Системность и структурированность этапов заключения интернационального брака

Говоря о браке как о союзе мужчины и женщины, российское законодательство исходит из давних традиций, сложившихся сотни лет назад. Однако, независимо от культуры, обычаев и зафиксированных в законодательстве различных государств правил поведения, жизнь общества меняется. На сегодняшний день существует ограниченное число государств, признающих незарегистрированные браки. Россия к ним не принадлежит.

В соответствии с действующим российским законодательством брак, не заключенный в органах ЗАГСа, не имеет законной силы (ст. 1 п. 2 СК РФ). Известно, что содержанием семейных отношений в Российской Федерации выступают чувства взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечение беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности защиты своих прав (ст. 1 п. 1 ч. 2 СК РФ), а также брачного союза мужчины и женщины, равенства прав супругов в семье, разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию (ст. 1 п. 3 СК РФ).

Изучив каждое из вышеперечисленных положений и объединив их под единым обязательным условием заключения брака, можно сделать вывод, что отношения, не зарегистрированные надлежащим образом, указанным в ст. 1 п. 2 СК РФ, фактически являются брачно-семейными. Безусловно, несоблюдение установленной формы заключения брака в соответствии с действующим законодательством не признается моментом заключения брака. Однако возникает вопрос о несоответствии действующего российского семейного законодательства фактическим отношениям в современном обществе. Современное российское право призвано регулировать отношения между людьми, но не создавать последним препятствий, не тормозить развитие новой стадии человеческих отношений. Признавая условия возникновения и внутреннее содержание рассматриваемого института, которые являются важными для брачно-семейных отношений в целом и брака как отдельной их единицы в частности, невозможно не признавать самих, уже сложившихся и существующих гендерных отношений. Нельзя добровольный, «добросовестный», фактически существующий, длящийся союз мужчины и женщины, соблюдающий все условия, указанные в законе, и отвечающий требованиям, предъявляемым к его содержанию, не признавать браком исключительно по причине несоблюдения формы заключения брака. Так, сделка купли-продажи между

1

Австрия, Бельгия, Германия, Дания, Исландия, Испания, Нидерланды, Норвегия, Португа- г 7 лия, Франция, Швейцария, Швеция и др. (Алексеев Н.А. Гей-брак: Семейный статус однополых пар в международном, национальном и местном праве. М.: Изд. БЕК, 2002. С. 9-14).

народного характера при выполнении всех обязательств с обеих сторон в определенный срок признается действительной при несоблюдении письменной формы. Примером в данном случае может служить ст. 11 Венской Конвенции ООН о международной купле-продаже товаров 1980 года, не требующая, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.

Принимая во внимание приведенное утверждение, можно спроецировать его на брачно-семейные отношения применительно к вопросу заключения брака. Различия между двумя формулами, выражающими данное положение, становятся очевидными и неизбежно вызывают трудности определенного толка, если предположить, что для проведения аналогии между браком и гражданско-правовым договором важно признать, что брак, по существу, является сделкой.

В соответствии со статьей 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Рассматривая брак с данной позиции, становится очевидным, что положения ст. 153 ГК РФ вполне подходят и для определения брака. Основополагающим признаком сделки является правомерность, под которой, прежде всего, понимается соответствие условий, на которых совершается сделка, требованиям закона и иных нормативных актов. Поскольку, как было рассмотрено выше, условия, необходимые для признания союза двух лиц противоположного пола браком, соблюдены, это обстоятельство вторично свидетельствует о том, что брак может быть признан сделкой.

Продолжая перечень аргументов в пользу признания брака гражданско-правовой сделкой, можно указать на еще один ее признак, который представляет собой действие, направленное на достижение определенного результата. В отношении брачного союза результатом являются отношения между супругами, их права и обязанности, вытекающие из этих отношений.

Сделки могут быть как письменными, так и устными. В письменной форме брак заключается в органах ЗАГС, о чем выдается свидетельство. Возникает вопрос: если в соответствии с действующим российским законодательством допускается за ключение сделок в устной форме, по каким причинам совершение брака в устной форме не допускается? Не признавая фактические длящиеся брачно-семейные отношения мужчины и женщины, российский законодатель, таким образом, тормозит процесс развития института брака, который в иностранных государствах на сегодняшний день уже получил широкое развитие и представлен различными видами1. Институт сожительства, пакт гражданской солидарности, социально-экономическое партнерство, пожизненное партнерство, гражданский союз - лишь некоторые примеры существующих в настоящее время в иностранных государствах видов брака[1] . Все приведенные формулировки, принятые в праве иностранных государств для незарегистрированных брачно-семейных отношений между собственными и иностранными гражданами, имеют общее содержание, выраженное в том, что права сожительствующих партнеров распространяются только на тех лиц, которые состоят в отношениях, схожих с браком, и которые могли бы заключить брак в соответствии с действующим законодательством, если бы желали этого. В большинстве европейских государств (Австрия, Бельгия, Германия, Дания, Исландия, Испания, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Франция, Швейцария, Швеция и др.) социально-экономическое партнерство приобрело большую популярность, поскольку последствия такого союза аналогичны последствиям брака, однако форма его заключения может быть устной, а содержание практически совпадает с содержанием гражданско-правового договора.

Таким образом, опираясь на опыт иностранных государств и используя нормы российского законодательства, брак может быть признан сделкой, причем заключаемой как в устной, так и в письменной форме. В свете международного частного права брак можно рассматривать как сделку международного характера, не имеющую предпринимательского характера и не ставящую целью извлечение прибыли.

Еще в римском частном праве термин contractus означал договор - добровольное соглашение двух сторон, по которому или обе стороны взаимно, или одна относительно другой, обязыва

ются к определенному действию, например, к вступлению в брак (sponsalia, nuptias, matrimonium)1.

На сегодняшний день право стран континентальной Европы и государства прецедентного права правовую категорию «договор» понимают по-разному[2] .

Ст. 1101 ФГК дает наиболее развернутое определение договора: «Договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются в отношении одного или нескольких других лиц дать что-либо, сделать или не делать чего-нибудь». Судебная практика и доктрина уточняет, что соглашение, чтобы стать договором, должно преследовать юридическую цель -установление обязательства.

ГГУ не содержит специального определения термина «договор», однако из § 305 ГГУ можно сделать вывод, что договор направлен на создание и изменение обязательств.

Новейшее законодательство Нидерландов значение термина «договор» определяет в ст. 213 книги 6 ГКН, в соответствии с которой договором является многосторонняя сделка, посредством которой стороны принимают обязательства перед одной или несколькими другими сторонами. Сделка, в свою очередь, совершается с намерением иметь правовые последствия.

Несмотря на юридическую технику, в праве стран континентальной Европы под договором понимается соглашение, направленное на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей, и одновременно законодательством и доктриной различаются виды договоров, которые в свете их обычного толкования могут применяться к браку и параллельным с ним институтам или подинститутам.

На основании ст. 4 СК РФ, утверждающей, что к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи может применяться гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений, брак, как гражданско-правовой договор, можно охарактеризовать следующим образом.

В гражданском праве критерий равномерности распределения прав и обязанностей между сторонами положен в основу деления договоров на синаллагматические и односторонние. Синаллагматическим, т.е. двусторонним, является такой договор, стороны которого несут друг перед другом определенные обязанности и имеют соответствующие этим обязанностям права (ст. 1102 ФГК; гл. II ГГУ; ст. 261 книги 6 ГКН)1. Поскольку признать брак односторонним договором невозможно, а, исходя из семейного законодательства иностранных государств и, в частности, российского семейного права (ст. 1, 5, 7 СК РФ), лицам, вступающим в брак, предоставляются равные права и обязанности и возможности для их реализации и защиты, следует вывод о том, что брак является двусторонним договором.

В качестве следующей характеристики брака как договора можно указать на то, что брак является консенсуальным договором, поскольку права и обязанности сторон (лиц, вступающих в брак) возникают в момент достижения соглашения в требуемой законом форме. Такая форма может быть как устной, так и письменной на основании ст. 158 ГК РФ.

Критерий наличия обмена эквивалентными ценностями положен в основу деления договоров на договоры возмездные и безвозмездные. По возмездному договору стороны предоставляют или обязаны предоставить эквивалентные ценности, соизмеримые в деньгах или иным способом. Поскольку по безвозмездному договору одна сторона предоставляет другой стороне какую-либо ценность, выгоду без получения взамен эквивалента, а в случае заключения брака права и обязанности возникают для обеих сторон, которые следует рассматривать в качестве взаимной выгоды, то настоящий договор следует рассматривать как возмездный.

Среди возмездных договоров выделяют рисковые (алеаторные) и меновые. По условиям алеаторного договора в момент его заключения невозможно точно исчислить выгоды либо возможные убытки в случае исполнения (неисполнения) договора, поскольку, согласно условиям договора, они зависят от неизвестного события. При вступлении в брак стороны не могут предвидеть последствия отношений, которые они регистрируют, поскольку отношения между супругами так же, как и исполнение договора, могут зависеть от различных событий, не подконтрольных лицам, вступающим в брак. Брак следует считать алеаторным договором постольку, поскольку критерием классификации договора как менового является возможность на момент заключения договора количественного исчисления размеров обязательства или права требования, которые будут существовать к моменту его исполнения; то есть стороны, заключая договор, могут оценить ту выгоду, которую они смогут получить, если договор будет исполнен. По условиям менового договора размен взаимных предоставлений сторон не зависит от какого-либо неизвестного события. Однако основной целью брака является создание семьи, и получение выгоды от вступления в брак мужчина и женщина зачастую не оценивают.

В зависимости от предусмотренной договором длительности исполнения доктрина различает договоры с единовременным и длящимся исполнением. К договорам с единовременным исполнением относят такие, исполнение которых осуществляется одномоментно или в течение краткого промежутка времени. Брак может быть признан фиктивным в случае, если лица состояли в нем непродолжительное время. Однако действующее российское законодательство не устанавливает временной период, по истечении которого брак бы признавался действительным1. Статьи 27-28 СК РФ, указывающие на признание брака недействительным, а также на лиц, имеющих право требовать признания недействительности брака, не содержит таких сроков. Однако в случае расторжения брака в судебном порядке будет установлено, что в процессе брака супругами были совершены крупные сделки, после исполнения которых брак по инициативе стороны, в пользу которой были совершены такие сделки, расторгается, суд может принять решение на основании заявления другой стороны о признании такого брака недействительным, если будет доказано, что указанные сделки были совершены в иных целях, нежели создание семьи. Договоры с длящимся исполнением предусматривают их исполнение в течение более или менее длительного периода времени. На договоры с длящимся исполнением могут оказывать влияние факторы экономического и социального характера, которые существенным образом могут повлиять на права и обязанности сторон. Поскольку на брак также могут существенно повлиять различные факторы современной жизни, а при вступлении в брак лица, его заключающие, предполагают создание семьи, что требует достаточно длительного промежутка времени, то следует считать брак договором с длящимся исполнением.

Договоры индивидуальные и коллективные отличает друг от друга круг лиц, на который распространяется действие такого договора. Индивидуальный договор действует в отношении лиц, его заключивших, то есть супругов. Понятие коллективного договора к брачно-семейным отношениям и, в частности, к браку, применено быть не может в силу оговорки о публичном порядке1, действующей в международном частном праве Российской Федерации.

Доктриной в самостоятельную группу договоров, исходя из критерия возможности самостоятельного существования такого договора независимо от других правоотношений, выделяются договоры главные и придаточные. К главным договорам относится большинство договоров гражданско-правового оборота. К таким договорам и относится брак. Придаточные договоры — это те договоры, возникновение и существование которых предполагает наличие другого договора, с которым такой придаточный договор юридически связан. К придаточным договорам в гражданском праве доктрина относит договор поручительства, залога. В семейном праве придаточным договором к браку может служить брачный договор, регулирующий имущественные отношения между супругами[3] , поскольку без брака брачный договор силы не имеет.

В международном частном праве виды международных сделок различаются по своему содержанию. В связи с этим невозможно дать общее определение для всех международных сделок, включающее и их содержательную сторону.

Вместе с тем все виды международных сделок независимо от их содержания объединяются в одну группу наличием у каждого из них общего классификационного критерия - «международное™»1. Следовательно, определение понятия международной сделки, в конечном счете, сводится к ответу на вопрос, при наличии каких обстоятельств гражданско-правовая сделка приобретает международный характер. Иначе говоря, для признания брака международным требуется наличие иностранного элемента[4] .

Поскольку критерием международное™ в вопросах заключения брака выступает наличие субъекта, принадлежащего по своему личному закону к иностранному государству, доктрина использует устоявшуюся в юридической литературе формулу, о которой было сказано выше, - «брак с иностранным элементом». В данном случае под «иностранным элементом» понимается любое физическое лицо, вступающее в брак, личным законом которого выступает право иностранного государства.

В течение последних десятилетий не только в зарубежной, но и в отечественной научной и учебной литературе по международному частному праву весьма активно обозначилось понятие «международное семейное право».

В трудах некоторых ученых, указывающих на существование международного семейного права, используется это словосочетание без оговорок об условности его применения. В большинстве случаев отмечается, что о международном семейном праве следует вести речь как об отдельной отрасли права. Однако, углубившись в суть данной формулировки, становится очевидной невозможность выделения предмета и метода международного семейного права. Это связано с тем, что предметом семейного права большинства государств являются такие

отношения, регулируемые семейным законодательством, как, например, условия и порядок вступления в брак, прекращение брака и признание его недействительным, которое регулирует личные неимущественные отношения между членами семьи и ряд других положений, устанавливаемых национальным правом каждой конкретной страны.

Наравне с предметом выступает и метод правового регулирования, который, по общему правилу, представляет собой совокупность способов, средств, приемов регулирования отношений, входящего в предмет семейного права.

Уточнив, в чем заключается предмет и метод семейного права вообще как абстрактной категории (в данном случае об абстракции можно говорить постольку, поскольку ни предмет, ни метод правового регулирования в используемом контексте не соотносятся с правом конкретного государства, а используются только в качестве примера для выявления сути изучаемой проблемы), становится очевидной невозможность существования международного семейного права.

Здесь приходится говорить именно о невозможности существования международного семейного права, то есть работы его как отдельной отрасли права. Иначе говоря, функционирование данного механизма во времени, правовые положения которого имели бы юридические последствия для иностранных государств, воспринявших в свое национальное законодательство нормы международного семейного права, не представляется возможным, имеющим перспективу существования и развития как целостного организма.

Это связано с тем, что, являясь специфической отраслью, семейное право, будучи основанным во многом на обычаях, традициях, религиях, нормах морали и принятых правилах поведения в определенном государстве, не может выйти на международный уровень регулирования, поскольку далеко не каждое государство готово поступиться своими принципами в отношении особенностей семейного права, чтобы принять единообразные нормы по ряду вопросов[5].

Тем не менее, в этой сфере принято множество международных конвенций, посвященных регулированию отдельных вопросов семейного права: заключению и расторжению брака,

признанию его действительным (или недействительным), защите несовершеннолетних детей, алиментным обязательствам, сотрудничеству в отношении усыновления и определению режима собственности супругов1.

Завершая рассмотрение вопроса о заключении брака, можно сделать следующие выводы, сформулировав при этом определение брака.

Брак представляет собой индивидуальный синаллагматический консенсуальный возмездный алеаторный гендерный договор с длящимся исполнением, заключаемый с целью создания семьи. Форма заключения брака может быть как устная, так и письменная. Объединившись с критерием международное™[6] , т.е. при заключении брака гражданами различных государств такой брак становится международным. Поскольку брак является договором, то международный брак может быть признан сделкой, имеющей международный характер.

При заключении брака в устной форме наличие брачно-семейных отношений следует определять с помощью установления основных начал семейного законодательства: наличия чувств взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей и всеми ее членами, совместного ведения хозяйства мужчиной и женщиной, наличие (рождение) детей, совместного проживания супругов и т.д.

В международном частном праве законодательные предписания различных государств, относящихся к данному вопросу, так же, как и в других областях, не совпадают.

Продолжая тему о браке как гражданско-правовом договоре, важно обратиться к мусульманскому праву, в котором брак представляет собой самостоятельный гражданско-правовой договор по созданию семьи с последующим возникновением прав и обязанностей супругов. Договор брака считается действитель-

ним как при соблюдении религиозных обрядов, так и без таковых, но их проведение желательно.

Мусульманское и российское законодательство дифференцируют подходы к вопросу о значимости религиозных взглядов супругов в вопросах действительности брака. Россия, являясь светской страной и имея конституционным принципом отделение государства от церкви, не включает в семейное законодательство положения о вероисповедании будущих супругов. В свою очередь мусульманское право придает религиозным взглядам большое значение. Так, допускается вступление в брак мусульманина только с мусульманкой или христианкой или иудейкой (китаби):

I jJjl

«(Разрешены вам) целомудренные из тех, кому даровано писание до вас»1.

Из истории семейной жизни Пророка Мухаммеда известно, что среди его жен были иудейка София и представительницы других религий - жены Пророка Джуварийя бинт аль-Харис, Умм Хабиба и Маймуна бинт ал-Харис, которые впоследствии приняли ислам[7] .

По общераспространенному мнению, мусульманка может вступить в брак только с мусульманином. Эта норма шариата исходит из необходимости опеки со стороны мужа-мусульманина над женщиной, не допуская опеки над мусульманкой со стороны супруга - представителя другой религии.

Таким образом, несмотря на то, что Российская Федерация является, в соответствии с действующей Конституцией Российской Федерации, светским государством, на практике в отдельных регионах с этнокультурным компонентом, исповедующим ислам, принадлежность будущих супругов к одной религии выступает одним из ключевых вопросов при заключении брака. Известно, что семейное право выступает единственной отраслью, не подчиняющейся в полном объеме законодательному регулированию. Брачно-семейные отношения супругов и членов семьи регламентировать с помощью правовых норм невозмож

но в силу их динамичности, гибкости и дифференцированности. Государство, предоставляя своим гражданам свободу в вероисповедании, мысли и убеждениях и утвердив запрет на вмешательство государства в частную жизнь граждан, лишает, таким образом, себя возможности контроля семейных отношений и, как следствие, утрачивает свое право на отдельные немаловажные элементы управления людьми. В качестве одного из таких элементов и выступает религиозная принадлежность будущих супругов. Оставаясь вне сферы регулирования права, данная область переходит в общественные отношения, проявляясь в них в качестве особенностей культуры, традиций и обычаев и переходит из правовой сферы регулирования в социальную.

Вторым понятием социальной сферы регулирования в брачно-семейных отношениях выступает временный брак. Законодательное определение временного брака в российском и мусульманском праве в настоящее время отсутствует. Временный брак разрешался мусульманским правом лишь в начале становления мусульманской религии, но в последующем был запрещен. На современном этапе развития ислама некоторые мусульманские секты, в частности, шииты[8], разрешают временные браки, основываясь на высказывании Ибн ‘Аббаса о допустимости таких браков и не признавая последующего его запрета; суннитские ученые, доказывая запрещенность временных браков, указывают на последующий отказ Ибн ‘Аббаса от данного мнения.

Временный брак представляет собой один из видов брачно-семейных договоров шариата, широко распространенных в раннем исламе. На современном этапе развития общества временный брак постепенно уходит из практики и заключают его преимущественно люди пожилого возраста в отдаленных местностях Ирана, Ирака и в некоторых других местностях.

Шариат допускает заключение временного брака в случае, когда нет намерения вступления супругов в близкие отношения - например, заключение договора брака пожилыми людьми с целью ухода друг за другом, приготовления пищи, ведения домашнего хозяйства у одинокого пожилого мужчины, поскольку ислам запрещает женщине пребывание в жилище постороннего мужчины. В соответствии с законами шариата при постановке

супругой условия при заключении договора о временном браке о ее неприкосновенности брак считается действительным. В таком случае супруг удовлетворяется всеми благами семейной жизни, кроме физической близости. При наступлении беременности женщины, состоящей во временном браке, право требования от мужа средств или наследования его имущества у супруги не возникает. Муж также не наследует имущество жены, с которой он состоит во временном браке.

Права женщин во временном и постоянном браках существенно различаются. Так, супруга во временном браке обладает более широкой свободой и правами по сравнению с женщиной, состоящей в браке постоянном, однако «временная» жена не имеет права требовать от мужа того, чего может потребовать от него жена постоянная. Супруга во временном браке имеет право выходить из дома без разрешения мужа, если ее отсутствие не ущемляет интересы мужа. В противном случае она лишается этого права. Временный брак, как и постоянный, обязывает мужа не покидать жену более чем на четыре месяца. Если женщина соглашается на заключение с мужчиной временного брака, указывается срок истечения этого брака и размер выкупа (михра), а мужчина в одностороннем порядке признает временный брак постоянным. При согласии женщины на заключение постоянного брака договор вступает в юридическую силу, при ее отказе от продолжения отношений договор брака признается недействительным.

Шариат допускает превращение временного брака в постоянный по обоюдному согласию супругов, состоящих во временном браке. Временный брак в мусульманском праве рассматривается и с точки зрения возможности нахождения женщины в доме, где существует возможность встречи с посторонними мужчинами. Так, в случае появления молодой женщины в чужом доме, где находятся посторонние мужчины и несовершеннолетние мужского пола, глава семьи (отец или дед) вправе заключить временный брак на срок от нескольких часов до нескольких дней между этой женщиной и несовершеннолетним, с целью приобретения «временной» женой статуса «махрама» - не запретной для мужчин данной семьи. В таком случае каждый из членов данной семьи приобретает право общения и обращения с данной

1

женщиной как с женщиной своего рода. Такой брак представляет собой юридическую фикцию, и «временный» несовершеннолетний супруг не ставится в известность об изменении своего положения, поскольку брак за него заключается родителями.

Мусульманское право допускает возможность заключения брака под условием. Так, любой из будущих супругов при вступлении в брак наделяются правом произнесения фразы следующего содержания: «Я беру ее (его) в жены (мужья), если она (он) имеет хороший характер». Если в последующем окажется, что другой супруг не соответствует данному условию, у супруга, произнесшего указанную фразу при бракосочетании, возникает возможность выбора между аннулированием брака и признания его действительным.

При вступлении в брак каждым из будущих супругов также могут быть поставлены и иные условия, накладывающие на одного из них обязанности или наделяющие его правами, прямо не предусмотренными шариатом. В случае принятия данных условий другой стороной они становятся для нее обязательными. Так, жена может при заключении договора брака поставить условие о недопустимости заключения мужем второго и последующих браков без ее согласия, а также поставить другие условия.

Смешанные, международные браки занимают особое место в государствах, исповедующих ислам. Коран наравне с другими источниками мусульманского права определяет условия допустимости браков с представителями других религий. Аяты Корана, затрагивающие брачно-семейные отношения, разделяют людей на верных и неверных, определяют границы между ними, что проводит разграничение между мусульманами и не-мусульманами. Французский исследователь мусульманского права Мохаммед Аркун указывает, что уже во времена коранических откровений люди знали, что законность каждого брака связана с уровнем «чистоты» в религиозном смысле1. Известно, что право задерживало развитие такого социально-культурного института, как международный брак. Возникновение в нем запрещающих и разрешительных норм связано историческими условиями, при которых ислам налагал запрет на браки между представителями иных религий и принимал их лишь в исключи-

it тельных случаях. Шариат и по настоящее время негативно характеризует браки мусульман и атеистов или язычников1.

В соответствии с законами Шариата браки с христианами и иудеями должны заключаться на аналогичных условиях с мусульманскими. Существенным является положение, при котором мусульманский брак с представителями христианских или иудейской религий имеет исключительно односторонний характер и допускается только в одном направлении - между мужчиной-мусульманином и «женщиной писания»[9] . Иные формы браков, в которых мужчина исповедует религию, отличную от ислама, невозможен. В такого рода трансграничных браках отсутствуют коллизии в связи с принятием до его регистрации будущей супругой-иноверкой ислама - религии будущего мужа. При совершении вероотступнического поступка мусульманской женщиной впоследствии она может быть подвергнута наказанию в виде лишения свободы с целью «поразмыслить о своих заблуждениях», поскольку в соответствии с местными традициями и обычаями считается, что мужчина с его неограниченной властью в семье сможет со временем обратить жену в свою веру. Такую «религиозную эволюцию» неверной мусульманская мораль всемерно поощряет и отпускает за это грехи. Доктор исторических наук, профессор Н. Крылова в своих трудах указывает, что «брачные союзы мавританцев с советскими/российскими гражданками, заключенные в бывшем СССР или нынешней Российской Федерацией, законной юридической силы на территории Мавритании не имеют (даже при условии их оформления в полном соответствии с советским (российским) правом), официально не регистрируются и рассматриваются как сожительство. Следует указать, что по своему национальному характеру в вопросах религии мавританцы отличаются терпимостью, поэтому и общественное мнение, как правило, признает русско-мавританские смешанные браки де-факто».

Классическому мусульманскому браку, его истории и традициям, социальному поведению мужчин и женщин в мире ислама, образу жизни, морали и психологии, правилам поведения замужней женщины в мусульманском обществе посвящено множество работ1.

Культурно-правовые составляющие шариата, досконально проанализированные в работах Л.С. Сюкияйнена[10] , отмечают, что брачный церемониал у мусульман не носит привычного для российских обычаев торжественного характера. Брак оформляется дома или в мечети, в присутствии самых близких родственников. Письменного заверения брака не требуется. Достаточно присутствия на церемонии двух свидетелей мужского пола или одного мужчины и двух женщин, роль которых при заключении брака ограничивается формальным присутствием во время ритуала в момент, когда родители жениха выплачивают отцу невесты денежный выкуп (михр), а духовное лицо зачитывает определенные главы Корана и троекратно провозглашает условия договора. При заключении религиозного брака мусульманина с христианкой в их договор брака включается положение о минимальном размере выкупа. При соглашении сторон договор может не заключаться. При вступлении в брак мусульман свидетелями должны быть только мусульмане. Иудеи и христиане допускаются в свидетели только в исключительных случаях, когда мусульманин женится на дочери «получившего писание», т.е. христианке или иудейке.

Достаточно сложным с точки зрения правового регулирования смешанных браков является алжирское право, поскольку у местного законодателя возникла существенная необходимость объединения в едином кодификационном акте мусульманских

норм и обычного права с общедемократическими положениями Национальной Хартии и Конституции Алжира.

В настоящее время действующее семейное законодательство Алжирской Народной Демократической Республики, как и право Туниса, Ливии, Египта имеет компромиссный характер между традиционным мусульманским правом и современным кодифицированным правом большинства цивилизованных стран1. Следует отметить, что в настоящее время в указанных государствах общество еще не готово к полному принятию устоев и традиций европейского мира. Культура и мораль, складывающиеся в перечисленных странах на протяжении тысячелетий, не могут измениться за несколько десятков лет. Восточное мусульманское общество консервативно и с трудом принимает нововведения, предлагаемые политической элитой. Прогрессивность взглядов молодежи в вопросах брачно-семейных отношений отмечается лишь в крупных городах-миллионерах, которыми выступают преимущественно столицы указанных государств. Уже в пригородах, расположенных в 50-80 км от крупных городов, наблюдается строгое соблюдение норм шариата представителями обоих полов и полное соответствие их поведения мусульманскому праву. Таким образом, переход к семье супружеского типа, основанного на равноправии мужчины и женщины, в странах мусульманской Африки и Востока следует признать преждевременным. Такого же мнения придерживается и профессор Н. Крылова, отмечая, что несвоевременные меры по унификации законодательства многих исламских государств впоследствии могут привести к непредсказуемым последствиям[11] .

Рассматривая место женщины в мусульманском браке, важно отметить, что она рассматривается как представительница другой большой семьи, другого рода, клана. Полноправным членом семьи мужа женщина становится лишь после рождения ребенка (предпочтительнее, сына), зарекомендовав себя хорошей хозяйкой. Любого рода контакты с кровными родственниками для нее минимизируются. Несмотря на всю современность и демократичность мусульманского общества в части брачно-семейных отношений, законодательство большинства восточных

государств устанавливают непривычные для европейского права обязанности для супруги в браке. Так, в числе прочих обязанностей жены указывается на необходимость ее «повиновения своему мужу и оказание ему уважения как главе семьи» (ст. 39 п. 1 Семейного Кодекса АН ДР), вскармливание и воспитание его потомства в духе религии отца (ст. 39. п. 2; ст. 62), «уважение родственников мужа и его близких» (ст. 39 п. 3). Одновременно супруга имеет право «посещать своих близких родственников и принимать их согласно обычаев» (ст. 38). Однако права матери в отношении детей в семейном праве Алжира не содержатся вовсе.

В настоящее время в Алжире действует семейное законодательство, принятое еще в 1984 г. Несмотря на то, что алжирская конституция провозглашает равенство полов, мнение женщины в семье не учитывается. Узаконена полигамия; супруг в одностороннем порядке вправе расторгнуть семейный союз. В этом случае жилье и совместно нажитое имущество остаются в собственности мужа. Бывшая супруга и дети лишены любых прав на имущество и место жительства. Кроме того, женщина в Алжире не может выйти замуж за не-мусульманина, а за представителя своей религии может лишь с согласия отца или старшего брата. Таким образом, в алжирской семье царит мужской диктат1.

Принятие алжирского семейного кодекса упорядочило в законодательном порядке некоторые вопросы брачно-семейных отношений, в том числе смешанных, международных, браков. Несмотря на запрет мусульманского права, указанный закон в настоящее время допускает заключение брака граждан АНДР с представительницами иностранных государств, исповедующих любую религию. Одновременно с оговоренными положениями закон не защищает гражданские права и свободы как женщин-граждан Алжира, так и представительниц иностранных государств, постоянно проживающих в АНДР[12] .

Из вышеизложенного следует вывод о том, что сфера действия мусульманского права в настоящее время остается весьма

88

существенной во многих сферах жизни исламского общества, и в последние десятилетия даже обнаруживает тенденцию к расширению. Прежде всего, принципы и нормы мусульманского права оказывают заметное влияние на основные акты конституционного характера и деятельность государственного механизма этих стран. Так, в Ливии в 1977 г. Коран был объявлен «законом общества», заменяющим обычную конституцию.

Во всех перечисленных странах мусульманское право без существенных изменений продолжает регулировать отношения личного статуса, сохраняются мусульманские суды.

Законодательства большинства арабских государств - Египта, Сирии, Ирака, Ливана, Сомали, Мавритании и Афганистана - конституционно закрепляют особые положения ислама и мусульманского права. Так, конституции многих из них предусматривают, что главой государства может быть только мусульманин, а мусульманское право признается источником законодательства. Данное конституционное положение практически реализуется во множестве отраслей права, в том числе и семейном. Однако в праве некоторых государств (Ирак, Сирия) прослеживается определенная демократизация мусульманско-правовых положений семейного законодательства.

Особое положение занимают правовые положения Туниса и Народно-Демократической республики Йемен (НДРЙ). Брачно-семейное законодательство этих государств отказываются от ряда основополагающих институтов мусульманского права. Например, в Тунисе законодательно запрещена полигамия, а семейный кодекс НДРЙ в 1974 г. по существу наделил женщину равными правами с мужчинами в семейных отношениях[13].

Мусульманское право неразрывно связано с религией, оказывающей значительное воздействие на население многих государств. Из всех современных мировых религий ислам наиболее тесно связан с политикой, государством и правом. При этом мусульманское право отказывает воздействие на современное законодательное развитие стран Востока через правовую идеологию и правовую психологию. Сфера действия мусульманского права как идеологического фактора значительно шире, чем рамки применения его конкретных нормативных предписаний. Именно поэтому в большинстве исламских государств

осуществляется конкретизация норм мусульманского права и их закрепление в действующем законодательстве. Так в Иране, Пакистане, Ливии, Судане сфера его действия охватывает не только «личный статус», но и уголовное право и процесс, отдельные виды финансово-экономических отношений и даже институты государственного права.

Подобная практика развития правовых систем ряда стран в последние годы вносит известные коррективы и в структуру действующего мусульманского права, отдельные нормы и институты которого, ранее вытесненные законодательством, заимствующим западные правовые модели, вновь возрождаются и начинают применяться на практике.

В качестве итога рассмотрения вопроса о порядке заключения интернационального, международного, смешанного брака, следует отметить, что между российским и мусульманским правом в настоящее время имеются значительные различия по вопросу заключения брака. В отдельных субъектах Российской Федерации (Дагестан, Чечня, Татарстан и др.) действуют нормы российского законодательства, но в то же время положения мусульманского права оказывают значительное влияние на регулирование семейных отношений.

Ни в одном законодательстве недопустимо игнорировать особенности разных субрегионов и традиции разных народов и вводить единообразные, унифицированные нормы.

В то же время специфика отдельных субъектов Российской Федерации, с преимущественно мусульманским населением или исповедующим буддизм (Калмыкия, Бурятия, Тыва и др.), не учтена в отечественном законодательстве. Для разрешения сложившейся ситуации современные ученые предлагают создать условия для применения некоторых норм мусульманского семейного права в регионах Северного Кавказа, населенных народами, исповедующими ислам1.

Согласно Конституции Российской Федерации вопросы семейного законодательства отнесены к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Однако Семейным кодексом Российской Федерации урегулировано большинство вопросов семейного законодательства, и к ведению субъектов Российской Федерации отнесены второстепенные во-90 _________

1 Арутюнов С. Шариату на Северном Кавказе необходимо создать легальную правовую нишу//

Итоги. 1999. №З.С. 14-16.

просы. Автор настоящего монографического исследования считает необходимым и более целесообразным расширение круга вопросов, входящих на сегодняшний день в число отнесенных к ведению субъектов Российской Федерации, и узаконение невмешательства государства в обычаи, традиции и культуру республик. Подобные изменения позволят учесть специфику отдельных субъектов Российской Федерации, а также сохранить их самобытность, являющуюся в условиях всеобщей глобализации и унификации особой, высшей мировой ценностью и наследием.

  • [1] Нуртдинова А.Ф. Право на уважение семейной жизни и его защита Европейским Судом по правам человека //Журнал конституционного правосудия. 2011, № 2 (30). С. 1-8. 2 Алексеев Н.А. Указ. соч. С. 9-14.
  • [2] Дадынский Ф.М. Латинско-русский словарь к источникам римского права: По изданию 1896 г. М.: «Спарк», 1998. С. 134. 2 См.: Хазова О.А. Брак и развод в английском праве: Дис.... канд. юрид. наук. М., 1982. 3 Гражданское и торговое право зарубежных государств: Учебник. Отв. ред. Е.А.Васильев, А.С. Комаров / 4-е изд., перераб. и доп. В 2-х т. Т. I. М.: Междунар. отношения, 2006. С.494-495.
  • [3] Кудашкин В.В. Актуальные вопросы международного частного права. М.: Волтере Клувер, 2004. С. 4-7. // 2 См.: Международное частное право и нотариальная деятельность / И.Г. Медведев. 2-е изд. М.: Волтере Клувер, 2005. С. 184-185.
  • [4] Канашевский В.А. Нормы международного права и гражданское законодательство России. М.: Международные отношения, 2004. С. 124-131. 2 Кудашкин В.В. Правовое регулирование международных частных отношений. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004. С. 56-57. 3 См.: Мюллерсон Р.А. Соотношение и взаимодействие международного публичного, международного частного и национального права: Автореф. дис.... докт. юрид. наук. М., 1985. С. 8. 4 См.: Перетерский И.С., Крылов С.Б. Международное частное право. М.: Госюриздат, 1953. С. 11; Орлова Н.В. Вопросы брака и развода в международном частном праве. М.: Изд-во АН СССР, 1960. С. 10-14; Лунц Л.А. Курс международного частного права: В 3 т. М.: Спарк, 2002. С.33. 5 Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право: учебник. М.: Изд-во Эксмо, 2005. С.332. 6 Канашевский В.А. Международное частное право: учебник. М.: Международные отношения, 2006. С.523.
  • [5] Трофимец И.А. Институт брака в России, государствах-участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: Дис.... д-ра юрид. наук: 12.00.03. М., 2012. С. 69, 74-75.
  • [6] Конвенция о взыскании алиментов за границей 1956г.; Конвенция о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков 1962 г.; Конвенция о праве, применимом к алиментным обязательствам 1973 г.; Конвенция о признании разводов и решений о раздельном жительстве супругов 1974 г.; Конвенция о праве, применимом к режимам собственности супругов 1978 г.; Конвенция о гражданских аспектах международного похищения детей 1980 г.; Конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 г. 2 Рубанов А.А. Теоретические основы международного взаимодействия национальных правовых систем. М., 1984. С. 36 3 Ван ден Берг Л.В.С. Основные начала мусульманского права согласно учению имамов Абу Ханифы и Шафии: [пер. с гол.]; Предисл. Л. Р. Сюкияйнена. М.: Наталис, 2005. С. 134, 135.
  • [7] Коран, сура «аль-Маида», аят 5. Официальный текст Корана на русском языке: http:// musulmanin.com/suri-005-maida.html (дата обращения: 16.04.2013). 2 Бабич А.Г. Многоженство. Советы и комментарии. Религиозное издание. М.: Издательст-кий дом «Ансар», 2006. С. 26-37.
  • [8] Полонская Л.Р. Современные мусульманские идейные течения. Ислам: проблемы идеологии, права, политики иэкономики: сборник статей / под ред. Ионова А.И. М.: Наука,1985. С.6-26.
  • [9] Саййид Муджтаба Рукни Мусави Лари. Западная цивилизация глазами мусульманина. Баку, 1994. С. 437-449. 2 См.: Мухаммад Али Аль-Хашими. Личность мусульманина. М.: Российский фонд «Ибрагим бин Абдулазиз Аль Ибрагим», 1997. 3 Мухамедов Р.М. Личные отношения супругов по новому кодексу о браке и семье Узбекской ССР // Правовое регулирование гражданских, трудовых и семейно-брачных отношений. Ташкент: Фан, 1974. С. 188-204. 4 Крылова Н. Россиянки и шариат (опыт афро-русских смешанных браков) // Законодательство и практика. Права женщин в России. № 3-4 (14). 2002. Электронный портал сети Интернет http://www.womnet.rU/prava/2002/nomer_14/9.htm (дата обращения: 16.04.2013).
  • [10] Керимов ГМ Ислам и его влияние на общественно-политическую жизнь народов Ближнего и Среднего Востока. М.: Знание, 1982; он же. Шариат и его социальная сущность. М., 1978; Маманов М. Мухаммеданский брак в сравнении с христианским браком, в отношении их влияния на семейную и общественную жизнь человека //Труды студентов миссионерского противомусульманского отделения при Казанской духовной академии: Миссионерский противомусульманский сборник. Казань, 1876; Цмай В.В., Боер В.М., Гинц А.А. Мусульманское семейное право. СПб., 1998 и др. 2 См.: Сюкияйнен Л.Р. Шариат и мусульманская правовая культура. М., 1997; он же: Найдется ли шариату место в российской правовой системе // Ислам на постсоветском пространстве: взгляд изнутри. М., 2001. 3 Крылова Н. Россиянки и шариат (опыт афро-русских смешанных браков) // Законодательство и практика. Права женщин в России. № 3-4 (14). 2002. Электронный портал сети Интернет http://www.womnet.rU/prava/2002/nomer_14/9.htm (дата обращения: 16.04.2013).
  • [11] Исследование института брачно-семейных отношений автором настоящего диссертационного исследования проводились лично путем осуществления туристических поездок в указанные государства и общения с местным населением. 2 Подробнее см.: Справка Посольства России в АНДР (г. Алжир) «Мусульманское право и брачно-семейное законодательство в АНДР» от 8 сентября 1993 г.
  • [12] Информационное агентство «ИТАР-ТАСС» от 5 октября 2004 г. Справочно-информационный Интернет-портал http://www.lenta-itar-tass.ru/6000/6695.php (дата обращения: 16.04.2013). 2 Крылова Н.Л. Россиянки и шариат (опыт афро-русских смешанных браков) // Законодательство и практика. Права женщин в России. № 3-4 (14). 2002. Электронный портал сети Интернет http://www.womnet.rU/prava/2002/nomer_14/9.htnn (дата обращения: 16.04.2013).
  • [13] Справочно-информационный Интернет-портал «Правовые системы мира» http://www. zachetka.ru/referat/preview.aspx?docid=6597&page=18 (дата обращения: 16.04.2013).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >