Раскопки грунтовых могильников

Задачи первоначального этапа раскопок, по мнению Д. А. Авдусина (1980, с. 114 и сл.), смыкаются с задачей разведок: прежде нужно оконтурить весь могильник, а на исследуемом участке выявить все могилы, не пропустив ни одной из них. Особенности поисков и раскопок погребений зависят от характера грунта, в котором они залегают. Полное выявление всех могил возможно лишь при условии удаления всего земляного пласта, лежащего над материком, что предполагает ведение раскопок как можно более широкими площадями. Данный прием позволяет исследовать максимально полно не только погребальные объекты, но и древние сооружения, которые оказались в пределах площади некрополя, далеко не всегда связанные с его функционированием.

В пределах раскопа слой должен сниматься до появления пятен, прослоек, вещей и сооружений по такому же принципу, как и при исследовании поселений — небольшими пластами по 5-15 см. За этим процессом должен внимательно следить научный состав экспедиции. Всю площадь надлежит вскапывать до материка. Все, что при этом будет найдено, оставляется на месте до полного вскрытия остатков в ширину и глубину, зачищается и заносится на особый план в масштабе 1:20 (или 1:10), фотографируется, описывается и только после этого убирается.

При раскопках в культурном слое очертания могильных ям проследить трудно, поэтому роль тщательной зачистки подошвы раскопа особенно велика. Нужно также иметь в виду, что на юге встречаются погребения, выкопанные в толстом слое древнего чернозема сразу под дерном, а могильные ямы в черноземе практически не видны.

Все изменения в структуре грунта, связанные с антропогенной деятельностью, фиксируются и нивелируются. Границы пятен, находки, сооружения должны наносится на план раскопа, масштаб которого зависит от площади раскопа (1:10, 1:20, при больших площадях — несколько тысяч квадратных метров — допустим масштаб 1:50 и даже 1:100). Этот план должен сопровождаться фасами профилей всех бортов (стенок) раскопа и наиболее характерными разрезами, которые установят связь между глав нейшими объектами, продольные и поперечные разрезы могильных ям также обязательны.

С открытых пятен сооружений (после установления границ) и находок для более полного понимания их значения, соотношения с другими объектами назначения лишний грунт весь удаляется (но при необходимости на месте остаются земляные останцы, на которых покоятся вещи и кости, так как их разбор может привести к разрушению выявленных объектов).

Начинать расчистку погребения лучше с одного из уголков ямы вдоль ее короткой стены, то есть поперек ямы. Это позволяет почти сразу определить уровень дна, особенно его формы, наличие остатков подстилки (плетенной циновки, шкуры и т.д.) или подсыпки мелом или отрой, не нарушая костяка погребенного, расположенного, как правило, в центре ямы и вытянутого вдоль нее. Расчищать дно следует ножом, щеткой, пульверизатором, выбрасывая грунт совком.

Охватывая всю ширину ямы, двигаясь от головы погребенного к его ногам, расчищают одновременно не только дно, но и кости погребенного и все предметы, встречающиеся на пути. Это могут быть не только сосуды с остатками сопровождающей пищей, но и детали одежды, украшения, различные культовые предметы, минеральные и органические включения. Наиболее часто артефакты находят около головы, рук, реже — возле ног погребенного.

Работая в могильной яме, не следует становиться на предполагаемые места положения костей погребенного и погребального инвентаря, топтаться на уже расчищенных местах дна. Очищать дно следует осторожно, чтобы сохранить малейшие следы подстилки, подсыпки, разрушенного погребального инвентаря. Очень хорошие результаты дает флотация — промывка могильного заполнения с целью поиска мелких артефактов, палеботанических и других материалов.

При расчистке сооружений некрополя и находок следует тщательно и аккуратно выявлять все их детали, фрагменты, не смещая их, чтобы установить положение, контуры и сохранность объектов, структуру и характер подстилающего и окружающего грунта. При расчистке артефакты и кости не должны сдвигаться, земля с них уда ляется весьма осторожно с помощью инструментов, которые позволяют проводить деликатную расчистку: ножом, скальпелем, ланцетом, медорезкой, мастерком (особенно для расчистки глинобитных сооружений), отверткой, шилом. Для удаления грунта удобны разовые пластиковые ложки и стаканчики. Выемку очень мелких предметов — бисера и т. п. — целесообразно производить пинцетом, губки которого для смягчения сдавливающего действия снабжены прокладкой из резинового ниппеля или кембрика. Для расчистки употребляются тонкие кисти для художественных работ, а также круглые и плоские малярные кисти различных размеров, зубные щетки, маленькие щетки для мытья рук. Наконец, для самых деликатных операций, таких как извлечение остатков тканей, может пригодиться зубоврачебная игла и кисточка из верблюжьего волоса. Для расчистки некоторых объектов удобны большие щетки с длинным ворсом, веники различной жесткости, для удаления пыли — меха, резиновые груши. Иногда применяют особые инструменты для расчистки — палочки и лопатки из дерева (например, бамбука), пластика. Такой инструмент особенно хорош при расчистке костей: он их не царапает. При раскопках могут понадобиться геологический молоток, садовые ножницы, фруктовый нож, мусорный совок и множество других орудий, в том числе домкраты, ломы — для отжатия массивных плит перекрытия. Открытые и освобожденные от грунта объекты нужно немедленно после расчистки фотографировать с масштабной линейкой, зачерчивать и описывать, при необходимости — консервировать.

Могильные пятна выявляются с использованием тех же приемов, что при исследовании ямных пятен на поселениях — в горизонтальном или вертикальном разрезах («в плане» или «в профиле») по различию от нетронутого материка (или культурного слоя, если могилы некрополя сооружены в антропогенных напластованиях) и заполняющего яму перекопанного грунта, переотложенные и перемешанные слои которого обычно имеют иную структуру, плотность и окраску (чаще более темную), и следы тризн. Иногда могильное пятно окрашено лишь по краю, а в центре не имеет специфичной окраски. В тех случаях, когда могила заключает в себе окрашенный костяк, заполнение ямы может включать некоторые примеси краски, также указывающие на перекопанную землю. Если в яме помещены остатки трупосожжения, то заполняющая ее земля часто окрашена золой. Нередко в заполнении могил с элементами каменных конструкций остаются строительные отесы — крошка и щебень. В песчаном, эоловом, золистом грунте обнаружить яму в плане удается далеко не всегда, особенно при песчаном грунте. Ее контуры лучше искать в профиле, где более заметны цветовые и структурные особенности грунта.

В тех случаях, когда материковый грунт и заполнение ям (не только могильных, но, например, зерновых) сливаются и не имеют разницы в цвете, Д.А. Авдусин (1980, с. 116 и с л.) советует обращать внимание на малейшие шероховатости горизонтальной зачистки: переотложенный грунт не дает столь гладкого среза, как непотревоженный, а неровность, комковатость или шероховатость могут быть признаками перекопов. В подобном случае часто оказывается, что ямы, не заметные в сухом грунте, прекрасно прослеживаются после сильного дождя или умышленного пролива зачищенной поверхности раскопа водой.

У отдельных археологов и большинства грабителей распространен способ обнаружения могильных объектов с помощью щупа или бура, особенно эффективных при исследовании податливых почв и твердых перекрытий могильных сооружений. В археологии данный метод следует признать неприемлемым[1], так как часть могил и связанных с ними сооружений может быть пропущена или повреждена. Это касается, прежде всего, детских захоронений и культовых объектов некрополя.

Вот почему основным способом раскопок могильника в отечественной археологии является сплошной раскоп, имеющий широкую площадь, которая включает если не весь некрополь, то значительную его часть. При этом об-

наруживаются не только пятна могильных ям, но и полнее выявляются остатки тризн, приношений умершим, а также погребальный обряд. Кроме того, подобный способ позволяет исследовать и пространство между погребениями, установить планиметрию некрополя и его границы, что особенно важно, когда могильник устроен в культурном слое (например, в античных населенных пунктах). Может случиться, что археолог, желая исследовать только некрополь за пределами поселенческой зоны, может столкнуться с весьма значимыми археологическими объектами, как, например, героон (Фанагория), святилище (Харакс), керамические печи (Херсонес) (Блаватский В.Д., 1967).

Очертания или даже размеры могильной ямы, если она вырыта в рыхлом культурном слое, удается установить не всегда. Задача облегчается, когда могильные ямы прорезают несколько слоев, в этом случае в каком-то из слоев заполнение могилы будет заметно отличаться от окружающего грунта. Понятно, что лучше всего выявляются могильные пятна в материковом грунте. При раскопках таких могил работу надлежит вести «по пятну», т. е. удалять могильную землю, оставляя неповрежденным материк. Могильное заполнение может содержать химические следы истлевших материалов. Пробы отложений часто позволяют обнаружить мельчайшие биологические остатки и артефакты, которые очень трудно или вообще невозможно выявить в полевых условиях. Поэтому следует приветствовать практику брать при исследовании погребений образцы могильного заполнения, погребенных грунтов, чтобы впоследствии подвергнуть их тщательному лабораторному анализу.

Обнаруженные грунтовые могилы следует зачищать, описывать и фиксировать, фотографировать с разных ракурсов, снять план в масштабе 1:10, при необходимости 1:5, 1:2 или 1:1, вычертить продольный и поперечный разрезы. Если могила имеет сложное устройство, то на каждый уровень или элемент могилы недостаточно только фотографирования, но необходимы и подробные дополнительные чертежи: планы продольного и поперечного сечения элементов, конструктивных деталей могилы. Равным образом очень важно подробно показать, описать и зафиксировать устройство могильного заклада, материал его, форму и размеры. Только затем можно переходить к изучению заполнения могилы и установлению характера погребального обряда.

При исследовании могил следует обращать внимание на остатки тризн, перекрытий — деревянных, растительных (из морской травы — камки, камыша и пр.), каменных, сырцовых; выявление остатков гроба (даже в случае плохой сохранности деревянных конструкций при внимательном изучении можно зафиксировать следы древесного тлена от досок или коры, украшений, их отпечатков в грунте, конструктивные углубления в бортах и дне погребальных сооружений и пр.), биологические остатки — любые материалы, некогда принадлежавшие к живой природе: необработанные кости, раковины улиток, угли, золу, обугленные зерна и древесину. Все выявленные остатки нужно фиксировать в плане и разрезе; зачистку погребения лучше вести по частям (или по ярусам), завершая каждый этап ее фотографированием, обмерами, составлением чертежей и описанием.

Исследователи различают обряд трупосожжения (кремации), трупоположения (ингумации), обряд выставлений.

Кремации фиксируются по наличию в погребениях тонких прослоек легкого пепла, золы, крупных углей, кальцинированных костей людей и животных, обгоревшему и пережженному инвентарю. Отдельные черты этого обряда еще более многочисленны, чем при трупоположении, но их комбинации довольно устойчивы. При бескурганном обряде может быть два основных случая захоронения: в первом — кремация производилась на месте захоронения (тогда в могиле должно присутствовать пятно горелого грунта — жженый точек), во втором — вне могилы, когда остатки кремации переносились в могилу и закапывались в урне, ящике из камня или досок, в особом углублении. Особое внимание требуется уделить выявлению остатков погребального инвентаря, отмечая его состояние (подвергался он действию огня или нет), с максимально подробным его описанием. Иногда в могилах наблюдается не полная, а частичная кремация. На костях погребенных с использованием обряда частичной кремации прослеживаются следы действия огня.

При традиционном и наиболее распространенном погребальном обряде — трупоположении — нужно исследовать положение костяка (вытянутое, скорченное, сидячее и т. п.), расположение погребального инвентаря, его набор, остатки сопроводительной пищи, одежды, различной утвари, гроба. Когда костяк сохраняется хорошо, то установление положения покойника не вызывает затруднений. Если кости сохраняются плохо, то положение костяка иногда можно установить по остаткам тлена от костей, некоторым особенностям могильной ямы, расположению в ней инвентаря. Очень важно фиксировать и различные части костяка и погребального инвентаря, если они залегают на разных горизонтах, наличие на дне могильного сооружения подстилок (циновки, войлока, ткани, ковра, камки, листьев и пр.) или подсыпок (например, из песка, известковой крошки, раковин, охры).

Покойник мог быть положен в могилу без гроба, особенно тогда, когда над могилой сооружался накат. Чтобы изолировать тело от земли, его заворачивали в саван или, например, в берёсту. Известны так называемые черепичные гробницы, где над покойником строился из черепицы как бы карточный домик. Наиболее простыми гробами являлись гробы-колоды, выдолбленные в расколотом пополам бревне. Иногда погребения, особенно детские, заключались в глиняные сосуды — амфоры и пифосы. Если захоронение производилось в каменном или земляном склепе, покойник иногда помещался в деревянный или каменный саркофаг. В античных некрополях встречаются гробницы из каменных плит, называемые каменными ящиками или плиговыми могилами.

Весьма информативна для реконструкции религиозных представлений, связанных с погребальным обрядом, ориентация костяков по определенной стороне горизонта. При этом следует принимать во внимание не ориентировку головы в целом, а только лицевой ее части. Как правило, в некрополях не наблюдается точной ориентировки в определенном направлении. Это объясняют тем, что страны света в древности определяли по месту восхода солнца, а оно меняется в зависимости от времен года. Если это верно, то, имея в виду основную ориентировку погребенных в исследуемом могильнике или курганной группе, можно судить о времени года, в которое совершалось погребение в изучаемом погребальном памятнике. На некрополях, где похоронены люди, принадлежавшие разным этническим группам (например, вблизи границы расселения этих групп, на торговых путях и т. п.), неодинаковая ориентировка погребенных служит вероятным признаком их различной этнической или религиозной принадлежности (Авдусин Д.А., 1980). Если исследователь имеет дело с погребениями, проведенными по обряду «выставлений»[2] особенно в некрополях со смешанным погребальным обрядом, то такие захоронения могут восприниматься как ограбленные (так как часть костей не сохраняется и не находится в анатомическом порядке) или расчлененные погребения, или как погребения, пострадавшее от животных, и т. п. Кости умерших после «выставлений» могли вкладывать в упакованном виде (в коробах, корзинах, ящиках и т. п.) в обычные могилы вместе с обычными захоронениями или просто присыпать грунтом в неглубоких ямах. При этом они могли выглядеть компактным скоплением костей (Сорокина Н.П., Сударев Н.И., 2001, с. 378).

После полной расчистки скелета нужно составить основное описание скелета и сопровождающего его инвентаря, а также произвести их фиксацию. Необходимо разобраться во всех изменениях, которые могли произойти в погребении с течением времени. Если кости покойного смещены или повреждены, то необходимо точно установить причину этого явления (особенности погребального обряда обезвреживания покойного, обычая «выставлений», ограбления, разрушения костяка из-за смещения грунта, проникновения в могилу воды, грызунов и т. п.).

Тщательная расчистка и точная фиксация расположения костей скелета и артефактов в могиле позволяет с достаточной степенью достоверности определить, какие именно вещи находились на покойнике (головной убор, украшения, детали одежды и обуви, оружие) и около него (глиняная и стеклянная посуда, светильники, статуэтки, амулеты и пр.). Крайне аккуратно нужно обращаться с остатками тканей, кожи, дерева и других материалов, ко

торые плохо сохраняются в культурных слоях поселений. Они важны для последующей реконструкции костюма, головных уборов, прически, украшений, декоративных деталей одежды и амуниции. Большое значение имеет для этой же цели точная фиксация скоплений бус (от ожерелий обшивок частей одежды и обуви), металлических и костяных деталей поясов, ремней, портупей, пряжек и гвоздей обуви и т.д. Здесь важно применять как детальные и панорамные снимки, так и составление планов и сечений важных участков могилы в натуральную величину.

Ярусы погребений обязательно нумеруются. При описании скелетов в каждом ярусе или отдельном погребении необходимо указать ориентацию головы и лицевой части черепа, точное расположение костей скелета; положение рук и ног, позу костяка и т.д. Весь обнаруженный инвентарь должен иметь сквозную нумерацию по каждой могиле, следует выделять последовательность совершения захоронений, фиксировать точное положение каждой кости и артефакта. В дневнике отмечается глубина каждой вещи, ее положение у костяка (у правого виска, на среднем пальце левой руки и т. п.), а также дается их подробное описание. На чертеже, в дневнике при описании и на этикетке, прилагаемой к вещи, указывается ее номер. Погребение надо сфотографировать. Из сосудов землю желательно не высыпать, так как внутри могут быть остатки сопроводительной трапезы. Лабораторный анализ этих остатков может выяснить их характер. Все находки и биологические остатки собирают, описывают и помещают в снабженные этикетками пакеты.

Антрополог, работающий в археологической экспедиции, должен провести предварительное обследование и описание костяка еще в момент его расчистки. После соответствующей фиксации (в дневнике, на чертежах, фото- и видеопленке) костяк аккуратно разбирается. В ходе разбора костяка нередко находят инвентарь, особенно мелкие вещи, лежавшие под ним. Их нужно нанести на план и разрез могилы, и также описать. Могильное заполнение требуется просеивать через сито (геологические решета, грохот, мелкую капроновую сетку), чтобы не пропустить мелких бус и других малозаметных предметов. Весь антропологический материал упаковывается, шифруется, далее — поступает на детальный антропологический анализ. Запрещено кости мыть, пересушивать. Необходимо помнить, что обработка костей химикатами делает их совершенно непригодными для проведения биохимических анализов. Исследование костных останков человека обычно включает и изучение следов перенесенных им болезней, травм, прижизненных и посмертных, операций, деформаций черепов, намеренных или случайных. Некоторые болезни легко распознаются по археологическим остаткам, поскольку оставляют на костях характерные следы.

После завершения исследования всего набора антропологического материала его результаты могут быть использованы для демографических реконструкций, основанных на предположении, что в состав археологического комплекса попали и соответственно были изучены останки всех членов определенного коллектива (или их репрезентативная выборка), что позволяет высчитать продолжительность жизни и детскую смертность, определить факторы риска, эпидемии, стрессы, наследственные заболевания, особенности диеты, половозрастной состав, антропологические типы исследуемой популяции. Полный и систематизированный отчет антрополога, включающий антропологические измерения, расчеты и реконструкции, обязательно прикладывается к научному отчету по результатам исследования некрополя.

Неоднозначная роль отводилась в погребальном ритуале домашним животным. Одни из них попадали в могилу в качестве напутственной пищи, другие — должны были служить хозяину в загробном мире или приносились в дар богам. Мясная пища помещалась в ногах (очень сходно) (части овцы, свиньи, реже целые, ребра, ноги, черепа коров, разрубленные кости лошади). Ее количество и состав зависели от социального ранга умершего. Целые костяки лошадей часто сопровождали воинские погребения. Конь не только знак высокого статуса погребенного, но и одновременно — средство передвижения в загробном мире. Причем образ коня находился в тесной взаимосвязи с солярной символикой. Иногда в одной могиле хоронили и собак — проводников в мир мертвых, стражей мира усопших и вестников смерти. Нередко они сопровождали погребения всадников справа или слева от ног хозяина. Все погребения животных исследуются и описываются по тем же правилам, что и захоронения людей.

Особое внимание при фиксации конкретного погребения и составлении дневника необходимо уделить тем индивидуальным особенностям, которыми данная могила отличается от других гробниц исследуемого некрополя, выявить строение грунтовой могилы, описать общие и особенные черты, определить тип погребального сооружения.

Глубина древних могильных сооружений различалась не только в зависимости от погребального обряда и формы могилы, распространенных в той или археологической культуре, но могла существенно варьироваться даже на одном некрополе, особенно в контактных зонах, где сочетались различные погребальные традиции. Как показывают наблюдения исследователей, глубина могил зависела от социального статуса и половозрастного показателя умершего. Например, на античных могильниках, где традиционно захоронения совершались на значительной глубине, детские захоронения, порой образующие компактные группы в некрополях, залегали на незначительной от поверхности глубине, иногда — сразу под дерном. Так как дети выступали своего рода видимым медиатором между живущими людьми и божеством, находившимися под землей умершими предками, которые призывались повлиять на урожайность и плодородие земли, на благополучие всего сущего, с ними связанного. Наиболее «естественными» и угодными богам были жертвы младенцев, которые в языческих религиозных системах представлялись тесно связанными с потусторонним миром и наиболее приближенными к божественным силам, так как занимали некое пограничное положение между миром живых и миром мертвых. Отсюда и стремление хоронить младенцев в пространстве между миром живых и мертвых.

Формы древних могильных ям обычно близки к четырехугольным с округленными углами (почти овальны), причем их стенки слегка наклонны. Ямы в сыпучих грунтах, склонных к осыпи, по понятным «технологическим» причинам имели сильно скошенные стенки.

В северопонтийских некрополях античного времени встречаются могильные ямы с заплечиками — выступами грунта, на которые устанавливалось мощное перекры тие — каменное или деревянное. Изредка в таких могилах встречаются погребения с двойным перекрытием — деревянным, выше которого располагалось каменное.

Нередко стенки могилы обкладывались камнем, досками, бревнами, жердями, плетнем, сырцовыми кирпичами. Деревянные конструкции, как правило, истлевали, что приводило к обрушению перекрытий и повреждению могильного содержимого. Такие могилы раскапывать особенно трудно, так как перед исследователем стоит задача детальной реконструкции найденных остатков, в том числе и деревянной облицовки.

Интересны и своеобразны так называемые подбойные захоронения — своего рода миниатюрные склепы, устроенные в виде колодца (иногда уступчатого), который завершался подбоем — нишей, где и находилось погребение. Они сооружались в плотном грунте, но нередко свод ниши оседает или осыпается, придавливая захоронение. Между осыпью и новым потолком часто имеются пустоты, которые во время разведок эффективно определяются с помощью георадаров. Колодец от подбоя часто отгораживают «заклад» из бревен, камней, стенки из сырцового кирпича. В античных могилах — стенками из сырцового кирпича, камня или ставили заслон из амфор, черепицы или из каких-либо иных подручных материалов. Колодец засыпался землей, но нередко забутовывался щебнем и камнем.

Другим типом погребального сооружения являются земляные или скальные склепы или катакомбы. Они имели округлую или трапециевидную в плане погребальную камеру, в которую с поверхности вел наклонный ход-дромос. Перед камерой — в конце дромоса — устраивался небольшой коридорчик. Камера порой достигала значительных размером (2-3 м в ширину и 3-4 м в длину). Она обычно закрывалась большой каменной плитой, отодвигавшейся при совершении повторных захоронений, число которых могло достигать нескольких десятков человек. Входом в склеп мог служить и колодец. Иногда на дне колодца имелись входы не в один, а несколько погребальных камер. Реже в дромосе вырубались тайники и жертвенные ниши. Для облегчения сооружения склепы устраивались в крутых склонах и оврагах.

В античных и ранних средневековых некрополях типичны монументальные каменные склепы, состоявшие из дромоса и одной — двух погребальных камер, тщательно сложенных из плит и блоков. Как правило, эти погребальные памятники служили местами захоронения элиты. Эти склепы имели уступчатое или купольное перекрытие и часто перекрывались земляной насыпью. Нередки в склепах лежанки, столики, тайники, ниши в стенах для различного инвентаря, полочки для светильников, отверстия для развешивания украшений и религиозных атрибутов, каменные ящики — «костницы». Внутри стены склепов покрывала штукатурка, поверх которой наносились росписи на различные религиозно-мифологические и бытовые сюжеты. Исследование и фиксация каменных или вырубленных в скале склепов производится по правилам изучения наземных построек, что требует дополнительных фотографий, планов, поперечных и продольных профилей и разрезов.

Особенностями склепов являются многократные захоронения, что предполагает для исследователя необходимость установления погребального инвентаря каждого покойника и последовательность совершения захоронений. Задача осложняется, когда раскапываются склепы, в которых в древности, чтобы освободить место для новых погребений, ранние костяки сдвигались со своего места. В результате сопроводительный инвентарь в погребальных камерах повреждался и перепутывался. Датировать такие памятники правильно в хронологическом диапазоне от ранних до самых поздних находок.

Приемы исследования погребений не зависят от того, имеются ли над этими ямами курганные насыпи или их нет; в обоих случаях применяются одинаковые способы. В случае если позволяют почвенные условия и размеры погребального памятника, раскопки могут проводиться непосредственно через входную яму. При этом, как правило, без особых затруднении удается вынуть землю из входной ямы, колодца или из опускающегося вниз входа — дромоса. После удаления засыпи перед входами в погребальные камеры, обнаружения, фиксации и удаления закладных плит (разумеется, если их они сохранились). Однако, когда грунт неустойчив, своды полностью или частично осы пались, исследовать погребальную камеру через дромос крайне опасно, так как обвал может задавить землекопов. В этом случае обнаруженную погребальную камеру следует раскапывать только сверху — через материковый грунт и свод — до уровня сохранившихся частей стенок склепа, установление границ которых не представляет особых трудностей: могильная земля, как правило, более рыхлая и темная, чем материк. При исследовании, измерении и описании земляных склепов следует тщательно зафиксировать все особенности данного памятника, например лежанки, а равно и нередко встречающуюся асимметрию в отдельных частях (Блаватский В.Д., 1967).

  • [1] При зондаже почвы щупом или буром, довольно легко установить разницу в плотности грунта в яме и материке. При этом надо иметь в виду, что в случае расположения ямы в культурном слое или в очень мягком песке уловить разницу в плотности заполнения могилы и окружающей земли бывает трудно, и при поисках щупом могут быть пропуски, а найденные ямы не всегда оказываются могильными. Напротив, иногда могильная земля, пропитанная продуктами разложения трупа, затвердевает, и подобную яму щуп не обнаруживает.
  • [2] В этом случае тело умершего находилось какое-то время на открытом воздухе — «выставлялось» — до совершенной очистки костей от мягких тканей. Кости затем собирались и хоронились.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >