Лекция 3. Гражданская война и военная интервенция

У истоков гражданской войны

Гражданская война в России - для историков один из самых сложных и дискуссионных вопросов. Представление о том, сколь различны подходы к его освещению, можно получить уже на примере изучения хронологических рамок гражданской войны. Так, лидер кадетов П. Н. Милюков полагал, что ее истоки берут свое начало уже в событиях февральской революции. Другие авторы, прежде всего представители меньшевиков и правых эсеров, полагали, что гражданская война началась с захвата власти большевиками либо с разгона ими Учредительного собрания. Разноголосица среди советских историков, в свою очередь, была вызвана тем, что в ленинских работах определение гражданской войны применялось к двум разным временным отрезкам: периоду с 1917 по 1922 г. и периоду с 1918 по 1920 г. Поиски современных подходов к периодизации гражданской войны начались на проходившем в апреле-мае 1992 г. круглом столе в Институте российской истории РАН. Как признает историк А. И. Ушаков, уже тогда стало ясно, что при обсуждении этой темы подспудно поднимался другой вопрос - кто виноват в развязывании гражданской войны. В результате политическая предвзятость участников круглого стола не позволила им прийти к единой точке зрения, нет ее и до сих пор.

Выработать единый взгляд на хронологию гражданской войны можно будет только в том случае, если избавиться от идеологической зашоренности и строго придерживаться научного подхода. Так, свои критерии периодизации гражданской войны в России имеет социология. С социологической точки зрения под гражданской войной можно понимать высшее проявление противоборства классов за политическую власть. Тогда под гражданской войной следует понимать период с февраля 1917 по 1922 г. Свои методы имеются также и у историков. С исторической точки зрения под гражданской войной следует понимать период, когда вооруженная борьба сторон составляла основное содержание жизни страны. Характерной особенностью этого периода следует считать существование альтернативных органов власти, регулярных фронтов, мобилизацию экономики. Понимаемая так, гражданская война ох ватывала период с мая 1918 по 1920 г. Возможен также интегрирующий подход к гражданской войне, дающий обобщенную картину пережитой страной трагедии.

Первые очаги гражданской войны вспыхивали в России во время Первой мировой войны, задолго до февральской революции, но тогда они так и не слились в единый поток братоубийственного конфликта. Ситуация обострилась после свержения самодержавия, когда социальная напряженность проявилась массовым бандитизмом, ростом преступности, аграрными беспорядками, солдатскими бунтами и погромами на почве национальной розни. После прихода большевиков к власти эскалация насилия продолжилась. Однако широкомасштабная гражданская война развернулась не сразу. Она стала возможной лишь после того, как началось формирование вооруженных сил противоборствующих сторон - Белой армии и Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА). Без широкого вовлечения противоборствующими сторонами в конфликт большой массы людей с оружием гражданская война была бы немыслима. Поэтому вопрос о формировании армий большевиками и антибольшевистскими силами является одним из важнейших для изучения истоков и предпосылок крупномасштабной гражданской войны в нашей стране.

Прежняя императорская армия, в которой к 25 октября 1917 г. числилось 6388 126 солдат и офицеров во фронтовых частях и еще 1346 260 в тыловых гарнизонах, не сыграла решающей роли в начинавшейся гражданской войне. Она быстро разрушалась и в долговременной перспективе не могла стать надежной опорой в борьбе за власть. В силу этого и Советскому правительству, и антибольшевистским правительствам приходилось заниматься организацией собственных вооруженных сил. Втянутые в гражданскую войну стороны по-разному походили к их созданию. Большевики первоначально в отношении к армии стояли на точке зрения революционного марксизма, согласно которой в государстве рабочих регулярная армия должна быть заменена всеобщим вооружением народа. Народная милиция, по убеждению многих лидеров партии, могла не только подавить сопротивление свергнутых классов, но и отстоять свободу страны. Поэтому после прихода к власти большевики сочли возможным ограничиться укреплением Красной гвардии. Однако ее формирование велось стихийно, без общего плана, отдавалось на откуп местным советским органам. Как правило, красногвардейцами становились молодые рабочие, преданные революции, но не знакомые с жизнью и воинской дисциплиной. Немало в рядах

Красной гвардии было также прежних жандармов, полицейских, деклассированных элементов. Все это превращало Красную гвардию в источник постоянной головной боли для большевистских руководителей, не всегда способных наладить надежное управление отрядами красногвардейцев.

Более серьезно, со знанием дела к вопросу армейского строительства подошли противники большевиков. История Белой армии ведет отсчет со 2 ноября 1917 г. В этот день в Новочеркаск прибыл родоначальник белого дела генерал М. В. Алексеев — один из ключевых участников заговора против Николая II в февральские дни. Уже за первый месяц пребывания на Дону ему удалось собрать ударную армию численностью не менее 2 тыс. человек. Вскоре к Алексееву прибыли еще несколько видных генералов. За участие в мятеже правительство Керенского заключило их в тюрьму. После прихода большевиков к власти в их среде созрел план нового заговора. Утром 19 ноября начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Н. Н. Духонин распорядился освободить арестантов, и в ночь на 20 ноября разными дорогами они бежали на Дон. На Рождество, 25 декабря 1917 г., в командование Добровольческой армией вступил генерал Л. Г. Корнилов — впоследствии добровольцы отмечали этот день как дату рождения своей армии. 27 декабря Корнилов обнародовал политическую декларацию белого движения. В ней была провозглашена цель добровольцев — борьба с немецко-большевистским нашествием.

Успешное строительство вооруженных сил контрреволюции и угроза немецкого вторжения заставили наконец и большевистское правительство заняться созданием регулярной армии. В одном из своих выступлений Ленину пришлось специально подчеркнуть, что революция чего-нибудь стоит только тогда, когда умеет защищаться. Декрет о создании Красной Армии был принят 15 января 1918 г. В основу Красной Армии легли отряды рабочей милиции и Красной гвардии, а также некоторые части прежней армии, сохранившие боеспособность и заявившие о своей поддержке революции. Через несколько дней, 29 января, принимается декрет о создании Красного Флота. Руководство армией осуществлялось Наркоматом по военным и морским делам, а также Всероссийской коллегией по организации и формированию РККА. Позже был образован Высший военный совет во главе с М. Д. Бонч-Бруевичем. Первоначально Красная Армия строилась на принципах классовости и добровольности. Позже в нее было привлечено более 100 тыс. бывших царских генералов и офицеров, что в 1918 г. составляло не менее 75% командного состава РККА. В условия гражданской войны пришлось отойти и от добровольческого принципа формирования армии - 22 апреля декретом ВЦИК вводилась всеобщая воинская повинность. Первым серьезным испытанием для Красной Армии становится наступление немцев после срыва Брест-Литовских мирных переговоров. Учитывая угрозу Петрограду, СНК 21 февраля 1918 г. обратился с призывом «Социалистическое Отечество в опасности!». По призыву СНК началась массовая запись добровольцев в Красную Армию. В честь героизма, проявленного населением в эти дни в деле защиты республики, 23 февраля стало отмечаться как день рождения советских вооруженных сил.

По мере укрепления большевистского режима накал противостояния спадал. Уже 17 января 1918 г. в Таганроге вспыхнуло восстание рабочих. Посланные для его усмирения белые части были разбиты подоспевшими советскими войсками и красногвардейцами города. Кольцо вокруг мятежников сужалось. Поняв неизбежность поражения, 29 января сложил с себя все полномочия и покончил жизнь самоубийством атаман А. М. Каледин. 24 февраля советские отряды, поддержанные мощным революционным движением в тылу противника, заняли Ростов, а 26 февраля — Новочеркасск. Мятеж на Дону был ликвидирован. Корнилов с остатками своей армии попытался пробиться на Кубань — начался так называемый ледяной поход. Он окончился почти полным разгромом добровольческой армии. Пройдя в боях около тысячи верст, добровольцы потеряли сотни человек убитыми и ранеными. В боях за Екатеринодар 31 марта 1918 г. погиб и сам Корнилов. Успешно действовали вооруженные силы Советской республики и на востоке страны. Здесь в марте—апреле 1918 г. отряды В. К. Блюхера подавили мятеж оренбургского казачества, возглавленный атаманом А. И. Дутовым. На волне эйфории от достигнутых успехов 23 апреля 1918 г. Ленин заявил, что гражданская война в России в основном осталась за спиной. Ленин ошибался - настоящая гражданская война была еще впереди...

Влияние внешнеполитического фактора на обострение гражданской войны

К лету 1918 г. ситуация в стране вновь обостряется. Во многом разрастание гражданской войны было связано с иностранным вмешательством во внутренние дела России. Уже агрессия Германии в феврале 1918 г. привела к потере промышленных и хлебных районов, что серьезно усложнило внутриполитическую обстановку. Но и потом Германия долгое время представляла немалую опасность для Советской республики. Едва заключив Брест-Литовский договор, германская сторона начала нарушать его положения. Так, в марте-апреле 1918 г. Германия оккупирует Украину, а в апреле Украина и Германия отторгают от России Крым. В апреле 1918 г. немцы и турки налаживают сотрудничество с сепаратистами в Закавказье. Однако наиболее опасной интервенция становится лишь с началом экспансии со стороны стран Антанты.

Вмешательство бывших союзников во внутренние дела России началось задолго до прихода к власти большевиков. Но после победы революции вмешательство это получает свое идеологическое оправдание и резко возрастает. Публично новый подход к взаимоотношениям с Россией был изложен в так называемых 14 пунктах Вильсона - программе, выдвинутой президентом США В. Вильсоном 8 января 1918 г. в его послании конгрессу. В документе предусматривалось создание в России «демократического» правительства, что в условиях существования Советской власти неизбежно подразумевало свержение существующего строя и вооруженную агрессию. Для понимания тогдашней позиции руководства Соединенных Штатов по отношению к России важны не только сами «14 пунктов», но и комментарии к ним советника президента полковника Хауза. Комментируя пункт 6 программы Вильсона, Хауз говорил о необходимости признания всех временных правительств, которые возникали в различных частях бывшей Российской империи. Кавказ предлагалось рассматривать как часть проблемы Турции, говорилось о предоставлении какой-либо державе мандата на управление Средней Азией, о создании самостоятельных правительств в Великороссии и Сибири. Словом, американская администрация подготовила и озвучила целую программу, направленную на расчленение России и подчинение ее бывшим союзникам.

Интересная оценка целей интервенции содержится в мемуарах яростного противника большевизма А. Ф. Керенского. В частности, он вспоминает о договоренности, достигнутой между Англией и Францией. Всего два месяца спустя после Октябрьской революции, 22 декабря 1917 г., правительства этих государств заключили тайную конвенцию о разделе сфер влияния в «бывшей Российской империи». Согласно ей сразу же после поражения Германии балтийские провинции и прилегающие к ним острова, а также Кавказ и Закаспийская область должны были войти в английскую, а Украина и Крым — во французскую зону влияния. Границы страны отодвигались к границам допетровской Московии, а между Россией и Западом должна была протянуться цепочка малых государств, подконтрольных Западу. Следовательно, еще до Брест-Литовского договора союзники считали себя абсолютно свободными от всяких обязательств перед Россией. Как полагает Керенский, эти цели были ключевыми в политике интервенции. Не свержение большевизма, а уничтожение России - вот главная цель ее бывших союзников, утверждал он.

В марте 1918 г. англичане занимают Мурманск. При этом интервенты действовали при поддержке местных эсеров и меньшевиков. Еще 2 марта руководимый ими Мурманский совет заключил с союзниками так называемое словесное соглашение о совместных действиях против немцев. Формально мурманские власти опирались при этом на телеграмму Л. Д. Троцкого от 1 марта - в условиях наступления немцев он санкционировал принять любое содействие от союзных миссий. Но 3 марта с немцами был заключен мир, необходимость в помощи союзников отпала, правомочность «словесного соглашения» от 2 марта Совнарком подтверждать не стал. Это, однако, не остановило командование Антанты, и 6 марта в городе высадился передовой отряд британских морских пехотинцев. Вскоре англо-американский десант отторгает от Советской России Архангельск. При их непосредственной поддержке создается правительство Северной области во главе с членом Учредительного собрания Н. В. Чайковским. Некоторое время спустя, 5 апреля, британцы совместно с японцами высаживаются на и Дальнем Востоке. Позже к ним присоединятся американцы и французы. В августе 1918 г. смешанные части канадцев и англичан, дислоцировавшиеся прежде в Месопотамии, вторгнутся в Закавказье.

Уже на первом этапе интервенция способствовала обострению гражданской войны, создавала угрозу территориальной целостности государства. Однако, пока действия интервентов велись на окраинных территориях, непосредственной угрозы независимости России не создавалось. Ситуация коренным образом меняется 25 мая 1918 г., когда на востоке страны начинается мятеж легиона французской армии, состоявшего из представителей чешской и словацкой национальностей. Чехословацкий корпус вырос из чехословацкой дружины, созданной в 1914 г. в составе русской армии. За счет притока в дружину пленных чехов и словаков в 1916 г. дружина увеличилась до дивизии, ав 1917 г. - до корпуса. Октябрьскую революцию командование корпуса встретило враждебно, не раз участвовало в подавлении революционных выступлений в Киеве и на Житомирщине. Идя на встречу французской стороне, 15 февраля 1918 г. корпус перешел под юрисдикцию Франции. С этого момента положение корпуса радикально меняется — из боевой части русской армии он превращается в вооруженное формирование иностранного государства, дислоцированное на российской территории.

Германия, находясь в состоянии войны с Францией, требовала незамедлительно вывести корпус из России, но при этом стремилась не допустить переброски его на Западный фронт. Франция, наоборот, в феврале 1918 г. была крайне заинтересована в привлечении чехословаков на запад для участия в боевых действиях против Германии. Советское правительство, лавируя между Францией и Германией, заключило соглашение о разоружении корпуса и о его переброске во Владивосток для дальнейшей эвакуации во Францию на кораблях. Однако Франция под нажимом Англии и США изменила свои первоначальные планы и согласилась задержать корпус в России для создания там антибольшевистского фронта. В Версале представители стран Антанты 27 апреля 1918 г. подписали так называемую коллективную ноту № 25, в которой предусматривалась возможность задержать корпус в России для оказания «содействия» возможным «акциям союзников». Поскольку многие легионеры не желали участвовать в гражданской войне в России, командование корпуса распространило слухи, будто Советское правительство намерено разоружить корпус лишь для того, чтобы выдать его немцам и австрийцам. Ситуация накалялась. С середины мая участились стычки легионеров и местных Советов в Сибири.

Советское правительство вынуждено было настаивать на выполнении ранее достигнутого соглашения о разоружении корпуса. После очередного приказа Троцкого от 25 мая 1918 г. о сдаче легионерами лишнего оружия началось заранее тщательно спланированное восстание чехословаков. О том, что это была не стихийная акция, свидетельствует уже тот факт, что выступление произошло практически одновременно на всей огромной территории от Волги до Владивостока. Всего в мятеже приняли участие около 35 тыс. легионеров, тогда как Советская власть располагала на всей этой территории лишь несколькими тысячами необученных бойцов Красной гвардии и красноармейцев. По своим последствиям для Советской России мятеж чехословаков оказался гораздо более страшным, чем февральское наступление немцев. В результате мятежа от РСФСР отпала территория, в несколько раз превышающая всю европейскую часть страны.

После поражения в мировой войне Германии и ее союзников масштабы интервенции со стороны Антанты резко возросли. Для обеспечения защиты от большевиков Крыма, Украины и некоторых других территорий страны Антанты потребовали от Германии временно воздержаться от вывода ее войск с востока. В ночь с 15 на 16 ноября в Черное море вошел флот союзников под командованием французского адмирала Амета. В течение ноября интервенты заняли Новороссийск, Севастополь, Одессу, Николаев, Феодосию. К февралю 1919 г. 60-тысячная армии Антанты контролировала Крым, часть Бесарабии и Украины. Планы Антанты в 1919 г. нацеливались на полное окружение и свержение большевизма. Предполагалось использовать силы различных антибольшевистских правительств, существовавших на юге, востоке и севере страны, а также силы государств, возникших на территории разрушенной Российской империи: республик Закавказья, Прибалтики, Польши и Финляндии.

Однако эти планы оказались сорванными в результате революционного подъема в Европе. Солдаты оккупационных армий массами отказывались сражаться, требовали возвращения на родину. В целом ряде европейских стран прокатилась волна революций. Ширилась стачечная борьба. Возникло движение солидарности с РСФСР, разворачивавшееся под лозунгом «Руки прочь от Советской России!». В самой России отряды Красной Армии стремительно продвигались на юг, грозя сбросить интервентов в море. В этих условиях 27 марта в Париже страны Антанты принимают решение об эвакуации своих войск из Одессы. В сентябре 1919 г. началась массовая эвакуация интервентов из Крыма и с юга Украины. В июне 1920 г. ими был оставлен Батум. Но вплоть до октября 1920 г. страны Антанты осуществляли военную и экономическую блокаду, поддерживали с моря вооруженные силы белых.

На фронтах гражданской войны

Мятеж чехословацкого корпуса серьезно изменил внутриполитическую ситуацию в стране. Тлевшие очаги гражданского противостояния начинают быстро перерастать в общие фронты гражданской войны. С этого времени все задачи Советской власти вытесняются задачей обороны. Выступление чехословацкого легиона и других союзных войск привело к формированию и укреплению многочисленных антибольшевистских правительств: Комитета членов Учредительного собрания (Комуча), Уральского временного правительства, Сибирского правительства и других. Как правило, такие режимы формировались с опорой на штыки интервентов, хотя в ряде случаев они возникали в результате широких антибольшевистских восстаний, как это было в августе 1918 г. в Ижевске. В большинстве случаев у руля антибольшевистских правительств оказывались местные меньшевики и эсеры. Поэтому данный период гражданской войны историки вслед за бывшим министром в правительстве Самарского комуча меньшевиком В. Майским называют периодом «демократической контрреволюции».

Закрепившись на востоке страны, войска Комуча и бело-чехи продвигались к Москве и на север, где надеялись соединиться с англичанами. Одновременно с этим в ряде городов вспыхивают антисоветские восстания. В Ярославле 6 июля происходит выступление Союза защиты Родины и Свободы во главе с Савинковым. Особую опасность для большевиков представлял мятеж левого эсера М. А. Муравьева. Он командовал войсками Советской республики, направленными на борьбу с чехословацким корпусом. Но, прибыв 10 июля в Симбирск, Муравьев производит аресты среди советских работников и объявляет, что отныне его целью является открытие русского фронта против Германии. Хотя мятеж Муравьева был быстро ликвидирован, советские части под Симбирском оказались серьезно ослаблены и 22 июля город был занят наступавшими силами Комуча.

Летом территория Советской России сжалась до границ средневековой Московии. Это заставило Советское правительство резко активизировать усилия по строительству Красной Армии. Уже в мае начались массовые рабочие призывы и принудительные мобилизации резервистов. К осени 1918 г. РККА насчитывала уже полмиллиона человек, а к концу гражданской войны - около 5,5 млн человек. После покушения 30 августа 1918 г. на Ленина 6 сентября 1918 г. создается Революционный военный совет республики (РВС). Впоследствии, 30 ноября, образуется Совет рабочей и крестьянской обороны, ставший, по существу, высшим чрезвычайным органом власти по вопросам обороны и организации тыла. Усилия большевиков не пропали даром, и уже осенью 1918 г. РККА очистила от контрреволюционных войск Поволжье и Урал. Тогда же благоприятная обстановка складывается и на Западном фронте, что связано с поражением Германии и выходом Рос сии из условий Брестского договора. Красными частями были заняты Псков и Нарва, освобождены значительные районы Белоруссии. Создаются Литовско-Белорусская, Латвийская и Эстляндская советские республики. Успешно действуют советские войска и на Украине. В январе 1919 г. был освобожден Харьков, в феврале - Киев, в апреле - Одесса, откуда в срочном порядке пришлось удалиться французскому флоту. В мае 1919 г. Красная армия освобождает Дон.

Вместе с тем достигнутые в конце 1918 - начале 1919 г. победы оказались временными. Весной 1919 г. положение Советской республики вновь осложнилось. Связано это было с наметившейся в конце 1918 г. консолидацией различных антибольшевистских сил. Еще 23 сентября 1918 г. на съезде представителей соперничавших друг с другом антибольшевистских правительств в Уфе было сформировано коалиционное всероссийское правительство — Уфимская директория. В дальнейшем на смену Уфимской директории приходит прямая военная диктатура адмирала А. В. Колчака. В ночь на 18 ноября при поддержке союзников, офицерства и казачества он свергает режим Директории. Вскоре Колчак будет провозглашен Верховным правителем России. Создаются все необходимые предпосылки для нанесения по большевикам комбинированного удара со стороны белых армий. Реализация планов комбинированного удара была намечена на 1919 г. В начале 1919 г. войска Колчака начинают быстрое продвижение к Волге. На юге в апреле 1919 г. генерал А. И. Деникин предпринимает наступление сразу в трех направлениях: на Царицин, Воронеж и Харьков. Летом 1919 г. войска Деникина занимают всю Украину, а осенью начинается поход на Москву. На северо-западе армия, которой сперва командовал генерал А. П. Родзянко, а затем Н. Н. Юденич, выдвигается на Петроград. Дважды, в мае и октябре 1919 г., белые вплотную подступали к городу.

Положение большевиков становится столь критическим, что на самом верху всерьез начинают рассматриваться варианты перехода виднейших лидеров режима на нелегальное положение. Только осенью 1919 г. Колчаковский фронт был прорван в районе Бугульмы. Значительные его силы оказались окружены и уничтожены. В ноябре пала столица Колчака Омск. Колчак вынужден был сложить с себя пост Верховного правителя России. Большую роль в освобождении Сибири сыграли крестьянские партизанские отряды, действовавшие в тылу белых армий. В октябре 1919 г. под Воронежем и Орлом были разгромлены войска Деникина. Деникинская армия стремительно покатилась на юг. Юденич, разбитый у Пулковских высот под Петроградом, скрылся в Эстонии. Генерал Е. К. Миллер, потеряв поддержку англичан, не смог противостоять большевикам на севере России. Огромная территория от Байкала до Крыма была возвращена под контроль Советской власти. В советской историографии 1919 год часто назывался годом решающих побед Красной Армии.

Последнее обострение гражданской войны приходится на весну—осень 1920 г., когда Советской республике пришлось воевать против войск создавшего в Крыму свое правительство генерала П. Н. Врангеля и польского диктатора Ю. Пилсудского. Особую опасность на этом этапе представляла война с Польшей. Западные государства видели в ней противовес Советской России и оказывали ей всестороннее содействие. Только США в первой половине 1920 г. передали Пилсудскому 20 тыс. пулеметов, свыше 200 бронеавтомобилей и танков, более 300 самолетов и 3 млн комплектов обмундирования. Поставки в Польшу шли также из Англии и Франции. Кроме того, в польской армии действовали многочисленные инструкторы и советники из стран Антанты. Щедрая помощь вскружила голову молодой польской элите, вспомнившей о великой Польше от моря и до моря образца 1772 г. В апреле 1920 г. польские войска без объявления войны вторглись в пределы Украины и Белоруссии.

Война с Польшей породила широкие патриотические настроения в России. Тысячи царских офицеров по призыву легендарного генерала А. А. Брусилова устремились в Красную Армию, чтобы с оружием в руках сражаться с оккупантами. На польский фронт мобилизуется свыше 24 тыс. коммунистов. Сюда прибывают отборные советские части: 1-я Конная армия, Чапаевская дивизия. В мае отряды Красной Армии перешли в контрнаступление. Но чрезмерная вера в мировую революцию привела к крупным просчетам со стороны советского командования. Во-первых, наступление на запад велось по двум расходящимся направлениям - на Львов и на Варшаву. Во-вторых, в действиях советских войск не было достаточной организованности. Передовые части, идущие на Варшаву, оторвались от своих тылов и резервов более чем на 500 км. Фактически они оказались в ловушке. Дойдя до Вислы, командующий советскими войсками на Западном фронте М. В. Тухачевский был вынужден повернуть назад. Более 100 тыс. красноармейцев оказались в польском плену, где содержались в нечеловеческих условиях. Десятки тысяч из них так никогда и не смогли вернуться домой.

Воспользовавшись катастрофой Красной Армии на Висле, Пилсудский предпринял новое наступление на восток. Польше удалось захватить обширные территории в Западной Украине и Западной Белоруссии. Однако дальнейших сил для продолжения войны ни у одной из сторон не осталось. Польша запросила мира. Советское правительство тоже понимало бесперспективность продолжения войны с Польшей, которая могла вылиться в противостояние с такими странами, как Англия и Франция. 12 октября 1920 г. в Риге были подписаны предварительные условия мирного соглашения, а 18 октября - прекращены боевые действия. В 1921 г. был заключен Рижский мирный договор. Для России он был крайне невыгоден. Граница с Польшей проходила значительно восточнее этнической границы расселения поляков - так называемой линии Керзона. Помимо этого, Украина и Россия обязывались вернуть Польше военные трофеи и культурные ценности, вывезенные из Польши начиная с 1772 г. Советская сторона обязывалась выплатить Польше 30 млн рублей золотом, соглашалась на другие уступки. Но главное было достигнуто — мир на западной границе позволил сосредоточиться на внутренних проблемах и завершить разгром Врангеля.

К моменту прекращения войны с Польшей Врангель успел распространить боевые действия на обширные территории Северной Таврии и Правобережной Украины. Сам Крымский полуостров был превращен в настоящую крепость. Врангель был убежден в неприступности воздвигнутых им укреплений и надеялся сохранить Крым для дальнейшей борьбы с большевизмом. Но окончание войны с Польшей сделало положение врангелевских армий безнадежным. Уже в сентябре большевистским руководством было принято решение взять Крым и разгромить Врангеля еще до наступления зимних холодов. В ноябре 1920 г. в результате Перекопско-Чонгарской операции Красная Армия прорвала оборону Врангеля под Перекопом и заняла Крым. Остатки врангелевской армии были эвакуированы на судах союзников в сопредельные государства. По оценкам историков, после поражения Врангеля гражданская война как самостоятельный этап отечественной истории завершилась. Военный вопрос перестал быть главным в жизни страны.

На завершающем этапе гражданской войны, в 1921—1922 гг., происходит ликвидация последних очагов интервенции и сепаратизма, закладываются основы для воссоздания единого, целостного государства. Борьба за восстановление территориального единства страны началась еще в апреле 1920 г., когда Советская Россия оказала содействие образованию в Средней Азии Хорезмской народной республики. В октябре

  • 1920 г. народная республика устанавливается в Бухаре. Постепенно благоприятная ситуация для воссоединения с Россией складывается и в Закавказье. В ноябре 1920 г. происходит восстание против дашнакского правительства в Армении. 29 ноября 1920 г. Армения была провозглашена советской республикой, правительство которой тут же обратилось за помощью к Советской России. Однако только к июлю 1921 г. сопротивление дашнаков было сломлено окончательно. В феврале
  • 1921 г. грузинскими большевиками было начато восстание, которое послужило предлогом для ввода в Грузию советских войск. К этому моменту в Грузии существовало недружественное России меньшевистское правительство. К идеологическим разногласиям с большевиками примешивались националистические устремления местной правящей верхушки. В ходе Тифлисской и Батумской операций в феврале—марте 1921 г. части 11-й армии разбили вооруженные силы Грузии, которая вскоре была провозглашена советской республикой.

Дольше всего не могла решиться судьба русского Дальнего Востока. Во избежание прямого военного столкновения с Японией, Советское правительство пошло на создание там буферной Дальневосточной республики (ДВР). Она имела свою народно-революционную армию и флот по образцу РККА и РККФ. Все попытки японцев разгромить ДВР силами белогвардейцев окончились провалом, и в июне 1920 г. Япония была вынуждена заключить с ней перемирие, а также вывести свои войска из Забайкалья. В 1921 г. части 5-й армии, армии ДВР и революционные войска монголов разбили вооруженные формирования барона Р. Ф. Унгерна и 6 июля освободили столицу Монголии город Ургу (Улан-Батор). За этим в феврале 1922 г. последовали разгромы белогвардейцев под Волочаевкой и в ходе Приморской операции. Эти победы Красной Армии заставили Японию срочно эвакуировать свои войска на острова и окончательно отказаться от продолжения интервенции против России и ДВР. 25 октября войска ДВР вступили во Владивосток, а уже в ноябре 1922 г. ДВР становится частью РСФСР.

Влияние гражданской войны на положение тыла

Впоследствии В. И. Ленин назовет курс, проводимый его партией во время гражданской войны, политикой «военного коммунизма». Название это отражало двойственный, противоречивый характер экономической политики большевиков: с одной стороны, в ней явно присутствовали мероприятия, нацеленные на скорейший переход России к коммунизму, но, с другой стороны, многие чрезвычайные меры были обусловлены войной и разрухой. Точно такие же мероприятия, направленные на усиление государственного вмешательства в экономику, в период Первой мировой войны осуществлялись самыми передовыми странами. Созданная в них система всеобщего обобществления хозяйственной жизни получила название государственного капитализма, или «военного социализма». Именно она и стала примером для многих большевистских лидеров, легла в основу их теоретических построений и практической деятельности после прихода большевиков к власти.

Среди историков нет единого мнения о хронологических рамках политики «военного коммунизма». Некоторые авторы считают, что «военный коммунизм» начался только на последнем этапе гражданской войны, когда были предприняты первые шаги, направленные на милитаризацию труда. Другие относят начало «военного коммунизма» на январь 1919 г., когда вводится продразверстка. Встречаются авторы, утверждающие, что большевики стали проводить политику «военного коммунизма» с момента своего прихода к власти, что также противоречит имеющимся фактам. Большинство историков датируют начало «военного коммунизма» серединой 1918 г. -то есть временем начала интервенции и гражданской войны и связанных с этим изменений в политике Советского правительства.

Первым мероприятием «военного коммунизма» в промышленности явился декрет от 28 июня 1918 г. о национализации крупных промышленных предприятий. В 1920 г. постановлением ВСНХ от 29 ноября национализация была распространена на все прочие частные предприятия. Ненационализированными остались лишь самые мелкие, кустарные предприятия, преимущественно не применяющие наемного труда. Таким образом, за два года (1918-1920) была осуществлена концентрация в руках государства большого числа заводов и фабрик. На них было сосредоточено преобладающее число занятых в промышленности рабочих. Вместе с тем национализация не позволила полностью прекратить спад производства. Значительное число предприятий бездействовало, многие были разрушены или работали с неполной нагрузкой из-за недостатка рабочей силы, изношенности оборудования, из-за перебоев в снабжении сырьем, топливом, материалами, обусловленных военным временем.

К первым мероприятиям «военного коммунизма» в деревне обычно относят введение продовольственной диктатуры и комитетов бедноты в мае-июне 1918 г. Комитеты бедноты создавались с целью распространения диктатуры пролетариата на деревню и перекачки в город хлебных излишков. В начале 1919 г. Советская власть осуществила переход к новому этапу в своей аграрной политике. В ее основу была положена так называемая продовольственная разверстка. Согласно декрету от 11 января 1919 г. разверстка как метод государственных хлебозаготовок заключалась в следующем. Продовольственные органы централизовано определяли потребности городов и Красной армии в продовольствии, а потом между крестьянами разверстывали (распределяли), кто сколько излишков должен сдать государству. Разверстка осуществлялась не на основе прямого подушного обложения хозяйств, а с учетом производственной мощности отдельных губерний и районов, а внутри них - между отдельными хозяйствами по классовому принципу. Разверстка производилась как в виде натурального налога, так и с оплатой изъятого по твердым ценам.

Серьезные изменения происходили также в области финансов. Здесь государство опиралось на такие чрезвычайные меры, как конфискации и контрибуции. Кроме того, в период «военного коммунизма» многие проблемы пытались решать при помощи печатного станка. За время с 1 ноября 1917 г. по 1 июля 1921 г. бумажно-денежная масса в обращении увеличилась с 22,4 млрд до 2347 млрд рублей, или в 105 раз. Результатом растущей эмиссии стало катастрофическое падение рубля. К середине 1921 г. по сравнению с 1918 г. ценность рубля упала в 800 раз, а сравнительно с довоенным временем - в 13 тыс. раз. Процесс обесценивания национальной валюты был вызван также спадом производства. Происходила натурализация хозяйственных связей. С целью защитить население от инфляции государство пошло на отмену для некоторых категорий населения платы за отпускаемые государством продовольственные продукты и промтовары, а также за жилье, коммунальные услуги, почтово-телеграфные расходы и прочие.

Таким образом, складывается общая картина происходивших в 1918—1920 гг. экономических процессов. В отличие от системы «военного социализма» в странах Европы, «военный коммунизм» был гораздо более радикальной политикой. Это может быть объяснено как отсталостью российской экономики, так и доктринальным содержанием «военного коммунизма». В отличие от «военного социализма», он был ориентирован не на сохранение частной собственности, а на выживание городского населения, в первую очередь промышленных рабочих. Вместе с тем мероприятия, составлявшие основу политики «военного коммунизма», не были способны привести к оживлению экономики. Страна функционировала почти исключительно за счет энтузиазма людей и «проедания» прежних запасов.

От войны к миру

В период окончания гражданской войны страна все явственнее вступала в глубокий системный кризис, охвативший практически все сферы общества: от экономики до политики, даже идеологии. В тяжелом состоянии находилась промышленность. Уже в 1919 г. из-за отсутствия хлопка почти остановилась текстильная отрасль. В 1920 г. из 287 национализированных текстильных фабрик работало 77, остальные стали. В 1919 г. в стране потухли все домны. Россия фактически не производила металлов, а жила имевшимися запасами. В начале 1920 г. удалось задуть 15 доменных печей, и они дали около 3% металлов, выплавлявшихся в царской России накануне войны. В целом же по сравнению с «эталонным» 1913 г. промышленное производство упало в 7 раз. По добыче нефти и угля Россия была отброшена к 90-м годам XIX в. Больным местом народного хозяйства был транспорт. На 1920 г. 58% паровозного парка вышли из строя. Не лучше дела обстояли с вагонами. Железнодорожные артерии постепенно отмирали. Страна переживала острый финансовый кризис. По декрету СНК РСФСР от 4 марта 1920 г. страну наводнили дензнаки с астрономическими по представлениям того времени номиналами 5 и 10 тыс. рублей. За коробок спичек, сельдь, несколько картофелин людям приходилось отдавать «целые состояния», исчисляемые тысячами и миллионами обесценившихся рублей.

Разорение, хотя и не в таких масштабах, охватило деревню. Официальный лозунг, что базисом российской революции является рабоче-крестьянский союз, на деле пока не принес крестьянству ни воли, ни хлеба, а лишь землю. Валовой сбор зерновых культур в 1920 г. снизился по сравнению с 1909-1913 гг. более чем на треть. Значительная часть продуктов питания потреблялась самой деревней. Притом что на рубеже 1920-1921 гг. продразверстка составляла 80% поступлений в госбюджет (что в два раза превышало все сельскохозяйственные выплаты в 1913 г.), естественные возможности этого источника финансирования государства резко сокращались из-за нежелания крестьянина впустую расширять свое производство.

Уже в конце 1920 г. стало ясно, что причиной переживаемых страной бед была продолжавшаяся и после гражданской войны политика «военного коммунизма». Даже основоположники и апологеты «военного коммунизма», такие как Н. И. Бухарин, чуть позже признавали его паразитический характер. Такая экономическая модель оказалась оправданной в условиях вооруженного противоборства, теперь же она оказалась опасным анахронизмом. Анализ военно-коммунистической системы, как подчеркивал в одной из своих работ английский историк Э. Карр, позволяет выделить два ее основополагающих принципа, входивших во все большее противоречие с жизнью. Первый из них сводился к резко возраставшему централизму управления, второй — к отказу от рынка как инструмента общественной регуляции. Требовалось принять срочные меры по преодолению трудностей в экономике.

Экономический кризис дополнялся кризисом управляемости общества. Он был обусловлен бюрократизацией аппарата управления. Прежде всего, бюрократизм нанес удар по самой партии. Российская коммунистическая партия (большевиков) (РКП(б)), которая, по мысли своих вождей, обязана была служить как противовес бюрократическому механизму управления, все больше превращалась в одну из его частей. В октябре 1920 г. председатель Курского губисполкома К. Юренев так обобщил происходившее: первоначально большевики надеялись построить новую власть силами партии, «опарти-ить» государство; но на деле пришлось «огосударствить» саму партию. По мнению Юренева, переход партии к работе «по-государственному» ознаменовал собой начало ее болезни. Государство, даже самое советизированное, имеет свою логику, и соприкосновение с ним не может пройти даром для коммунистов, полагал он. Когда же вдобавок верхи стали злоупотреблять привилегиями, многие заговорили о расколе прежнего большевистского «революционного монолита» на две партии.

Проблемы в экономике и политической сфере вызвали широкое недовольство населения. Протестные настроения проявились в различных формах. Самыми безболезненными из них были критика властей на собраниях и письма в различные инстанции. Эти проявления массового политического протеста служили барометром для властей, позволяли принимать своевременные решения. Но, если меры по нормализации ситуации на местах запаздывали, пассивный протест приобретал активные формы. Такие города, как Москва, Петроград,

Тула и другие, оказались охвачены забастовочной волной. В прошлом причиной стачек в конце 1920 - начале 1921 г. называлась деятельность меньшевиков и эсеров. Но чаще всего на протест рабочих толкали нужда и ущемление их интересов. Иногда причиной трудовых конфликтов было поведение властей и местных комячеек, которые подвергались рабочими критике за «буржуазное перерождение», «отрыв от масс».

Но особенно ярко кризис конца 1920 - начала 1921 г. проявился в повстанческом движении крестьянства. Наибольший размах сопротивления деревни «военному коммунизму» приходится именно на период окончания гражданской войны, когда угроза белой реставрации окончательно отпала. Практически во всех хлебопроизводящих районах страны полыхали крестьянские мятежи, из них не менее 50 - крупные. В официальной пропаганде тех лет за ними закрепилось определение «ползучей контрреволюции», а некоторые современные историки называют эти месяцы периодом «малой гражданской войны».

На юге все еще действовали отряды Н. Махно. Обширные партизанские зоны складывались на Северном Кавказе. Кровопролитные бои шли на Тамбовщине, где мощное крестьянское движение возглавил эсер А. С. Антонов. Временами его армия насчитывала более 50 тыс. бойцов. По признанию В. А. Антонова-Овсеенко, руководившего карательными действиями Красной Армии против крестьян, причиной народного недовольства на Тамбовщине стала деятельность «военно-наезднических банд», в которые к тому времени превратились продотряды. Для подавления тамбовского восстания применялись кадровые части РККА, артиллерия, авиация. Лично Антонов-Овсеенко отдавал приказы использовать против крестьян запрещенное международным сообществом химическое оружие. В целях устрашения за связь с повстанцами выселялись жители целых деревень. Широкий размах приобрело полыхавшее в Самарской губернии восстание во главе с начальником 9-й кавалерийской дивизии А. В. Сапожковым. Повстанческое движение в Западной Сибири привело к образованию вооруженных формирований в 100 тыс. человек. Действуя в Тюменской губернии, в районе Петропавловска, Кокчетава, некоторых других крупных центров, они на несколько недель фактически прервали железнодорожное сообщение между центром России и Сибирью. Некоторые историки, такие как М. А. Богданов, полагали, что именно это крестьянское восстание было самым опасным для Советской власти.

Недовольство все шире распространялось в армии. Так, только в самый последний момент бунт 50-тысячного гарнизона, протестовавшего, как в свое время моряки броненосца «Потемкин», против отчаянных условий существования, удалось предотвратить в Нижнем Новгороде. Аналогичные случаи были и в Смоленске. Как приговор новой власти прогремели события в знаменитой морской крепости Кронштадт. Всего за неделю до X партсъезда восставшие моряки-балтийцы - в прошлом важнейшая опора пролетарской революции -выдвинули лозунг «Советы без коммунистов!». Есть документальные свидетельства, что на это восстание большие надежды возлагали силы внутренней и внешней оппозиции. Но непрочность повстанческого тыла, а также решительные военные меры большевиков определили скоротечность Кронштадтского мятежа. Не поддержали его и рабочие Петрограда: сами страдавшие от последствий экономической разрухи, они видели в матросах «клешников», «несознательный элемент», пошедший на поводу у «белых генералов». И тем не менее Кронштадт стал одним из тех переломных моментов, которые заставили большевиков подвести черту под пережившей свой век политикой «военного коммунизма».

Кризис заставлял руководство страной озаботиться поиском путей стабилизации. Еще в начале 1920 г. меры, в чем-то созвучные новой экономической политике, предлагались Л. Д. Троцким. В начале феврале 1920 г., после одной из инспекционных поездок по стране, он послал в Политбюро письмо, в котором признал ущербность политики уравнительных реквизиций. Но тогда его рекомендации не были приняты. Звучали в тот период и предложения о расширении политических свобод. С подобными идеями выступали, например, такие видные большевики, как Т. В. Сапронов, Г. И. Мясников, Н. Осинский. В апреле 1921 г. в ЦК РКП(б) пришло письмо соратника Ф. Э. Дзержинского, уполномоченного референта Всероссийской чрезвычайной комиссии Ил. Вардина. Он предлагал изменить отношение к меньшевикам, эсерам, анархистам и прочим социалистическим группировкам с тем, чтобы они могли вписаться в политическую реальность Советской России.

Первой серьезной попыткой выхода из создавшейся ситуации стал проходивший в декабре 1920 г. VIII съезд Советов. Однако основными защитниками «мягкой» крестьянской политики, а также приверженцами демократизации политической системы Советской России на нем выступали умеренные социалисты. В свою очередь, большевики прорыв в аграрном секторе предполагали осуществлять за счет расширения продразверстки вплоть до семенного фонда, насаждения посев-комов и централизованных планов засева, преобразования единоличных хозяйств в коллективные. Апогеем военно-коммунистической ментальности становится рассмотренный на VIII съезде Советов Государственный план электрификации России (ГОЭЛРО). В прежней историографии он рассматривался как вполне реалистичный и даже успешно и в срок выполненный. Однако, как справедливо замечает современный исследователь А. К. Соколов, к таким выводам можно прийти только при условии, если низводить всю философию плана ГОЭЛРО лишь к числу построенных электростанций и количеству выработанной электроэнергии. Но в реальности план ГОЭЛРО - это комплексная программа широких коммунистических преобразований в соответствии с новейшими приемами научной организации труда и самыми современными технологиями, которые тогда отождествлялись с электрификацией. Центральной идеей плана выступала попытка обновить всю структуру производительных сил России. Предполагалось, что крупные электростанции дадут энергию фабрикам и заводам, заставят переходить на современные станки, повысят культуру и рабочую дисциплину. Малые же электростанции будут способствовать обновлению сельскохозяйственного труда, приведут к новой аграрной революции, созданию коллективных хозяйств, обеспечат прочную смычку города и деревни.

Важное место в идейных исканиях, которые были направлены на преодоление кризиса «военного коммунизма», занимала дискуссия о профсоюзах. Она развернулась в конце 1920 г. и продолжалась в течение нескольких месяцев. Завершилась она только на X съезде РКП(б), принявшем решение о переходе к нэпу. В ходе дискуссии сформировалось несколько течений. Так, «Рабочая оппозиция» настаивала на демократизации советского общества и предоставлении профсоюзам права регулировать экономику страны. Группа «демократического централизма» ратовала в основном за то, чтобы ключевое положение в государственном аппарате принадлежало не забюрократизированному центру, а местным партийно-хозяйственным элитам. Со знаменитым лозунгом «завинчивания гаек», всемерной централизации и огосударствления в дискуссии выступил Л. Д. Троцкий. С близкой к Троцкому, но более мягкой платформой (так называемой буферной) выступил Н. И. Бухарин. Наконец, «платформа десяти», которую поддерживали В. И. Ленин, И. В. Сталин, Г. Е. Зиновьев, Я. Э. Рудзутак, выдвигала идею профсоюзов как «школы коммунизма», то есть фактическая власть должна была оставаться у партии, но элементы самоуправления допускались и на низовом уровне. На первый взгляд дискуссия шла о сравнительно узком вопросе - профсоюзной практике. Однако на самом деле проблема стояла шире. Рабочий класс оставался титульным для Советской власти. Расширение его демократических прав означало бы расширение демократии в жизни общества в целом. Дискуссия о профсоюзах касалась и народно-хозяйственных вопросов. Главное, что она помогла понять советскому руководству, что без выхода из системы «военного коммунизма» преодоление кризиса невозможно.

Причины победы большевиков в гражданской войне

Гражданская война, расколовшая тело нации, имела для России тяжелейшие последствия, которые были усугублены военной интервенцией иностранных государств. Не считая экономических, культурных, нравственных потерь, война принесла громадные людские жертвы. В различных научных трудах и публицистике говорится о 10, 12, 20 млн погибших. В значительной мере эти данные завышены. Характерно, что тенденция к завышению потерь в гражданской войне обнаруживается уже в советской историографии. Во-первых, это позволяло затушевать истинные причины экономического кризиса на последнем этапе гражданской войны. Во-вторых, это помогало обличать интервентов и белогвардейцев в их зверствах. Теперь колоссальные потери в гражданской войне служат доказательством порочности революции и большевистского режима.

В действительности жертвы гражданской войны были не столь масштабны, как об этом принято было писать в прошлом и как стараются писать в наши дни. Новейшие исследования с применением комплексных методов позволяют назвать точные данные демографических потерь в гражданской войне. Следует согласиться с украинским историком А. Здоровым, который указывает, что гражданская война унесла жизни около 4,5 млн человек, или 3% населения страны. Из них боевые потери Красной Армии составляют, по подсчетам академика Ю. Полякова, 939 755 человек. Примерно такие же потери понесли и белые. Остальные потери — это жертвы красного и белого террора, умершие от эпидемий тифа и других болезней, косивших как военное, так и гражданское население, а также умершие от голода. Таков реальный итог гражданской войны - основную массу умерших и погибших составило мирное население.

В демографических потерях гражданской войны следует учитывать также примерно 2 млн эмигрантов, среди которых не менее половины являлись представителями научной, художественной и иной интеллигенции — то есть слоев общества, до революции составлявших культурную элиту нации. Кроме того, война оставила после себя миллионы калек, беспризорных, людей, утративших кров и семью, что также еще долгие годы сказывалось на развитии страны.

Главным позитивным результатом гражданской войны явилось воссоздание единого российского государства — за исключением лишь некоторых окраинных территорий - фактически в прежних его границах. Но теперь это была уже не императорская, а Советская Россия. В чем же крылись причины поражения антибольшевистских сил и победы большевиков? Их было несколько. Можно выделить внешние и внутренние факторы, повлиявшие на окончательный исход противоборства тех и других.

Среди внешнеполитических факторов победы большевиков в советской историографии чаще всего называлась поддержка, которую трудящиеся разных стран оказывали Советской России. Придя к власти, большевики открыто выступили глашатаями и проводниками идей мировой революции. Правящим кругам Запада удалось подавить очаги революционного брожения вне России, но они не смогли ликвидировать симпатию к русской революции и чувства солидарности с ней значительной части трудящихся своих странах. В тот период многие передовые люди верили, что социально-политический эксперимент, начатый русской революцией, способен открыть новую, более совершенную и справедливую эру мировой истории. Нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что русская революция победила в условиях мировой войны, острейшего соперничества между ведущими державами Запада. Отсутствие между ними единства позволило большевикам активно маневрировать на международной арене, сталкивая интересы отдельных стран, отстаивая национально-государственные интересы страны.

Отсутствие единства называют и среди внутриполитических причин слабости антибольшевистских сил. Кроме того, белому движению не удалось выработать собственной эффективной политики по аграрному, национальному, рабочему и другим важнейшим для России того времени вопро сам, в то время как большевики, напротив, предпринимали энергичные усилия, направленные на их решение, а также на создание новой - советской - государственности взамен разрушенной революцией. Близки оказались людям и идеи социальной справедливости, которые отстаивали большевики. До сих пор остается спорным вопрос о роли красного террора как фактора победы большевиков. Одни исследователи отмечают его решающее значение, другие находят, что по масштабам он отличался от белого террора не принципиально и потому не может всерьез рассматриваться в качестве одной из причин того, что верх в борьбе оказался на стороне большевиков. Другое дело, что постепенно красный террор из формы классовой борьбы превращался в политику наведения элементарного порядка, что в стране, раздираемой противоречиями, не только не вызывало осуждения, но и находило сочувствие у части населения. Среди обстоятельств, которые способствовали успеху большевиков, называют и неприятие населением прежних, дореволюционных порядков, всего «старорежимного».

Наконец, среди обстоятельств, способствовавших упрочению Советской власти, можно указать на несколько моментов военно-стратегического характера. Изначально большевики смогли закрепиться в самых густонаселенных губерниях. Эта территория была наиболее развита как в социально-экономическом, так и в духовно-культурном отношении. Подконтрольные большевикам районы обладали развитой транспортной системой, позволявшей быстро перебрасывать большие массы вооруженных людей с одного фронта гражданской войны на другой. В Петрограде и Московском промышленном регионе действовало большинство военных предприятий. Здесь концентрировалось наибольшее число промышленных рабочих. Именно на этих территориях меньше шести десятилетий назад существовали крепостнические порядки, память о которых все еще жила в местной деревне. В этих великорусских губерниях Столыпин проводил перестройку аграрной сферы, что тоже не прошло бесследно для большинства местного крестьянского населения. Все отмеченные факторы способствовали устойчивости советского тыла.

Назовем еще одну причину победы красного проекта, о которой в наши дни предпочитают умалчивать творцы черной мифологии о нашей истории XX в. А вот прежде противники большевизма говорить о ней не стеснялись. Так, крупный деятель эмиграции, один из теоретиков сменовеховства, профессор Н. Устрялов в своих работах сформулировал ее с предельной откровенностью и четкостью. «Противоболыпевист-ское движение, - признавал он, — <...> слишком связало себя с иностранными элементами и потому окружило большевизм известным национальным ореолом, по существу, чуждым его природе».

Большевикам удалось убедить огромные массы людей, прежде всего крестьянства как носителя традиционного народного патриотизма, что именно они являются защитниками целостности и независимости России. «Живой и понятный лозунг, умело брошенный большевиками, имеющий конечной целью объединение России и сохранение ее целостности, сам собой поднимает народ и заставляет его браться за оружие. А тот же призыв за “единую неделимую” в устах вождей антисоветского движения оставался в большинстве случаев немым для широких масс населения», — должен был признать, осмысливая причины неудачи белого движения, видный участник антибольшевистского подполья, а затем главком вооруженных сил коалиционной Уфимской директории генерал В. Г. Болдырев. Это и было одним из решающих факторов успеха большевиков. Даже такой, казалось бы, тактический эпизод первых месяцев гражданской войны, как перенос большевиками столицы в Москву, помог им закрепить представление о себе как о единственной подлинно национальной силе. Большевики, укрепившись в древней русской столице, стали восприниматься населением в качестве наследников прежней русской государственности, их режим выглядел гораздо более легитимным в сравнении с многочисленными антибольшевистскими правительствами, появлявшимися, как правило, на окраинах страны, которые воспринимались населением как сепаратистские. Существование множества националистических и белых правительств вело к распаду единого геополитического пространства, тогда как большевики, вожди которых хотя и грезили идеями мировой революции, способствовали его сплочению и консолидации.

Вопросы для самостоятельной работы по теме лекции

Можно ли в наши дни ответить на вопросы о причинах, характере и виновниках гражданской войны?

Какое событие гражданской войны можно назвать решающим, или важнейшим?

Достижима ли победа в гражданской войне?

Краткая библиография

Источники

  • 1. Антибольшевистское правительство (Из истории белого движения): Сб. документов. — Тверь, 1999.
  • 2. Ижевско-Воткинское восстание. - М., 2000.
  • 3. Какурин Н. Е. Как сражалась революция: В 2 т. — М., 1990.
  • 4. Кооперативно-колхозное строительство в СССР. 1917-1922. Документы и материалы. — М., 1990.
  • 5. Пилсудский против Тухачевского. - М., 1991.
  • 6. Революция и гражданская война в описаниях белогвардейцев. — М., 1991.
  • 7. Белый Север. 1918—1920 гг. Мемуары и документы. Вып. I—II. — Архангельск, 1993.
  • 8. Ефимов А. Г. Ижевцы и воткинцы. Борьба с большевиками. 1918-1920. -М., 2008.
  • 9. Ярославское восстание. Июль 1918. - М., 1998.
  • 10. Врангель П. Н. Воспоминания. Кн. 1-2. - М., 1992.

Исследования

  • 1. Гимпелъсон Е. Г. Советские управленцы. 1917—1920 гг. -М., 1998.
  • 2. Голуб П. А. Мятеж, взорвавший Россию. - М., 2003.
  • 3. Давыдов А. Ю. Нелегальное снабжение российского населения и власть. 1917—1921 гг.: Мешочники. - СПб., 2002.
  • 4. Илъюхов А. А. Политика Советской власти в сфере труда (1917-1922 гг.). - Смоленск, 1998.
  • 5. Литвак А. Красный и белый террор в России. 1918-1922 гг. — М., 2004.
  • 6. Молчанов Л. А. Газетная пресса России в годы революции и гражданской войны (окт. 1917 — 1920 гг.). — М., 2002.
  • 7. Нарский И. В. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917-1922 гг. - М., 2001.
  • 8. Павлюченков С. А. Военный коммунизм в России. Власть и массы. - М., 1997.
  • 9. Трукан Г. А. Антибольшевистские правительства России. -М., 2000.
  • 10. Цветков В. Ж. Белое дело в России. Формирование и эволюция политических структур Белого движения в России. Т. 1-2.-М., 2008-2009.
  • 11. Цветков В. Ж. Белые армии юга России. 1917-1920. -М., 2000.
  • 12. Яров С. В. Пролетарий как политик. Политическая психология рабочих Петрограда в 1917-1923 гг. - СПб., 1999.

Лекция 4.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >