Применение полицией отдельных мер административного принуждения в области дорожного движения

Впервые Федеральный закон «О полиции»1 в соответствии с п. 7 ст. 2 среди основных направлений деятельности органов внутренних дел выделяет обеспечение безопасности дорожного движения.

В целях реализации установленной деятельности законодатель наделяет сотрудников полиции правом по применению мер административного принуждения в области дорожного движения. Так, в соответствии с п. 20 ст. 13 Закона сотрудники полиции для обеспечения безопасности дорожного движения имеют право: останавливать транспортные средства; проверять документы на право пользования и управления ими, документы на транспортные средства и перевозимые грузы, осуществлять с участием водителей или граждан, сопровождающих грузы, осмотр транспортных средств и грузов при подозрении, что они используются в противоправных целях, с составлением соответствующего акта; задерживать транспортные средства, находящиеся в розыске; временно ограничивать или запрещать дорожное движение и пр.

Данные меры, с одной стороны, вторгаются в сферу основных, закрепленных Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина и сопряжены с наступлением, как отмечал Л. Л. Попов, «отрицательных последствий морального, материального и физического характера»[1] . Но,

с другой стороны, данные меры направлены «на обеспечение общественной безопасности, а также защиту общественных отношений в сфере государственного управления»[2].

Несомненно, применять меры административно-правового принуждения сотрудники полиции могут лишь в исключительных случаях в строгом соответствии и в пределах действующего законодательства. Кроме того, их применение вызвано необходимостью реагирования в случаях, когда участники общественных отношений в области дорожного движения сознательно и грубо нарушают закон, либо в условиях экстремальной ситуации (например, ДТП, аварии, катастрофы). Эффективность и законность применения мер административного принуждения зависит от четкого нормативного регулирования оснований, порядка и процедуры их реализации.

Основания и порядок их применения регламентированы Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), Федеральным законом «О полиции» (далее - Закон о полиции), Административным регламентом Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения (далее - Административный регламент) и иными нормативными актами.

Вместе с тем анализ административного законодательства в исследуемой сфере свидетельствует, что недостаточно четко определены основания и процедура применения таких мер административного принуждения, как осмотр транспортного средства и груза, досмотр транспортного средства. В частности, в п. 20 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции не указано четкого основания осмотра транспортных средств и грузов, а применяется абстрактное положение: «подозрение, что они (транспортные средства и грузы) используются в противоправных целях».

Пункт 149 Административного регламента содержит понятие осмотра транспортного средства и груза - это «визуальное обследование». Основа

ниями для него являются: ориентировки, иная информация об их использовании в противоправных целях; необходимость проведения сверки маркировочных обозначений транспортного средства с записями в регистрационных документах; наличие признаков несоответствия перевозимого груза данным, указанным в документах.

Одно из оснований осмотра транспортного средства, закрепленное Административным регламентом, а именно «если имеются основания полагать, что оно эксплуатируется при наличии неисправностей или условий, при которых его эксплуатация запрещена», решением Верховного Суда РФ[3] было отменено ввиду признания данного положения противоречащим Закону о полиции.

Сравнительно-правовой анализ нормативных правовых актов в исследуемой области общественных отношений показывает, что понятие, основания и порядок проведения осмотра транспортного средства и груза закреплены законодателем лишь в ведомственном нормативном правовом акте; Законом о полиции регламентируются только общие положения об осмотре транспортного средства, а в КоАП РФ такая мера вообще отсутствует. В связи с этим правомерно возникает вопрос: «Если осмотр транспортного средства и груза отсутствует в содержании КоАП РФ, является ли данная мера административным принуждением?»

Отсутствие осмотра транспортного средства и груза среди перечня мер административного принуждения, определенного главой 27 КоАП РФ, свидетельствует, что законодатель не рассматривает его в качестве меры административного принуждения, в частности меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Однако анализ правоприменительной деятельности полиции в названной области позволяет нам говорить, что водитель автомототранспортного средства не может отказаться от применения к нему сотрудниками полиции указанной меры. Так, согласно п. 23 Административного регламента, «в случае неповиновения законному распоряжению или требованию сотрудника либо воспрепятствования исполнению им служебных обязанностей в отношении лица возбуждается дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.3 КоАП РФ». Значит, данная мера является принудительной, отсюда следует, что порядок ее применения нуждается в детальной регламентации на законодательном уровне.

В Законе о полиции определены порядок и условия применения таких мер государственного принуждения, как задержание граждан (ст. 14), вхождение (проникновение) в жилье и иные помещения, на земельные участки и

территории (ст. 15), оцепление (блокирование) участков местности, жилых помещений, строений и других объектов (ст. 16). В связи с этим логично предположить, что главу 4 Закона, регламентирующую основания и порядок применения полицией вышеперечисленных мер государственного принуждения, целесообразно дополнить такой мерой, как осмотр транспортных средств и грузов, а также определить процедуру его проведения. Это не только будет способствовать гармонизации действующего законодательства, но и позволит в полной мере обеспечить права и свободы граждан, подпадающих под действие данной меры административного реагирования.

Затрудняет правоприменительную деятельность полиции в области дорожного движения при проведении осмотра транспортных средств и грузов отсутствие в Административном регламенте, других ведомственных нормативных актах ряда важных процессуальных моментов. В частности, в соответствии с п. 153.1 Административного регламента сотрудник составляет акт осмотра транспортного средства и груза. Однако до сих пор не утверждена форма такого акта. Среди приложений Административного регламента отсутствует типовой образец акта осмотра транспортного средства и груза. На наш взгляд, также необходимо закрепление перечня сведений, формирующих содержание акта осмотра, путем дополнения нормы положением о разъяснении гражданам основания и повода ограничения их прав, а также возникающих в связи с этим их прав, направленных на максимальную защиту интересов граждан и организаций[4].

В соответствии с п. 16 ст. 13 Закона о полиции предоставляется право производить досмотр транспортных средств граждан при наличии данных о том, что они имеют при себе оружие, боеприпасы, патроны к оружию, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры либо ядовитые или радиоактивные вещества. Статья 27.9 КоАП РФ регламентирует основания и порядок проведения этой меры административного принуждения. Пункт 162 Административного регламента предусматривает, что сотрудник в случае обнаружения в ходе досмотра транспортного средства необходимых данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, возбуждает дело об административном правонарушении.

Действительно, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными состав

лять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, является поводом к возбуждению дела об административном правонарушении. Однако в практической деятельности бывают ситуации, когда в ходе личного досмотра и досмотра транспортного средства не обнаруживаются необходимые данные, в связи с чем неясно, как поступать сотрудникам полиции в этих случаях, так как их полномочия не урегулированы ни КоАП РФ, ни Законом о полиции, ни ведомственными нормативными правовыми актами. Поэтому нуждаются в уточнении полномочия сотрудников полиции в рассматриваемой области, так как существующие пробелы административного законодательства затрудняют процесс правоприменения и правоох-раны в области дорожного движения. На наш взгляд, целесообразно разработать Правила поведения сотрудников полиции в случаях, когда в ходе личного досмотра и досмотра транспортного средства не обнаружены достаточные данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, и дополнить соответствующими пунктами ст. ст. 27.7, 27.9 КоАП РФ, регламентирующие основания и порядок проведения личного досмотра и досмотра транспортного средства, а также Административный регламент. Более того, в целях максимальной защиты прав граждан следует дополнить и главу 4 Закона о полиции понятием, основаниями и порядком реализации рассматриваемой меры.

Вместе с тем для обеспечения прав и свобод граждан при применении сотрудниками полиции соответствующих административных мер, законодатель пошел по пути ограничения. Так, п. 151 Административного регламента, содержащий положение о том, что в случаях отказа водителя или граждан, сопровождающих грузы, от проведения осмотра, в том числе опломбированного груза (за исключением таможенного и специального), а также при выявлении соответствующих оснований, производится досмотр транспортного средства, п. 155 Административного регламента, закрепляющий, что среди оснований для досмотра транспортного средства, предусмотрен в том числе и отказ водителя или граждан, сопровождающих грузы, от проведения осмотра транспортного средства и перевозимого груза, отменены вступившим в законную силу решением Верховного Суда РФ. В мотивировочной части решения отмечено, что предусмотренные положениями Административного регламента такие основания для досмотра, как отказ водителя или граждан, сопровождающих грузы, от проведения осмотра, в том числе опломбированного груза, ни п. 16 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции, ни ст. 27.9 КоАП РФ не указаны и противоречат действующему законодательству.

На основании вышеизложенного признано недействующим и приложение № 10 к Административному регламенту в части, определяющей в качестве условия составления протокола о досмотре транспортного средства отказ водителя или граждан, сопровождающих грузы, от проведения осмотра транспортного средства и перевозимого груза. Содержащееся ранее в п. 153 Административного регламента требование, не предусматривающее составления процессуальных документов о проведении осмотра транспортного средства и груза, отменено ввиду противоречия п. 20 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции. Таким образом, совершенствование деятельности полиции в области дорожного движения при применении мер административного реагирования должно основываться на гармонизации нормативно-правовой базы в исследуемой сфере при неукоснительном соблюдении принципа защиты прав и свобод человека и гражданина.

Н. В. Шухман

(Омская юридическая академия)

О КАТЕГОРИЯХ ЛИЦ, ОСВОБОЖДЕННЫХ ИЗ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ, В ОТНОШЕНИИ КОТОРЫХ УСТАНАВЛИВАЕТСЯ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ НАДЗОР

Ранее судимые граждане являются особой категорией, подлежащей контролю со стороны полиции. В 2012 г. ими было совершено 434 тыс. преступлений, что составляет более трети всех расследованных преступных деяний. В целях предупреждения совершения преступлений такими лицами был принят Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы»[5].

Согласно ч. 1 ст. 3 указанного Закона административный надзор устанавливается судом в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость за совершение:

  • - тяжкого или особо тяжкого преступления;
  • - преступления при рецидиве преступлений;
  • - умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего.

При этом в отношении данных лиц административный надзор устанавливается, если:

  • 1) лицо в период отбывания наказания в местах лишения свободы признавалось злостным нарушителем порядка отбывания наказания;
  • 2) лицо, отбывшее уголовное наказание в виде лишения свободы и имеющее непогашенную либо неснятую судимость, совершает в течение одного года два и более административных правонарушения против порядка управления и (или) посягающих на общественный порядок и общественную безопасность и (или) на здоровье населения и общественную нравственность.

Обращает на себя внимание тот факт, что лицо, совершившее рецидив преступлений, не названо в данном перечне, если оно не совершало административные правонарушения и не признавалось злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания. Таким образом, гражданин, изначально отбывавший наказание за тяжкое преступление и повторно попавший в места лишения свободы за совершение преступления средней тяжести (например, кража или мошенничество), после освобождения не принадлежит к категории поднадзорных лиц.

Более того, на сегодняшний день безусловно подлежат административному надзору лишь лица, указанные в ч. 2 ст. 3 Федерального закона № 64-ФЗ. Однако непонятно, почему законодатель выделил в данной части лишь преступления против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних.

По нашему мнению, необходимо исключить чч. 2, 3 ст. 3 из Федерального закона № 64-ФЗ и изложить ч. 1 ст. 3 в следующей редакции:

«Административный надзор устанавливается судом в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость, за совершение:

  • 1) тяжкого или особо тяжкого преступления;
  • 2) преступления при рецидиве, опасном рецидиве и особо опасном рецидиве преступлений;
  • 3) умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего».

Полагаем, что во всех указанных выше случаях осужденный безусловно должен подлежать административному надзору сразу же после освобождения.

Считаем, что контроль за лицами, подпадающими под административный надзор, должен быть усилен. В связи с этим целесообразно применять специальные технические средства контроля за гражданами данной категории. В частности, постановлением Правительства РФ от 31 марта 2010 г. № 198, а также постановлением Правительства РФ от 18 февраля 2013 г. № 134 утверждены перечни средств, с помощью которых производится надзор за осужденными к наказанию в виде ограничения свободы и за лицами, в отношении которых применяется такая мера пресечения, как домашний арест. Считаем необходимым использовать данные средства в рамках административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы.

Итак, соответствующую норму нужно закрепить в Федеральном законе № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», сделав отсылочную норму к соответствующему постановлению Правительства РФ.

М. В. Фарафонова

(Омская академия МВД России)

  • [1] О полиции : федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 7, ст. 900. С. 2140-2186. 2 Попов Л. Л. Убеждение и принуждение в административной деятельности милиции : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1966. С. 5.
  • [2] Кокарев А. Н. Реализация мер административного пресечения в деятельности органов внутренних дел. М., 2010. С. 15. 2 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ [Электронный ресурс] : с изм. и доп. на 15 сентября 2012 г. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». 3 Административный регламент Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения : приказ МВД России от 2 марта 2009 г. № 185 : в ред. приказа МВД России от 13 августа 2012 г. № 780 // Рос. газета. 2009. 7 июля ; 2012. 24 окт.
  • [3] Решение Верховного Суда Российской Федерации от 27 марта 2012 г. № АКПИ 12-245 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2012. №11.
  • [4] Правовой департамент МВД РФ. Справочные материалы для разъяснения положений Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ «О полиции». М., 2011. С. 17. URL: http://www.twirpx.com/file/690810 (дата обращения: 31.01.2013).
  • [5] Рос. газета. 2011. 8 апр.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >