КОРПОРАТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Когнитивное моделирование базовых факторов корпоративного управления в РФ

На основе мировых трендов корпоративной отчетности «стандартизации» и «математизации» управленческих решений в статье рассматривается качественная специфика основных факторов развития корпоративного управления в РФ. Применение нечетких когнитивных карт в дополнение к когнитивной матрице придает наглядность и визуализацию слабоструктурированным факторам, позволяя с разной степенью детализации их систематизировать как целевые, управляемые, промежуточные, способствующие и препятствующие. Среди 35 факторов, влияющих, по мнению российского научного сообщества, на качество корпоративного управления, по результатам когнитивного анализа к доминантным факторам взаимного диссонанса можно отнести следующие: 1) неэффективная система менеджмента качества; 2) высокие трансакционные издержки взаимодействия участников корпоративного управления; 3) сокрытие существенной информации; отсутствие четкого разделения функций контроля и управления акционерной собственностью; 4) низкий уровень жизни населения; 5) низкая организация мониторинга и контроля в перераспределении ресурсов компании. В статье сделан вывод, что инструменты когнитивного моделирования дают возможность получать качественную информацию, повышающую уровень обоснованности и интегрированности управленческих решений в сфере слабоструктурированных параметров корпоративного управления.

Глобальный вектор и основные тренды изменения качества корпоративного управления

Глобальные тренды корпоративного управления, связанные с усилением роли различных стейкхолдеров, изменяют не только ландшафт взаимодействий основных участников корпоративных отношений — акционеров, членов совета директоров, топ-менеджеров, но также влияют на процессы принятия и реализации стратегической деятельности фирмы на основе разнообразных инструментов управления корпоративными рисками, учитывающих значимость организационной бизнес-модели компании, ее влияния на экологию и общество в целом.

Мировой переход к интегрированным формам корпоративной отчетности дает мощный толчок процессам конвергенции национальных моделей корпоративного управления, а также необходимости «тонкой настройки» системных параметров внутренних и внешних механизмов корпоративного управления.

В то же время различия в механизмах реализации корпоративных моделей на национальном, региональном и единичном уровнях через «сетку» единых факторов интегрированной корпоративной отчетности, как правило, нивелируются.

В свою очередь, качественные слабоструктурированные факторы корпоративного управления, связанные с ментальными моделями участников корпоративного управления, с различной степенью достоверности корпоративной информации, с различной логикой обоснования устойчивых стратегий компании, различными способами организации корпоративного учета, наконец, с различными уровнями реализации «агентской проблемы» и оппортунизма топ-менеджеров требуют применения когнитивных методов моделирования, позволяющих систематизировать знания о данных факторах в их взаимосвязи и взаимодействии.

С этих позиций возникает необходимость рассмотрения специфики российской модели корпоративного управления через призму когнитивного инструментария с учетом информационных тенденций развития корпоративной отчетности. Исследованию этих вопросов и посвящена данная статья.

Процессы информатизации корпоративной деятельности с каждым годом возрастают, а с учетом требований G3.1 (устойчивого развития) и международных стандартов интегрированной корпоративной отчетности объемы отчетов компании увеличились на порядок.

Если десять лет назад годовой отчет средней по размеру компании составлял 70—80 страниц, то сегодня годовой отчет «весит» 400—500 страниц информации, которую читают 1% инвесторов, а понимают не более 0,05% [1].

Колоссальные объемы неинтегрированной корпоративной информации «обесценивается» и для стейкхолдеров, акционеров и управленцев. Для неинтегрированной корпоративной отчетности характерны [2]:

  • — ретроспективный взгляд на деятельность и развитие компании (эффект «заднего зеркала» автомобиля при его движении вперед);
  • — информационная избыточность количественной и финансовой информации («переизбыток» рождает когнитивный диссонанс при обработке такой информации);
  • — отсутствие взаимосвязи разделов корпоративного отчета компании в ее финансовом, управленческом, экологическом и социальном аспектах;
  • — различная степень достоверности и значимости корпоративной отчетности для различных стейкхолдеров компании (отсутствие «сегментирования» корпоративной отчетности для разных групп стейкхолдеров — акционеров, будущих инвесторов, контролирующих органов, членов совета директоров и т.д.);
  • — неинтегрированность каналов доступа к корпоративной отчетности (для внутренних управленческих решений, онлайн, презентации для инвесторов, отчеты для контролирующих органов и других стейкхолдеров);
  • — отсутствие персонификации и важности корпоративной информации, с одной стороны, для компании, а с другой — для ее стейкхолдеров;
  • — низкая оперативность технологий подготовки и составления неинтегрирован ной корпоративной отчетности, низкий уровень визуализации, узкий круг доступа и т.д.

Наиболее значимым для создания предпосылок к переходу на интегрированные формы корпоративной отчетности можно считать 2013 г., когда согласованные действия ряда международных институтов способствовали формированию системных основ и институциональных условий распространения интегрированных форм корпоративной отчетности в рамках национальных моделей корпоративного управления [3].

Новый этап развития интегрированных форм корпоративной отчетности характеризуется стремлением к сбалансированности финансовой и управленческой информации, что проявляется в следующем:

  • — в нефинансовую отчетность добавлены показатели, отражающие величину полученной прибыли, уплаченных налогов на прибыль, полученных субсидий;
  • — оптимизация финансовой и управленческой информации в рамках отчетов об устойчивом развитии компании;
  • — усиление роли корпоративной ответственности компании при раскрытии информации о ее стратегических шагах, бизнес-модели, экологических и социальных последствиях хозяйственной деятельности, политике соблюдения прав человека и т.д.;
  • — совершенствование методик составления отчетов по устойчивому развитию компании с особым акцентированием внимания на существенности корпоративной информации и логистической согласованности цепочек поставок товаров;
  • — развитие интегрированных форм отчетности в секторе НКО, формирование «общих» интернет площадок для согласования интересов НКО, компаний и ее стейкхолдеров в сфере устойчивого развития.

В то же время следует отметить, что как в глобальном масштабе, как и в рамках каждой национальной модели корпоративного управления происходит неравномерный переход к интегрированным формам корпоративной отчетности. Так, в Европе на данные формы отчетности перешли около 50% корпораций, в России — 33%, в Азии — 9%, Африке — 17%, Австралии — 11%, в Южной Америке — 17%, в Северной и Центральной Америке — 6% [4].

Столь существенный разрыв в применении интегрированных форм корпоративной отчетности в региональном разрезе можно объяснить различным уровнем трансакционныых издержек взаимодействия участников корпоративных отношений в рамках каждой национальной модели. Чем ниже уровень трансакционных издержек взаимодействия участников корпоративных отношений, тем меньше процент применения интегрированных форм корпоративной отчетности.

Однако с ростом количества предприятий, перешедших на интегрированные формы корпоративной отчетности в каждой стране, уровень трансакционных издержек для «неприсо-единившихся» компаний будет возрастать, формируя внешние отрицательные экстерналии, тем самым экономически подталкивая фирмы к внедрению интегрированных форм отчетности.

Кроме того, более широкое внедрение интегрированных форм корпоративной отчетности, особенно в странах с развивающимися рынками и в странах БРИК, способствует формированию будущего стратегического плацдарма для конкурентных воздействий инвесторов из развитых стран.

В определенной степени мировые процессы стандартизации учетной политики компаний отражают потребность в создании «общего» когнитивного поля информационного взаимодействия фирм с внешней средой хозяйствования.

В то же время следует отметить, что существуют и определенные объективные границы эффективного внедрения процессов стандартизации хозяйственной деятельности компании, что связано с действием следующих факторов:

  • — во-первых, хозяйственная жизнь каждой компании наполнена множеством событий, и именно управленческая «фиксация» хозяйственного факта, оценка его риска, результативности и последствий для будущей конкурентной стратегии компании является важнейшей задачей интегрированной формы корпоративной отчетности. Но в «формате» стандартов, при применении однотипных методик оценок к разнокачественным событиям рискогенность события, которая неодинакова для акционеров, будущих инвесторов, менеджеров, может быть преуменьшена (или преувеличена); это в конечном счете способствует неадаптив-ности оценки события и возможности менеджерской манипуляции при обосновании «нового» фактора конкурентоспособности компании с далеко идущими последствиями для ее стейкхолдеров и акционеров [5];
  • — во-вторых, различные бизнес-процессы компании имеют различные издержки своего «отражения» на основе МСФО, поэтому нередки случаи, что затраты на «перевод» бизнес-процессов на язык стандартов может превышать эффективность их использования (отчетность ради отчетности) [6];
  • — в-третьих, формирование единообразно понимаемой учетной системы компании лежит не столько в сфере стандартов, сколько в сфере применения математического инструментария, способного преодолеть «лингвистическую» вариативность национальных систем учета, что обеспечит достижение нового уровня достоверности, доступности и интегрированности управленческой информации [7];
  • — в-четвертых, в рамках интеграции корпоративной отчетности необходима ее «специализация» и «сегментация» в зависимости от различных целей — стратегического, тактического и оперативного управления хозяйственными рисками с учетом возможных конфликтов при согласовании интересов участников корпоративного управления — топ-менеджеров, членов совета директоров, акционеров и стейкхолдеров компании [8];
  • — в-пятых, обеспечение качества управления рисками компании зависит от эффективности использования различных видов материальных и нематериальных ресурсов компании (финансовых, интеллектуальных, производственных, организационно-управленческих, интер-нет-ресурсов и т.д.), что требует применения широкого арсенала математических методик поддержки управленческих решений на основе имитационного моделирования, бизнес-интеллекта, экспертного оценивания и т.д. [9].

Таким образом, информационные тренды развития корпоративной отчетности в глобальном аспекте находятся на «вилке» двух направлений — первое связано с трендом «стандартизации» корпоративной отчетности на основе «рецептурности» стандартов обоснования управленческих решений, а второе— с прямо противоположным трендом «математизации» корпоративной отчетности на основе использования математического инструментария, способного преодолеть «лингвистическую» вариативность национальных систем корпоративного учета и более приспособленного к сложности управленческих задач корпоративного управления.

Методы когнитивного моделирования могут активно применяться и в рамках тренда «стандартизации» корпоративной отчетности для обоснования долгосрочной стратегии устойчивого развития компаний и в рамках тренда «математизации» систем поддержки управленческих решений корпоративного учета.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >