ТРАНСГРАНИЧНЫЙ БРАК В РОССИЙСКОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКЕ И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ

Особенности и перспективы развития международного брачного законодательства России и иностранных государств

Семья на протяжении тысячелетий являлась многофункциональным социальным институтом, основной задачей которого было воспроизводство человеческого рода и сохранение жизни. История семейного права позволяет проследить не только изменения системы семейного права, но и самой семьи, ее структуры, связей с другими социальными общностями, правового статуса членов семьи, ее места в обществе и значения для государства. Исторически первые формы правового регулирования семейных отношений решали задачу воспроизводства государства как способа организации социальной жизни, поэтому история становления семейного права тесно связана с историей становления Российского государства1.

Международное брачное законодательство России, как и российское семейное право, в своем развитии прошло множество этапов, которые были тесно связаны с законодательными и религиозными нормами, что, безусловно, порождало множество пробелов и коллизий. Основными этапами развития являлись: регулирование брачных отношений традициями и религиозными нормами, канонами православной церкви в сочетании с законодательными нормами (X-XIX вв.); брачное право Российской Империи (XIX-начало XX вв.); советское брачное право (1917-1991); современное российское и международное брачное право (с 1991 г.)[1] .

До начала XIX в. российские и международные брачно-семейные отношения не были предметом четкой правовой регламентации и регулировались преимущественно церковными установлениями, обычаями и традициями1. Это выражалось в том, что признавался только церковный брак, заключенный в соответствии с церковными обрядами; и заключение брака регистрировалось церковью (записи в церковной книге, которые приравнивались к юридическому документу), а не государственными органами[2] .

Большое значение имели культура, обычаи и традиции, своды правил (например, книга «Домострой»); законодательное регулирование имело место, но оно не было систематическим (Русская правда, Судебники 1497 и 1550 гг., Соборное Уложение 1649 г.).

В начале XVIII столетия политические, экономические преобразования коснулись также положения церкви в государстве. Петр I последовательно проводил курс на подчинение церкви светской власти. В 1721 г. был создан Святейший правительствующий Синод, управляющий церковными делами, как государственный орган. В этот же период было принято несколько государственных актов, регулирующих брачные и семейные отношения. С 1721 г. были разрешены браки между православными и христианами других концессий (лютеране, католики).

Указом императора от 19 июля 1830 г. брачный возраст был установлен для мужчин 18 лет и для женщин 16 лет. С 1841 г. порядок расторжения брака регулировался Уставом духовных консисторий, утвержденным в том же году. Решение утверждалось архиереем епархии. В Свод законов была введена ст. 1031, в соответствии с которой за супругом признавалось право отказаться от совместной жизни, если она «представляется для него невыносимой».

Первая попытка всестороннего правового регулирования брачно-семейных отношений была предпринята в период систематизации законодательства (при создании Свода законов Российской Империи) под руководством М. Сперанского в первой

трети XIX в. Законы, регулирующие брачные отношения, были объединены в кн. 1 т. X Свода Законов Российской Империи, носившей название «О правах и обязанностях семейственных»1. Раздел «О союзе брачном» регулировал брачные отношения только лиц православного вероисповедания, и форма брака признавалась только церковная. Законодательно устанавливались такие условия на вступление в брак, как: согласие лиц, вступающих в брак, а также их родителей, опекунов, попечителей; достижение брачующимися брачного возраста (мужчины -18 лет, женщины - 16). Запрещалось вступать в брак во время существования другого, не расторгнутого брака, а также лицу, достигшему 80 лет (Указ Синода от 1744 г.); монашествующим и посвященным в иерейский или диаконский сан лицам; гражданам, находящимся в степенях родства и свойства, запрещенных церковными законами.

Брак, признаваемый в законодательно установленном порядке, возможно было заключить в церкви (вне церкви венчание допускалось с благословления епархиального архиерея, при условии, когда совершить обряд в церкви было невозможно) в личном присутствии сочетающихся в определенные дни и время при двух или трех свидетелях по обрядам и правилам Православной Церкви. В регионах, население которых составляли лица, не исповедующие христианскую веру, брачно-семейные отношения регулировались нормами обычного (адат) права, а у мусульман - законами шариата.

Прекращался брак смертью одного из супругов или расторгался «формальным духовным судом» по просьбе одного из супругов в следующих случаях: при доказанности прелюбодеяния другого супруга или неспособности его к брачному сожитию; когда один из супругов приговорен к наказанию, сопряженному с лишением всех прав; при безвестном отсутствии супруга[3] .

В 1902 г. Россия отказалась подписать Гаагскую конвенцию о взаимном признании браков, заключенных в иностранных государствах по их законам, поскольку российское законодательство о браке основывалось на религиозных правилах и не

допускало браки между христианами и представителями других религий. Устав гражданского судопроизводства 1864 г. имел определенное регулирующее воздействие на семейные отношения.

В разделе III Устава «О судопроизводстве по делам брачным и законности рождения» устанавливалось, что суды гражданские рассматривают дела о законности браков, сопровождаемые гражданскими личными или имущественными правами как самих супругов, так и от рожденных от их брака детей (ст. 1337 УГС). В остальных случаях дела брачные подлежали духовным (церковным) судам. Гражданские браки в порядке исключения допускались между раскольниками и лишь с 1906 г.; также допускались церковные браки между ними. В связи с этим УГС был дополнен главой «О производстве дел брачных и законности рождения у раскольников» (ст. 13561-13563 УГС)1. Дела о правах, вытекающих из браков, заключенных между старообрядцами или сектантами, а также дела о расторжении этих браков и о признании их недействительными подлежали суду гражданскому[4] .

Несмотря на кодификацию законодательства, многие правовые нормы дублировали церковные, придавали им авторитет государства. Симбиоз публичного государственного и канонического (церковного) (Правосудье митрополичье) права существовал в России вплоть до 1917 г. Радикальные изменения в брачное и семейное право России были внесены большевиками, пришедшими к власти в конце 1917 г. В качестве одной из задач было отделение церкви от государства, отмена всех дореволюционных привилегий, а также законов - т.е. всего дореволюционного государственного аппарата.18 декабря 1917 г. был издан Декрет СНК РСФСР «О гражданском браке, детях и о ведении книг актов гражданского состояния». Согласно данному Декре-

ту, признавались только гражданские браки1. Церковный брак перестал быть императивной нормой и был объявлен частным делом гражданина.

Декрет «О расторжении брака» был принят 19 декабря 1917 г. и изъял все дела о расторжении брака из ведения религиозных судов[5] .

В 1918 г. был принят Семейный кодекс РСФСР - один из первых кодексов советской власти. В соответствии с данным актом гражданский (светский) брак, зарегистрированный в Отделе записи актов гражданского состояния, порождал права и обязанности супругов. При этом браки заключались публично в специально предназначенном помещении. Граждане, вступающие в брак, объявляли об этом устно или письменно. Семейный кодекс 1918 г. полностью отступил от принципов сословности и церковных предписаний, господствовавших ранее при регулировании государством семейных отношений. С 1 января 1927 г. постановлением ВЦИК от 19 ноября 1926 г. вступил в силу Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР. Особенностями данного закона было установление единого брачного возраста с 18 лет; более подробное регулирование прав и обязанностей супругов.

Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г. был передовым для своего времени. Однако, в течение длительного периода своего действия (1926-1969), его нормы фактически подменялись подзаконными актами. Одной из основных причин несоблюдения его положений стала Великая Отечественная Война 1941-1945 гг., которая резко изменила демографическую ситуацию в государстве. В результате войны население СССР сократилось со 194 млн до 167 млн человек. Из 27 млн погибших подавляющее большинство составляли мужчины молодого воз-

раста (18-38 лет). В СССР появились миллионы матерей-одиночек и незамужних женщин1.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении почетного звания «Мать-героиня» и учреждении ордена «Материнская слава» и медали «Медаль материнства»[6] были внесены следующие изменения в семейное законодательство: брак расторгался лишь в случае признания судом необходимости его прекращения. Усложнилась процедура развода.

В СССР в течение 25 лет (1944-1969 гг.) проводилась политика общественного осуждения разводов, которые могли повлечь за собой неприятности в служебной карьере. Сведения о разводе публиковались в газетах, становились предметом общественного разбирательства. Еще более жестким было порицание внебрачных связей. Дети, родившиеся вне брака, фактически не имели равных прав с «законнорожденными» детьми. Новый Кодекс о браке и семье РСФСР во многом узаконил фактическую ситуацию, признав только зарегистрированный брак. Основанием для расторжения брака считался непоправимый распад семьи; при отсутствии у супругов несовершеннолетних детей или имущественных споров прекращение брака осуществлялось по взаимному согласию супругов и производился в органах загса. При отсутствии согласия одного из супругов на расторжение брака, а также если у супругов были несовершеннолетние дети или один из супругов заявлял требование о разделе имущества или о взыскании алиментов, спор о расторжении брака разрешался в судебном порядке. При этом суд был обязан выяснить причины развода и в необходимых случаях способствовать примирению супругов.

Через четыре года после распада СССР, в 1995 г., был принят принципиально иной по содержанию Семейный кодекс Российской Федерации1 с учетом мировых стандартов в области брачно-семейного права. Именно с этого момента можно говорить о начале становления современного российского брачного и семейного права.

В последние десятилетия общество стало благосклонно смотреть на браки отечественных граждан с иностранцами, поскольку во всем мире увеличивается число браков между гражданами разных государств; стали нередки случаи регистрации браков между гражданами одного государства на территории другого. Именно это послужило основанием для развития семейного законодательства различных государств в части взаимосвязи брачно-семейных отношений с иностранным элементом, разрешением коллизий в указанной сфере, а также проведения анализа внутреннего семейного, гражданского и международного частного права зарубежных государств и взаимовлияния его на отечественные правовые нормы[7] . Остро стоят проблемы смешанных браков, особенно в тех случаях, когда супругами являются граждане государств с различными подходами к содержанию брачных отношений. Например, смешанные браки с участием европейцев и представителей стран мусульманской правовой семьи.

Известно, что российское право долгое время считало полигамный брак (многоженство) преступлением в соответствии со ст. 235 УК РСФСР 1960 г. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РСФСР состав преступления, предусмотренный ст. 235УК РСФСР, присутствовал вне зависимости от наличия зарегистрированного брака и тогда, когда мужчина сожительствовал в разных домах (квартирах) с двумя или несколькими женщинами с ведением общего хозяйства с каждой из них. Следует отметить, что пределы действия ст. 235 УК РСФСР были ограничены, и эта уголовно-правовая норма

применялась только к народам Северного Кавказа, исповедующим ислам, а остальные граждане не могли привлекаться к уголовной ответственности за это преступление. Таким образом, налицо была дискриминация по национальному и конфессиональному признаку1.

С 1 января 1997 г. после принятия Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) данный состав преступления был декриминализирован. После декриминализации многоженства попытки узаконить полигамию делались некоторыми субъектами Российской Федерации, в частности, Калмыкией и Республикой Ингушетия. Президент Ингушетии выступил с законодательной инициативой по данному вопросу. Ссылаясь на п. «к» п. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации, согласно которому семейное законодательство относится к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, и на то, что во многих республиках граждане мужского пола фактически состоят одновременно в нескольких браках, он предложил внести дополнение к ст. 14 Семейного кодекса Российской Федерации[8] , согласно которой не допускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно лицо уже состоит в другом зарегистрированном браке. Президент предложил после слов «в другом зарегистрированном браке» включить слова «если иное не установлено законом субъекта Российской Федерации».

Указанное предложение Советом Государственной Думы 27 сентября 1999 г. было направлено для обсуждения в комитеты Думы и законодательным органам государственной власти субъектов Российской Федерации. В ответ на это многие центральные российские средства массовой информации активно выступили против узаконения полигамии, утверждая, что законопроект нарушает права женщин.

Предложение об изменении ст. 14 Семейного кодекса Российской Федерации является, по нашему мнению, обоснованным, поскольку фактически многоженство стало весьма распространенным явлением, отсутствие его законодательного регулирования и запрет на регистрацию полигамных браков ведет только к

/

тому, что права женщин, находящихся в незарегистрированном браке, не защищены нормами семейного законодательства.

В июне 1997 г. депутатами Государственной Думы А.В. Апариной, В.К. Кошевым, М.А. Таранцовым, Л.Н. Швецом было внесено предложение возобновить введение уголовной ответственности «за сожительство лица, состоящего в гражданской форме брака, с двумя или несколькими женщинами (мужчинами)». Проект был обсужден комитетом Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе и рабочей группой по подготовке проектов об изменении и дополнении Уголовного кодекса Российской Федерации, однако поддержки не получил.

Несмотря на это, одобренная Государственной Думой 20 ноября 1997 г. Концепция законодательной деятельности по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин1 предусматривает необходимость восстановления уголовной ответственности за многоженство.

Представляется, что к настоящему времени для защиты в судебном порядке экономических и иных прав женщин, фактически состоящих в полигамных браках, назрела необходимость в законодательном регулировании многоженства[9] . Утверждения о том, что введение данного института в российском праве может нарушить права женщин, вступающих в такой брак, неубедительны. Вступление в подобный брак для каждой из сторон является добровольным, и нарушения данного принципа могут повлечь существенные последствия для супругов в будущем. Кроме того, в будущем, при признании полигамных браков, видится возможным введение дополнительных гарантий на законодательном уровне для всех членов семьи с целью защиты их конституционных прав.

Современное правосознание народов государств мусульманского мира, характер правоотношений в них не исключают

определенной значимости правовых ценностей и идей прошлого. В настоящее время адаты и шариат выступают в мусульманских сообществах в качестве самодовлеющих феноменов, детерминантой правового мышления, преемственной частью системы правовых ценностей. С этой точки зрения они являются социально обусловленными.

Анализ юридического плюрализма, повсеместно существующий на территории Российской Федерации, призван восполнить имеющийся в научной литературе пробел.

Проблема легитимности использования мусульманского права в процессах развития систем права России в последние два столетия, по своей сущности многоплановая и противоречивая, всегда была внутренне присущей отечественной правовой панораме. Представление о том, что преемственный феномен юридического плюрализма на территории России (Республика Татарстан, Северный Кавказ, Ингушетия и др.) синтезирует в отношениях и правосознании в этническом мусульманском социуме в отечественном государстве адат, шариат и современное право, которые на нынешнем этапе развития правовой науки могут стать не только общепринятой точкой зрения, но и исходным моментом для ее обновления.

Роль и ценность осмысления традиции юридического многообразия заключаются в том, что оно показывает взаимосвязь закона и правовых феноменов, раскрывает социальный смысл адатов, шариата и законодательных предписаний, содействует развитию общеправовой культуры1.

Российская правовая система в результате присоединения Северного Кавказа к Российскому государству инкорпорировала право и юридические институты многих народов.

Присоединение народов Северного Кавказа к России обусловило достижение цивилизованного мира, экономико-торговую интеграцию, военно-политические союзы во имя совместной обороны, культурно-правовое взаимовлияние.

Политика России в отношении народов, столетиями проживающих на ее территории, не исказила логики их правового развития. Это проявилось в становлении в XIX в. феномена правового многообразия - государственного узаконивания традиционных правовых образований (адатов и шариата) и использовании их 20 _________

1 Мисроков З.Х. Адатское и мусульманское право народов Северного Кавказа в российских правовых системах (XIX- XX вв.): Дис.... д-ра юрид. наук. 12.00.01. М., 2003. С. 9. в регулировании отношений в этническом социуме параллельно с российским правом в процессах динамики ее государственности. Присоединение к России и интеграция инонационального права - это процесс, обусловленный, с одной стороны, становлением российской государственности, с другой - общественно-политическим развитием ее народов1.

В первой половине XIX в. была впервые оформлена система российского права, дожившая в своей основе до последних дней Российской империи. Характерной чертой правовой системы России явилось включение в нее систем права тех государств и народов, которые к ней присоединились. Тем самым обеспечивался учет региональных и национальных особенностей населения империи[10] .

Правовая культура России - это сложный по своим истокам, интегрированный социальный феномен, воспринявший в себя правовые традиции многих народов. Адатское и мусульманское право народов Российской Федерации является частью российской правовой действительности на протяжении многих столетий.

Подробное изучение российской правовой системы на общетеоретическом уровне обусловлены качественно новой ситуацией, в которой в настоящее время находятся Российская Федерация и международное частное право. В связи с различием в иностранных государствах подходов к объему правового регулирования внутренних брачных отношений и выходящих за пределы отечественного государства и права возникает необходимость изучения всей совокупности брачных отношений, требующих правового урегулирования как внутри страны, так и вне ее с целью защиты прав своих граждан. Российское законодательство, как любое светское законодательство, не регулирует, в отличие от мусульманского права, охватывающего практически все стороны жизни человека, духовные отношения, связан

ные с браком. Мусульманскому праву свойственно повышенное внимание не только к общеюридическим вопросам, но и к морально-нравственным нормам, выполнение которых является желательным, но за невыполнение которых не предусмотрено какой-либо ответственности. В связи с этими положениями новый геополитический статус Российской Федерации требует комплексных исследований правового строя России как целостного, самостоятельного явления, отражением которого в науке выступает категория правовой системы1.

Историко-правовой анализ процессов динамики российских правовых систем требует в настоящее время изучения типологических характеристик и различий правовых культур в России и нуждается в углублении и развитии на основе широкого социокультурного подхода, рассматривающего право как составную часть национальной и духовной жизни. Очевидно, что анализу российской правовой действительности необходим подлинно гуманитарный подход с позиций культурных традиций, объединение разобщенных и противопоставлявшихся друг другу периодов жизни национального права. Такое осмысление проблемы позволит увидеть в отечественном правовом мире феномен юридического плюрализма, имеющий свои закономерности развития и применения[11] .

Мусульманское право - не чуждое для России явление. Это неотъемлемая часть российской истории и культуры, образ жизни миллионов граждан, для которых Российская Федерация - родной дом. Однако необходимо осознавать, что ислам -не только религия, но и особая цивилизация и культура. В рамках этой культуры сформировалось богатое идейное наследие, включающее и политико-правовые концепции.

Мусульманское право в своей основе сложилось и оформилось в VII-X вв. в Арабском халифате, существовавшем до XIII в. Границы халифата определились к середине VIII в. В Арабский халифат в разное время входили Аравия, Сирия, Ирак, Испания, Северная Африка, Египет, Иран, Афганистан, Средняя Азия, Северная Индия, Азербайджан, Армения, Гру

зия, острова Сардиния, Сицилия, Крит, Кипр и др. Образование Арабского государства было связано с возникновением новой религии - ислама, означающего в переводе «покорность». Основателем ее стал пророк Мухаммед (около 570-632 гг.)1. Одновременно с возникновением Арабского халифата сформировалось и его право, ставшее важнейшей частью ислама, включающего теологию (предписания, догматы культа) и шариат (араб, шариат -«надлежащий путь», «дорога к источнику», «путь следования»), то есть предписания верующим о допущениях и запретах с целью обретения райского существования после смерти. По исламу шариат своим происхождением связан с верховным единственным божеством Аллахом, создавшим шариат и посвятившим в его глубины все арабское общество через своего посланника и пророка Мухаммеда[12] .

Мусульманское право возникло как часть шариата, представляющего собой свод законов мусульманского права, содержащего религиозные, нравственно-этические и правовые нормы, не разграничивая религию, мораль и право. Представляя слитность религиозной и светской власти, шариат включает в себя право, морально-нравственные категории, а также предписания мусульманского культа - регламентацию молитв, соблюдение постов, праздников, и выполнение иных обязанностей мусульманина. По законам шариата каждый мусульманин несет четыре вида обязанностей: перед Аллахом; перед самим собой; перед рабами Аллаха; перед тем, кто принадлежит ему в этом мире. Шариат содержит множество рациональных предписаний, регулирующих почти все сферы жизни мусульман, что поддерживает его как одну из крупных правовых систем современности и содержит нормы, регулирующие все основные стороны человеческих взаимоотношений - в сфере семьи, общества, государства.

В VIII-X вв. существенное влияние на развитие мусульманского права оказали исламские правоведы и судьи - кади. Их роль в формировании мусульманской правовой системы была настолько значительной, что отдельные исследователи стали определять мусульманское право как право юристов. В этот пе

риод зарождаются главные ветви (толки) ислама, восполняются правовые пробелы, на основе толкования Корана формулируется множество новых предписаний1.

К концу X в. мусульманское право было канонизировано, и «ворота исканий» для его исследователей и реформаторов закрылись. Наступил «век традиций» - период действий согласно установившимся правовым нормам и доктринам. Судьи лишились права выносить решения по своему усмотрению при отсутствии в Коране, Сунне и других источниках необходимых норм и должны были руководствоваться принятым населением страны толком.

К XIII в. мусульманское право практически утратило свою целостность и стало доктринальным, разделенным на отдельные направления. Необходимость ориентироваться на конкретную юридическую школу диктовалась правовой политикой государства, в результате чего наднациональное мусульманское право оказалось раздробленным и разведенным по разным национально-государственным спектрам и получило территориальную основу. Подобно романо-германскому праву периода кодификации, право стало национальным.

Впоследствии мусульманская правовая доктрина развивалась по пути поэтапного устранения внутренних пробелов и коллизий, существовавших в рамках того или иного толка, а также создания унифицированных положений и принципов, единых для всех мусульманских правовых школ. Данные нормы-принципы придали мусульманскому праву логическую целостность, стройность и значительно повысили его регулятивный потенциал.

Принципиально новая ступень развития мусульманского права возникла в IX в., когда становление законодательства в качестве самостоятельного источника нормативного регулирования привело к постепенному вытеснению юридической доктрины, снижению ее роли несмотря на то, что в содержательном плане она продолжала оказывать воздействие на правовую систему.

Со второй половины IX в. происходит активное заимствование европейского права, в частности, романо-германского, которое в настоящее время в отдельных арабских странах (например, в Турции) практически вытеснило мусульманские правовые 24 ________

1 Ван ден Берг Л.В.С. Основные начала мусульманского права согласно учению имамов Абу Ханифы и Шафии: [пер. с гол.]; Предисл. Л. Р. Сюкияйнена. М.: Наталис, 2005. С. 15-23. догматы. В других странах (Алжир, Египет, Сирия и др.) мусульманское право сохранилось в отдельных сферах социальных отношений, в частности, сфере «личного статуса» мусульман1. В тех странах, где доминируют исламско-фундаменталистские позиции (Иран, Пакистан, ЙАР, Ливия, Судан), границы мусульманского права более широки, включают различные институты, подотрасли гражданского, уголовного права и др. Здесь наблюдается своеобразный ренессанс исламско-правовой культуры, возврат к традиционным исламским ценностям, что закономерно влечет за собой расширение предмета регулирования мусульманского права[13] .

Наиболее существенным отличием мусульманского права от других правовых систем выступает его четкая религиозная направленность, оказавшая всестороннее влияние на природу, источники правовой системы и способы регулирования общественной жизни. Мусульманское право представляет собой совокупность норм, порожденных религиозно-этическими постулатами и ценностями с отсутствием европейской структурированности, строгости и точности без определения правовых последствий их несоблюдения.

Проблема нормативно-логического оформления права в странах мусульманского мира не возникала столетиями. Лишь с середины прошлого века начинает осуществляться кодификация, формулируемая по модели французского гражданского законодательства.

Влияние общемировых тенденций правового развития существенно отразилось и на мусульманском мире. Отрасли семейного и наследственного права первыми подверглись кодификации в начале XX в. Очевидно, что указанные проявления, равно как и мера традиционно мусульманских принципов и норм, не одинаковы в различных странах.

Так, ст. 2 Конституции Ирана 1979 г., с изменениями и дополнениями 1989 г., содержит положения о том, что Исламская Республика - это «система правления, основанная на вере:

- в единого Бога, в то, что он устанавливает законы шариата и что человек должен покоряться его воле;

  • - божественные откровения и их основополагающую роль в толковании законов;
  • - страшный Суд и его конструктивную роль в человеческом совершенствовании на пути к Богу;
  • - божественную справедливость в Создании и установлении законов шариата».

Глава о суверенитете народа и органах власти, основанных на нем, в ст. 57 Конституции Исламской Республики Иран устанавливает, что управление осуществляется законодательной, исполнительной и судебной властями под контролем имама1.

Исследователи исламского права единодушны в оценке ислама одновременно как веры и доктрины государства, а права - в собственном и религиозном смысле. Такая универсальная характеристика ислама и его нормативных предписаний не исключает специфики мусульманского права в отдельных странах. Так, в ряде стран Юго-Восточной Азии почти нет парламентских институтов[14] .

Изучение современных источников мусульманского права, текстов законодательных актов позволяет выявить существенное сходство их с европейским правом. Однако невозможно не учитывать, что внешнее сходство законодательства не устраняет внутренних, нравственно-религиозных источников, которые по-прежнему устойчиво определяют поведение субъектов правоотношений. Особенно наглядно данное положение проявляется в рассматриваемой области брачно-семейных, а также гражданско-правовых отношений.

Самые ранние сохранившиеся списки Корана как базисного источника мусульманского права относятся к рубежу VII-VIII вв.

Коран (араб. Кур’ан, букв. - чтение) - основная священная книга мусульман, представляющая собой собрание проповедей, обрядовых и юридических предписаний, заклинаний, молитв, нравоучительных рассказов и притч, по преданию произнесенных пророком Мухаммедом в Мекке и Медине, определяющая центральные принципы ислама в отношении брачных и семейных основ, заключения и расторжения брака, многоженства, наказания за супружескую неверность, имущественные отно-

26

шения супругов и иных членов семьи и другие нравственные и правовые нормы семейных отношений.

Права и обязанности лиц, вступающих в брак, раскрываются и в таком источнике мусульманского права, как Сунна, которой лица мусульманского вероисповедания руководствуются при решении правовых, государственных, общественных и религиозных вопросов.

«Сунна» в переводе с арабского означает «обычай» или «традиция», содержит основные правовые нормы мусульманского права и представляет собой высказывания, решения и действия пророка Мухаммеда, а также изречения и наставления его учеников, получивших его одобрение. Наряду с Кораном большинство мусульман признает Сунну как наиболее авторитетное произведение религиозной литературы, дополняющее, дающее разъяснения по некоторым вопросам и частично заменяющее отдельные положения Корана.

Сунна представляет собой сборник хадисов (предписаний Мухаммеда) и является источником практических уложений, которыми руководствовались судьи в течение первых веков ислама до кодификации исламского права. В настоящее время Сунна остается основным источником правовых положений во многих государствах (напр., Саудовская Аравия, в которой решение любого спорного вопроса осуществляется на основании положений Сунны), которые используют полностью, либо частично - законы шариата или священный закон ислама.

Сунна включает в себя обычаи, связанные с деяниями и поступками Пророка Мухаммеда. Содержание Сунны облечено в форму коротких рассказов - хадисов. Наиболее достоверными считаются хадисы, переданные сподвижниками и женами Мухаммеда[15].

Хадисы являются одним из важнейших источников понимания ислама и подробно разъясняют айаты (стихи Корана), понимание смысла которых является затруднительным. Французский исламовед А. Массэ писал: «... если Сунна может обойтись

без Корана, то Коран не может обойтись без Сунны»1. В Сунне получают более точное выражение некоторые предписания Корана относительно положения женщины в семье, в том числе о михре (выкупе), предшествующем заключению брака, женской одежды - хиджабе, и других, не менее важных, постулатах, целью которых является создание крепкой, нравственно здоровой семье, выступающей базисом исламского общества.

На специфику Сунны, как на одного из самых авторитетных после Корана источников, следует обратить внимание при изучении брачных и семейных правоотношений в мусульманском мире.

В различные исторические периоды в странах мусульманской правовой традиции ученые-богословы осуществляли текстуальное толкование айатов Корана, преданий Сунны и составляли специальные сборники - «тафсиры».

Наиболее известными признаются тафсиры ат-Табари (838-923 гг.), Замахшари (1074-1143 гг.), Бейзави (ум. В 1286 г.), Джалиль аддина Суюти (1144-1505 гг.) и другие[16] . Положения Корана в мире ислама продолжают научно и религиозно трактоваться и в настоящее время.

В тафсире наряду с другими вопросами получают широкое толкование аяты Корана и предания Сунны, затрагивающие проблемы брака и семьи.

Мусульманское право - не синоним шариата. Различение этих понятий основано на правовых критериях: шариат включает все обращенные к людям предписания Корана и сунны, а к мусульманскому праву относятся лишь те принципы и нормы, которые были разработаны или истолкованы доктриной и отвечают требованиям права.

Шариат означает религиозное явление, в котором отдельное место уделяется правовому началу. В отличие от него мусульманское право - преимущественно правовой феномен, который, в отличие от других правовых систем, самостоятельной отраслью науки в настоящее время не признается и считается неотъемлемой частью мусульманской религии.

Начиная со второй половины XIX в., в положении мусульманского права в целом и его источников произошли серьезные изменения, поскольку в правовых системах наиболее развитых мусульманских стран фикх постепенно уступил ведущие позиции законодательству, основанному на рецепции западноевропейских образцов. Одновременно существенное влияние на соотношение источников «мусульманского права оказала проведенная в 1869-1877 гг. кодификация ряда его отраслей и институтов «путем издания Маджаллы1) - своего рода гражданского и процессуального кодекса Османской империи, который действовал в ряде арабских стран до середины XX в. в Ливане, Иордании и Кувейте; отдельные его нормы продолжают применяться и в настоящее время.

Маджалла явилась первым и пока единственным актом, закрепившим в широких масштабах нормы мусульманского права в виде государственного закона. При его подготовке за основу были взяты известные произведения представителей ханифит-ской школы мусульманского права, в частности Ибн Нуджайма и Абу Сайда ал-Хадеми. Такой выбор не был случайным, поскольку, начиная с XVI в., данный толк являлся официальным в Османской империи[17] .

Усиление влияния ислама на правовое развитие ряда стран Востока в последние годы объективно ведет к возрастанию роли мусульманско-правовой доктрины в подготовке вновь принимаемых законов, закрепляющих общие принципы и конкретные нормы фикха, большинство из которых были разработаны мусульманскими учеными-юристами еще в средние века.

В начале XX в. в мусульманских странах были приняты первые кодифицированные акты и в сфере «личного статуса». В настоящее время в большинстве из них (Египет, Алжир, Сирия, Ирак, Ливан, Тунис, Иордания, Сомали и др.) мусульманское право сохраняет за собой роль регулятора именно этой отрасли, в которой, как правило, действуют изданные государством нормативно-правовые акты, закрепляющие соответствующие принципы и нормы фикха. Кроме того, основанное на рецепции мусульманско-правовых норм законодательство регулирует

здесь правовой режим имущества, некоторые вопросы правоспособности, отдельные виды сделок (например, дарение). Единичные нормы, имеющие мусульманское происхождение, включаются также в уголовное, гражданское, семейное, процессуальное законодательство1.

В завершение настоящего параграфа представляется возможным на основании вышеизложенного представить выводы о том, что мусульманское семейное право ведет свое начало из Корана и в последующем формировалось как доктринальная парадигма[18] .

Необходимо отметить, что перечисленные источники, и сформированный ими образ мусульманской семьи в настоящее время не обрел статуса исторической реликвии, как, например, «Законы Хаммурапи» или «Ассирийский судебник», однако они признаются официальным национальным законодательством мусульманских государств, а в отдельных странах (Саудовская Аравия, Иран, Арабские Эмираты) на сегодняшний день остаются единственной основой для регулирования брачно-семейных отношений, как и полторы тысячи лет назад.

В рамках российского права, регулирующего брачно-семейные отношения как внутри страны, так и используемого правоприменителем для регулирования международных браков с гражданами иностранных государств, Декрет ВЦИК СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. «О гражданскомъ браке, о детяхъ и о ве-деши книгъ актовъ состояшя» стал первым кодифицированным актом СССР, установившем фундаментальные положения законодательного регулирования брачных и семейных отношений.

Также на территории СССР принимались Кодексы о браке и семье субъектов с учетом национальных обычаев, традиций и научных взглядов по вопросам совершенствования брачно-семейного права народов, населявших государство. Данная унификация норм в сфере брачных отношений способствовала единообразному разрешению вопросов, лежащих в рассматри-

30

ваемой в настоящем диссертационном исследовании сфере правового регулирования[19].

Изложенные в данном параграфе сведения об основных этапах развития международного брачного законодательства России и иностранных государств на примере стран мусульманской правовой традиции дают основания полагать, что эти народы прошли противоположные пути становления и развития правового регулирования рассматриваемой сферы общественных отношений. Однако, несмотря на коренные различия правовых и тесно связанных с ними религиозных постулатов рассмотренные пути и способы их развития определяют общие пробелы в законодательстве, на практике порождающие коллизии, нарушающие права и свободы человека и гражданина вне зависимости от его личного закона и вероисповедания. Ключевыми различиями, требующими унификации действующего международного и национального брачного законодательства, следует признать следующее.

Во-первых, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 14 Семейного кодекса Российской Федерации обстоятельством, препятствующим заключению брака, является наличие другого зарегистрированного брака. Однако действующее российское брачно-семейное законодательство не содержит указания на невозможность вступления в последующие браки лицом на территории иностранного государства с иностранным гражданином по праву иностранного государства без расторжения предыдущего (предыдущих) брака (браков), если это обстоятельство допускается правом государства места заключения брака (правило lex loci celebrationis). Также, в соответствии с п. 2 ст. 1186 Гражданского кодекса Российской Федерации закон наиболее тесной связи (proper law) будет действовать применительно к вышеобозна-ченным отношениям.

Во-вторых, отсутствие законодательного признания полигамных браков, допускаемых, признаваемых и поощряемых мусульманским правом и его источниками, не означает отсутствия на территории России фактического многоженства, существовавшего на протяжении веков и сохранившегося в настоящее время. В силу многонациональности и многоконфессионально-сти населения Российской Федерации, его различий в культу

ре, обычаях и традициях, возникли интерлокальные, интерперсональные коллизии, обозначившиеся в результате принятия конституционного положения о законотворческой деятельности субъектов государства. Таким образом, норма федерального законодательства, имея высшую юридическую силу по отношению к норме субъектов, нарушает вышеуказанные конституционные положения обрядовости, традиционализме, культуре и обычаях народов, проживающих на территории Российской Федерации и признающихся гражданами России на основании Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации»1.

В-третьих, на основании вышеперечисленных в настоящем параграфе различий в этапах и особенностях формирования и развития российского и иностранного (на примере мусульманского) брачного законодательства, возникает необходимость обозначения и представления перспектив и способов разрешения коллизий в сфере защиты имущественных и личных неимущественных прав российских граждан, состоящих в полигамных международных браках. Данное положение особенно актуально в свете непрерывно расширяющегося политического и экономического международного сотрудничества с государствами мусульманской правовой системы, что ведет к увеличению контактов российских граждан с представителями иностранных государств, порождающих возникновение брачно-семейных отношений и требующих незамедлительного их правового регулирования.

Четвертым, и заключительным, но не менее важным, по сравнению с предыдущими, выступает положение о конфликте квалификаций понятий в сфере международных брачных отношений. Толкование права государства, требующего сообразно возникшему общественному отношению квалифицировать коллизионную норму, а также раскрыть юридические понятия, из которых данная норма состоит, и выбрать право государства, в соответствии с которым могла бы быть дана настоящая квалификация, представляет собой центральную проблему, требующую оперативного рассмотрения и разрешения в области международных брачных отношений.

Представленные задачи, по мнению автора настоящего монографического исследования, могут быть решены российским 32 _________

1 Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» // C3 РФ, 2002, № 22, ст. 2031. законодателем только путем внесения изменений во внутреннее семейное право, которые, с одной стороны, закрепили бы фактически существующие отношения субъектов правового регулирования, а с другой, как будет изложено в дальнейшем, смогут продолжить развитие положительных тенденций законодательного закрепления и использования способов разрешения коллизий в рассматриваемой сфере не только национального, но и международного частного права.

  • [1] Левшин Э.М. Становление и развитие брачно-семейного законодательства в дореволюционной России: Дис.... канд. юрид. наук. 12.00.01. Н. Новгород, 2003. С. 3. // 2 Фархтдинов Я.Ф., Камалдинов Р.Р. Этапы развития семейного права России // Вестник ТИСБИ. Вып. №4 за 2000 г.
  • [2] Исаев И.А. История государства и права России. М., 1996. С.16. 2 Антокольская М.В. Семейное право. М., 1997. С. 15. 3 История государства и права / под ред. О.И.Чистякова. М., 1996. С. 31-35. 4 Фархтдинов Я.Ф., Камалдинов Р.Р. Этапы развития семейного права России // Вестник ТИСБИ. Вып. №4 за 2000 г. 5 Антокольская М.В. Семейное право. М.: Юрист, 1996. С. 58.
  • [3] История государства и права СССР. Ч. 1. / под ред. О.И.Чистякова и И.Д. Мартысевича. М.: МГУ, 1985. С. 181. 2 Инюкина С.А. Законные поводы к расторжению брака в России в XIX веке // Очерки новейшей камералистики. Краснодар: ГУК КК «Кубанькино», 2010, № 1. С. 88-90. 3 Антокольская М.В. Семейное право. М.: Юрист, 1996. С. 58.
  • [4] Бранденбургский Я.Н. Самообложение сельского населения // Еженедельник Советской Юстиции. 1928. № 2. С. 33-35. 2 Фархтдинов Я.Ф., Камалдинов Р.Р. Этапы развития семейного права России // Вестник ТИСБИ. 2000. Вып. № 4. 3 Свердлов Г.М. Советское семейное право. М., 1958. С. 58-59. 4 См.: Бранденбургский Я.Н. Брак и семья: Доклад на Всесоюзном совещании волостных женоорганизаторов при отделе работниц и крестьянок ЦК ВКП(б) 13 февраля 1926 г. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1926; Бранденбургский Я.Н., Крыленко Н.В., СольцА.А. Семья и новый быт: споры о проекте нового кодекса законов о семье и браке. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1926; Бранденбургский Я.Н. Брак и его правовые последствия. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1926. 5 СУ РСФСР. 1917. №1.Ст. 160.
  • [5] Понятие «гражданский брак» в то время отличалось от современного - так назывался брак, зарегистрированный государственными органами. 2 СУ РСФСР. 1917. №10. Ст. 152. 3 СУ РСФСР, 1918, № 76-77, ст. 818. 4 Постановление ВЦИК от 19.11.1926; см. также: Бранденбургский Я.Н. Курский Д.И. Семейное, брачное и опекунское право РСФСР. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1927; Бранденбургский Я.Н. Курс по семейно-брачному праву: Лекции, прочитанные на факультете советского права I МГУ в 1926/1927 академическом году. М.: Юрид. изд-во НКЮ РСФСР, 1928. 5 См.: Кострова Н.М. Брак, семья и социалистическое правосудие // Вестник Московского университета. М.: Изд-во Моск, ун-та, 1986, № 1. С. 86-88. 6 Бранденбургский Я.Н. Советское законодательство на грани второго десятилетия диктатуры пролетариата// Еженедельник Советской Юстиции. 1927. № 43. С. 1335-1341.
  • [6] Ворожейкин Е.М. Динамика народонаселения и право // Советское государство и право. 1969. №9. С. 65. 2 Указ Президиума ВС СССР от 8 июля 1944 г. 3 Семейные правоотношения в СССР/ Ворожейкин Е.М. М.: Юрид. лит., 1972. С. 136-142. 4 Инюкина С.А. К вопросу о прекращении и расторжении брака в Кодексе о браке и семье РСФСР 1969 г. // Общество и право. Краснодар: Изд-во Краснодар, ун-та МВД России, 2009, № 2 (24). С. 23-25. 5 Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Основы советского гражданского законодательства. Л.: Изд. ЛГУ. 1962. С. 89-90; Советское гражданское право: курс лекций. В 3 ч. Л.: Издательство ЛГУ. 1958-1965. Ч.З. Правоотношения, связанные с продуктами творческой деятельности. Семейное право. Наследственное право. 1965. С. 301-303.
  • [7] Семейный кодекс Российской Федерации (СК РФ) от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ. 2 Федосеева Г.Ю. Международное частное право: учебник. 4-е изд. М.: Эксмо, 2005. С. 73-78. 3 См.: Крылова Н.Л., Прожогина М.В. «Смешанные браки». Опыт межцивилизационного общения. М.: Институт Африки РАН, 2002. С. 65-71. 4 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 марта 1969 г. № 47 «О судебной практике по делам о преступлениях, составляющих пережитки местных обычаев» // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961-1993. М.: «Юридическая литература», 1994.
  • [8] Подробнее см.: Крылова Н.Л. Русские женщины в Африке. Проблемы адаптации. М., 1996. 2 Абдуллаев М.А. Из истории философской и общественно политической мысли народов Дагестана в XIX в. М.: «Наука», 1968. С. 247. 3 Абдуллаев М.А. Общественно-политическая мысль в Дагестане в начале XX в. М.: «Наука», 1987. С. 115.
  • [9] Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 20 ноября 1997 г. № 1929-II ГД «О Концепции законотворческой деятельности по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин» // Ведомости Федерального Собрания Российской Федерации, 1997, № 35, ст. 1582. 2 Абдуррохман бни Мухаммед'Авзи аль Джузирийю. Китаб-уль-фикхи ‘алал-мазахиб-иль-арба’ати. (арабский язык). (Книга о законодательстве по четырем мазхабам). Бейрут, 1996. С.225. 3 Кириченко К.А. Альтернативные формы семьи в практике Европейского Суда по правам человека // Актуальные проблемы гуманитарных и социальных исследований. Материалы VII Региональной научной конференции молодых ученых Сибири в области гуманитарных и социальных наук. Новосибирск: Изд-во Новосиб. гос. ун-та, 2009. С. 224-226.
  • [10] Бранденбургский Я.Н. Жизнь предъявляет свои требования (К новым изменениям Кодекса законов о браке, семье и опеке) // Еженедельник Советской Юстиции. 1928. № 23. С. 664-667. 2 Блиев М.М. О некоторых проблемах присоединения народов Кавказа к России // История СССР. 1991. №6. С. 67. 3 Иоффе О.С. Что должен знать каждый о гражданском праве: Пособие для слушателей. М.: Знание, 1973. С.56-57. 4 Морева Р.Б. Природа и место международного частного права в правовой системе Российской Федерации: Дис.... канд. юрид. наук. 12.00.03. М., 2007. С. 6-8.
  • [11] Ворожейкин Е.М. Право и семья //Советское государство и право. 1970. № 9. С. 57-65. 2 Мисроков З.Х. Адатское и мусульманское право народов Северного Кавказа в российских правовых системах (XIX-XX вв.): Дис.... д-ра юрид. наук. 12.00.01. М., 2003. С. 1. 3 Сюкияйнен Л.Р. Российская власть и ислам. А не возродить ли шариатские суды? // Отечественные записки. 16.12.2003.http://www.centrasia.ru/.
  • [12] Саййид Муджтаба Рукни Мусави Лари. Западная цивилизация глазами мусульманина. Баку, 1994. С. 160. 2 Мавераннахра Бурхануддин Маргинани. Хидоя: Комментарии мусульманского права. Ташкент, 1994. С. 155. 3 Мухаммад Али Аль-Хашими. Личность мусульманина. М.: Российский фонд «Ибрагим бин Абдулазиз Аль Ибрагим», 1997. С. 82.
  • [13] Цмай В.В. Право личного статуса: Механизм формирования и реализации в мусульманских странах. Исторический и теоретико-правовой анализ: Дис. ... д-ра юрид. наук. СПб, 2000. С. 167-170. 2 Пономаренко Л.В. Ислам в общественно-политической и культурной жизни Франции и государств Северной и Западной Африки // Вопросы истории. 1998. № 9.
  • [14] Справочно-информационный портал сети Интернет http://constitutions.ru/archives/140 (дата обращения: 16.04.2013). 2 Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М.: «Норма», 1996. С. 7. 3 Советский энциклопедический словарь. М.: «Советская энциклопедия», 1988. С. 629.
  • [15] Ван ден Берг Л.В.С. Основные начала мусульманского права согласно учению имамов Абу Ханифы и Шафии: [пер. с гол.]; Предисл. Л.Р. Сюкияйнена. М.: Наталис, 2005. С. 20. «Некоторые лица, которые вследствие своего благочестия считаются вполне достойными доверия, оказались, по разысканиям европейских ученых, не заслуживающими никакого доверия. Это можно сказать и об Аише, вдове Пророка, и о некоем Ибн-Аббасе, которые для усиления своего влияния и поддержки своей политической партии не побоялись приписать Пророку самые бессмысленные и удивительные изречения. Истинность изречений, опирающихся на их авторитеты, с мусульманской точки зрения почти неопровержима».
  • [16] МассэА. Ислам. Очерк истории. М., 1982. С. 72. 2 Ван ден Берг Л.В.С. Основные начала мусульманского права согласно учению имамов Абу Ханифы и Шафии: [пер. с гол.]; Предисл. Л. Р. Сюкияйнена. М.: Наталис, 2005. С. 26-29. 3 Ахильгова Э.С. Семейно-правовое положение женщины в мусульманских странах: Дис. ... 2,0 канд. юрид. наук. 12.00.03. М., 2003. С. 69. 4 См.: Саидов А.Х. Сравнительное правоведение и юридическая география мира. М., 1993. С. 112.
  • [17] См.: Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Шариат и суд. Перевод применяемого в Оттоманской империи гражданского Свода (Мэджеллэ) / пер. стур.Т. 1-3. Ташкент, 1911-1912. 2 Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. М.: «Наука», 1986. С. 72.
  • [18] Сюкияйнен Л.Р. Справочно-информационный портал сети Интернет http://www.gumer. info/bogoslov_Buks/lslam/Syk_Pravo/02.php (дата обращения: 16.04.2013). 2 Парадигма - это совокупность определенных представлений и определений, каких-либо терминов, а также ценностных установок, которые принимаются и разделяются научным сообществом. 3 Декрет ВЦИК СНК РСФСР от 18 декабря 1917 г. «О гражданскомъ браке, о детяхъ и о ве-ден!и книгъ актовъ состояжя» // Газета Временного Рабочего и Крестьянского Правительства, №37, 20.12.1917.
  • [19] Сафронова C.C. Международная унификация права, регулирующего заключение и прекращение брака: Дис.... канд. юрид. наук. 12.00.03. Саратов: СГАП, 2003. С. 46.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >