополиями своих ранее приобретенных колоний, которые более живучи и более жизнеспособны, более молоды и менее отягощены проблемами цивилизационного выбора.

Поэтому родина всех финансовых институтов, хеджируя растущий маховик неопределенности как самих рынков, так и дальнейшего пути развития человечества, противодействуя экологическим потрясениям и затянувшейся демографической зиме ищет новые возможности распределения рисков через новые институты и механизмы кредитования и сохранения контроля над ведущими мировыми валютами, пытается все более закабалить развивающиеся страны через дальнейшее навязывание института ссудного процента, нарождающегося нового золотонаполненного стандарта и сдувания рыночных пузырей на периферию, колониально контролируемую финансистами из Сохо или Уолл-стрита.

Параллельно этому происходит вымывание каркаса институтов международного права и ослабление роли ООН, как гаранта Постдам-ско-Ялтинской миросистемы, дальнейшее размытие принципов госу-правления на основе Вестфальского мироустройства. Особенно опасны тенденции подмены национального суверенитета интересами глобальных ТНК, способных и далее преобразовывать национальные экономики в закрытые рынки, лишенные перспективного доступа к честной и равной для всех конкуренции, - через применение института санкций, через использование экономических реторсий и репрессалий, через автаркию национальных рынков и торговых эмбарго внутри ранее созданных глобальных торговых союзов.

Подмена существующих понятий и усложнение доступа равнозначных игроков к мировым деньгам, сокращение кредита и падение рентабельности создаваемой инновационной экономики, её дальнейшая криминализация, растущий теневой сектор, продолжающаяся скудость полезных ископаемых и усиление конкуренции между экономическими субъектами на рынке, кластеризация регионов и противостоящий им практически полный контроль ТНК на некоторых рынках и в глобальных отраслях, падение качества государственного управления и контроля государства за рынками, - всё это реалии третьего тысячелетия, которые ещё предстоит изучить, понять и найти механизмы конвергенции и выживания для всех национальных субъектов.

Очевидно, что сценарии дальнейшего развития мирового рынка капиталов будет требовать более широкой линейки услуг, в частности, уже это проявляется в появлении криптовалют и создании нового типа платежных систем, в создании резервных процессинговых центров и контроля биллинга передачи данных через национальных операторов заставляет государство более плотно общаться с отечественным бизнесом, исходя из интересов национальной безопасности и в попытке выработки приоритетов дальнейшего научного и экономического развития.

Ещё один вызов постиндустриального мира - 6-ой технологический уклад с элементами искусственного интеллекта. Машина, лишенная эмоций и фантазии, пока единственное, в чем она пока не догнала человека определяет дальнейшее развитие производственных сил и производственных отношений. Поэтому быстро таящий повсеместно средний класс и дальнейшая люмпенизация населения планеты, с одной стороны, и дальнейшая концентрация капиталов между богатыми и очень богатыми гражданами, с другой стороны, опять разворачивает мир к череде потенциальных потрясений, пробуждению идей национализма, богоизбранности, шовинизма и нацизма, поляризуют страны по принципу «свой» - «чужой» и раскалывает общества не только по линии социума «богатый» - «бедный», но и по экзистенциальному признаку, - есть возможность выжить или обречен на вымирание.

Введение искусственного интеллекта в классовую борьбу в виде суррогата и подмены прав работника, - ИИ не болеет, не требует ни зарплаты, ни социальных льгот, ни отпусков, ни нормирования рабочего времени и ограничения трудового дня, - создает прецедент турбулентности утечки не только мозгов и капиталов, но и потенциально возникающих спонтанных зон, свободных от человеческого участия в созидательном труде. При массовости данного явления будет способствовать не только дальнейшей маргинализации со стороны участников рынка труда, но и переведет конфликт на уровень личности и машины, что на следующем витке технологической эволюции полностью изменит расклад в пользу ИИ.

Правовой нигилизм данного вопроса, разделение мира на господ и обслугу, поиск избранных и полное отстранение невостребованных через поголовную чипизацию и цифровизацию граждан из реальных процессов глобальной экономики приведет к процессам угасания человеческого вида с одной стороны, и попыткам качественно новой евгеники (управляемая селекция, полезные мутации, создание организмов с заранее заданными свойствами и заложенными в них полезными качествами и т.д.) для людей будущего, с другой.

Существующий же фактор террора от организаций и сетевых ячеек до государственно стимулируемых и признаваемых в мире сил сопротивления (например, созданные американцами в Сирии террористические группировки повстанцев) позволит политикам будущего более четко манипулировать сознанием масс и применять любые законы, ограничивающие права конкретной личности в угоду спасения общества от потенциального террора (например, теракт в Нью-Йорке 11-ого сентября, 2001 г. и последовавший за ним Патриотический Акт).

Поэтому новые механизмы кредита и финансовая архитектура мира, находящаяся под воздействием ранее перечисленных факторов должна, кроме безопасности, стабильности, достаточной дешевизны и эффективности, обладать контролем со стороны глобального сообщества, иметь понятные для всех правила игры и потенциал общей эволюции, приемлемый для каждого государства и глобальных финансовых институтов.

Одним из лидеров смещения акцентов новых финансовых и энергетических потоков становится АТР, который исследован в статьях авторов с точки зрения усложнения технологических процессов и все более тесной кооперации и интеграции участников МЭО и МРТ.

Авторы постарались ответить на вызовы глобальных преобразований с точки зрения гносеологического подхода дискретности глобальных рынков, их взаимной проникаемости и регулируемости не только на основании закона Сэя и спроса и предложения, но и их постоянной усложняемости, выходе на адресный уровень наноэкономи-ческого воздействия - индивидуума с платежеспособным саморегули-руемым восприятием окружающей его реальности. Именно она сегодня определяет размытую границу реальных задач выживания и улучшения качества уровня жизни через соревнование моделей современных урбанистических сообществ и нарождающейся экономики сетевых акторов электронного управления, ставит и потребителя, и производителя товаров и услуг в сложные конвергентные потоки нерегулируемых благ, наркотически раздражающих рецепторы деградирующей техногенной цивилизации. Виртуальность покупок и их реальная необходимость определяются маркетологами и рекламодателями нового уровня, что делает сам анализ более увлекательным.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >