Институт крайней необходимости в административном праве России

Ежедневная практика сотрудников полиции складывается таким образом, что не всегда возможно производство по делу об административных правонарушениях. Законодатель дает исчерпывающий перечень оснований, по которым рассмотрение дел невозможно (ввиду некоторого рода исключений из общего правила). КоАП РФ содержит нормы: «Обстоятельства исключающие деликтность деяния» (возраст, вменяемость, крайняя необходимость) и «Обстоятельства, освобождающие от административной ответственности» (малозначительность, издание акта амнистии, отмена закона, истечение сроков давности, смерть физического лица). В первом случае при отсутствии деликтности (противоправности) ответственность за деяние не возникает как таковая. Во втором случае лицо, совершившее административное правонарушение, освобождается от наказания, но отношения ответственности возникают.

Отметим, что на практике возникает немало вопросов при квалификации деяний, учитывающих указанные обстоятельства. Именно поэтому в рамках данного исследования нам хотелось бы подробнее проанализировать такое обстоятельство, исключающие деликтность деяния, как «крайняя необходимость».

Институт крайней необходимости изначально подробно исследовался только в рамках науки уголовного права, но в результате развития общественных отношений перешел и в другие отрасли.

Четкого понятия «крайняя необходимость» в административном праве законодатель не дает, тем не менее (согласно ст. 2.7 КоАП РФ) можно выделить основную идею, которую пытался вложить законодатель в рассматриваемое понятие. Крайняя необходимость — это возникшее по воле человека либо в результате действия сил природы состояние угрозы причинения вреда охраняемым законом интересам, при котором возможно устранение (предотвращение) причинения вреда этому охраняемому законом интересу только путем причинения вреда охраняемым законом интересам, менее важным с точки зрения административного закона.

Рассматриваемое обстоятельство не только освобождает лицо, совершившее административное правонарушение в состоянии крайней не обходимости, от административной ответственности, но и не признает такие действия административным правонарушением.

Ввиду явного облегчения положения обвиняемого данный институт стал полем для полемики многих юристов-профессионалов.

Проблема применения института крайней необходимости в рамках административного права не является исключительно научной. Много вопросов возникает и в рамках правоприменительной практики, прежде всего — в судебной практике рассмотрения дел. Изучив судебные решения с элементами «крайней необходимости», мы обнаружили некоторую закономерность.

В соответствии с нашими расчетами ограниченное количество принятых решений, действительно, отражают реально установленные основания возникновения института крайней необходимости. Основной пласт дел разрешается в пользу потерпевшего, нередко выступающего от лица государства. Встает очевидный вопрос: почему так происходит?

На наш взгляд, основной проблемой являются поверхностные знания граждан об институте крайней необходимости, которые не дают им в полной мере реализовать свои права либо заставляют злоупотреблять этим правом. Кроме того, следует сказать о недостаточном развитии данного института в рамках административного законодательства.

Существует несколько возможных ошибок, связанных с квалификацией таких деяний, совершаемых в состоянии крайней необходимости. Первой из них является ошибка относительно наличия или характера опасности, вызывающей необходимость совершения действий, причиняющих вред. Ярким примером подобного случая будет являться решение от 18 ноября 2015 г. по делу 5-355/2015 (Судебный участок мирового судьи №1 г. Качканара). Гражданин нарушил подп. «г» п. 62 Правил оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства РФ, что выразилось в беспорядочной стрельбе в воздух из травматического пистолета в целях защиты граждан от своего товарища (владельца пистолета), который выражал явные намерения нанести вред окружающим. В установленных судом обстоятельствах действия лица не могут расцениваться как совершенные в состоянии крайней необходимости. Признаки, указанные в ст. 2.7 КоАП РФ, в данном случае отсутствуют, поскольку реальная опасность, непосредственно угрожающая жизни и здоровью самого лица или кому-либо другому, в момент совершения выстрелов отсутствовала.

1

URL: http://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-mirovogo-sudi-l-g-kachka-nara-s/act-224550548 (дата обращения: 25.02.2016).

Следующая ошибка — представление о размере предотвращаемого вреда. Юридическое значение будет иметь переоценка такого вреда, которая привела к фактическому причинению лицом такого же по тяжести или большего ущерба, чем предотвращенный. Примером подобной ошибки будет являться решение от 10 ноября 2015 г. по делу 12-92/2015 (Бабаевский районный суд Вологодской области). Гражданин Шорохов А. А. привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30000 рублей за управление мопедом без государственного регистрационного знака в состоянии алкогольного опьянения, чем нарушил п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации. Обстоятельства дела сложились таким образом. Шорохов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, повредил себе ногу, у него открылось кровотечение. Опасаясь за свою жизнь, он предпринял некоторые меры. Вызвал скорую (которая в результате отсутствия транспорта не смогла приехать), попросил своего друга довезти его до больницы (друг отказался, сославшись на болезнь). В итоге Шорохов принимает решение добраться до больницы на мопеде самостоятельно. Данное решение гражданина суд рассматривает как неверное, так как была возможность обратиться к другим лицам (например, к соседям). Выезжая из дома на транспортном средстве в состоянии алкогольного опьянения (с ранением ноги), данное лицо представляло большую опасность для общества, чем ухудшение состояние его здоровья.

Помимо ошибок, совершаемых гражданами, при обращении к ст. 2.7 КоАП РФ обратим внимание на некоторые особенности рассматриваемого понятия.

Вред при крайней необходимости может причиняться и интересам третьих лиц, не имеющих отношения к возникшей опасности. Поэтому общим условием правомерности причинения вреда считается меньший размер причиненного вреда по сравнению с предотвращенным. При сравнении размера учитывается как количественная характеристика ущерба (например, стоимость уничтоженного имущества), так и качественная: имущественный ущерб, как правило, признается менее существенным, чем физический, причиненный здоровью человека.

В этом контексте спорным является вопрос и о том, должен ли быть вред, причиненный в рамках крайней необходимости, минимальным. Выбор неоптимального варианта поведения, на наш взгляд, не должен

1

http:rospravosudie.com/court-babaevskij-rajonnyj-sud-vologodskaya-oblast-s/act-500612566 (дата обращения: 25.02.2016).

автоматически признаваться нарушением условий правомерности крайней необходимости, для привлечения лица к ответственности необходимо, чтобы превышение пределов крайней необходимости носило умышленный и осознаваемый характер.

Отметим, что правом причинения вреда в рамках крайней необходимости, как правило, наделяются все лица (вне независимости от их отношения к интересу, которому причиняется вред, служебного положения и иных качеств). Некоторые категории лиц не только вправе, но и обязаны совершить действия, связанные с причинением ущерба для предотвращения более опасного вреда. Например, лицо, осуществляющее правоохранительную функцию (полицейский, охранник), в состоянии крайней необходимости предотвращает действия нарушителя.

Подводя итоги анализа судебной практики и изучив некоторые особенности рассматриваемого явления, отметим, что многие лица, пытаясь избежать ответственности, не задумываясь ссылаются на крайнюю необходимость, ложно полагая, что признак вины отсутствует, а ущерб, которого они избежали, многократно превышает вероятные последствия нарушенной ими нормы. Такие действия граждан, несомненно, противоречат изначальным принципам и целям назначения административного наказания.

Считая первостепенными государственные интересы и интересы граждан, законодатель старается добиться повышения социальной активности граждан, предоставляет им возможность принимать участие в предотвращении большего вреда, чем причиняемый. Это обусловлено провозглашенным в ст. 2 Конституции РФ положением о том, что человек, его права и свободы — высшая ценность, а их признание и защита — обязанность государства.

На наш взгляд, важным является и тот факт, что законодатель разрешает действовать гражданам, исходя из морали, совести, воспитания и внутренних убеждений. Поэтому необходимо и дальше развивать данный институт права, проводить разъяснительные беседы и профилактическую работу с гражданами, доводить необходимые положения и нормы через средства массовой информации, повышая уровень правосознания граждан.

А. Н. Шелковников

(Омская академия МВД России)

Научный руководитель — канд. юрид. наук А. В. Куянова

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >