Некоторые проблемы проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц, обладающих неприкосновенностью

С. Ю. Ударцев -

заместитель начальника кафедры оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Дальневосточного юридического института МВД России

(г. Хабаровск), кандидат юридических наук, доцент

Фундаментальные научные труды основоположников теории оперативно-розыскной деятельности, а также проводимые в последние десятилетия многочисленные исследования и выработанные на их основе рекомендации позволяют сделать вывод о сформировавшейся в целом системе взглядов на сущность и содержание оперативно-розыскной деятельности. В то же время дальнейшее развитие теории оперативно-розыскной деятельности предполагает совершенствование и систематизацию научных познаний о ней.

Появление новых видов преступлений и способов их совершения, декриминализация одних составов преступлений и ужесточение ответственности за совершение других, изменения действующего законодательства и решения, принимаемые высшими органами власти, вызывают необходимость использования новых подходов в исследовании различных аспектов оперативнорозыскной деятельности.

Анализ специальной литературы позволяет прийти к выводу, что в разное время определенный интерес вызывали вопросы обеспечения прав личности при осуществлении оперативнорозыскной деятельности[1]. Гарантированное Конституцией Российской Федерации право граждан на свободу и личную неприкосновенность было детализировано в ряде нормативных правовых актов, обеспечивая тем самым его практическую реализацию. При этом совокупность норм в области личной неприкосновенности в настоящее время принято объединять в единый правовой институт - институт личной неприкосновенности.

Институт личной неприкосновенности предполагает соблюдение правоохранительными органами обязательных правил (условий) при осуществлении своей деятельности. Не является исключением и оперативно-розыскная деятельность. В то же время следует согласиться с А. Е. Чечетиным в том, что в настоящее время порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий в от-

ношении должностных лиц, имеющих право на неприкосновенность[2], в оперативно-розыскной деятельности следует признать практически не урегулированным законодателем.

До настоящего времени законодательно не решены вопросы проведения оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела в отношении депутатов законодательных органов субъектов Федерации; не имеет четкого ответа вопрос о допустимости проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении прокурора при получении первичной оперативнорозыскной информации, требующей предварительной проверки; не устранены противоречия действующего законодательства относительно проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката и др.

Наряду с законодательной неурегулированностью правового статуса ряда лиц, обладающих иммунитетом, следует отметить и его слабую научную проработку. Практически за рамками научного изыскания остались такие категории лиц, обладающие иммунитетом, как присяжные и арбитражные заседатели и члены их семей в период осуществления ими правосудия, зарегистрированные кандидаты в депутаты представительных органов местного самоуправления и в выборные должностные лица местного самоуправления в субъектах РФ, сотрудники органов государственной охраны и федеральной службы безопасности в период осуществления ими своих служебных обязанностей, руководитель и следователь Следственного комитета РФ, Президент РФ, прекративший исполнение своих полномочий, члены избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 12 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции

в Российской Федерации»[3] на присяжного заседателя в период осуществления им правосудия распространяются гарантии независимости и неприкосновенности судей, установленные Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации», Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», Федеральным законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Из этого следует, что осуществление в отношении присяжного заседателя в период осуществления им правосудия (как, собственно, и судьи) оперативно-розыскных мероприятий, а также следственных действий (если в отношении него не возбуждено уголовное дело либо он не привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу), связанных с ограничением его гражданских прав либо нарушением его неприкосновенности, определенной Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами, допускается не иначе как на основании решения, принимаемого судебной коллегией в составе трех судей.

При этом решение должно приниматься:

- в отношении судьи Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, военного суда, федерального арбитражного суда - судебной кол-

легией в составе трех судей Верховного Суда Российской Федерации;

- в отношении судьи иного суда - судебной коллегией в составе трех судей, соответственно, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа.

Вот только непонятно, судебной коллегией в составе трех судей какого уровня должно быть принято это решение в отношении присяжного заседателя в период осуществления им правосудия, учитывая, что рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей проводится только в судах федерального и регионального уровней (Верховном Суде Российской Федерации, верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судах).

Представляется, в данном случае уместна аналогия и судебная коллегия должна состоять из судей Верховного Суда Российской Федерации.

Еще один вопрос, заслуживающий внимания, связан с местом рассмотрения материалов о проведении в отношении присяжного заседателя оперативно-розыскных мероприятий. В соответствии с абз. 4 ч. 7 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» «место рассмотрения материалов о проведении в отношении судьи... оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, связанных с ограничением его конституционных прав либо с нарушением его неприкосновенности, определяется федеральным уголовно-процессуальным законом и федеральным законом об оперативно-розыскной деятельности».

В свою очередь, в ст. 9 Федерального закона «Об оперативнорозыскной деятельности»[4] указывается, что при наличии обоснованных опасений относительно возможности рассекречивания оперативно-розыскных мероприятий, планируемых в отношении судьи, указанного в абз. 3 п. 7 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей

в Российской Федерации», материалы о проведении оперативнорозыскных мероприятий на основании решения Председателя Верховного Суда Российской Федерации или его заместителя, принятого по результатам рассмотрения ходатайства органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, могут быть переданы для рассмотрения в иной равнозначный суд.

Возникает вопрос: а если у нас нет обоснованных опасений относительно возможности рассекречивания оперативнорозыскных мероприятий, планируемых в отношении присяжного заседателя, то в какой суд необходимо обратиться? Напрашиваемый ответ: в суд по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении.

Но тогда получается достаточно курьезная ситуация: дело с участием присяжных заседателей рассматривается в судах федерального и регионального уровней (Верховном Суде Российской Федерации, верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судах), а разрешение на проведение ОРМ в отношении присяжного заседателя при отсутствии обоснованных опасений относительно возможности рассекречивания оперативно-розыскных мероприятий мы можем получить и в суде районного уровня.

Практически не урегулированным законодательно остается порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении депутатов, членов выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления.

В соответствии со ст. 24 Временного положения о проведении выборов депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления в субъектах Российской Федерации, не обеспечивших реализацию конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления зарегистрированный кандидат не может быть на территории муниципального образования привлечен к уголовной ответственности, задержан, арестован или подвергнут мерам административного взыскания, налагаемым в судебном порядке, без согласия прокурора субъекта Российской Федерации. Меры пресечения или иные уголовно-процессуальные меры на территории муниципального образования могут быть применены к кандидату только по постановлению суда[5].

Из этого можно сделать вывод, что никаких препятствий для проведения ОРМ в отношении кандидатов в депутаты представительных органов местного самоуправления и выборные должностные лица местного самоуправления нет.

Однако в соответствии с ч. 8 ст. 40 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» гарантии прав депутатов, членов выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц местного самоуправления при проведении в отношении них оперативно-розыскных мероприятий устанавливаются федеральными законами.

И если Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации содержит в себе положения об особом порядке возбуждения уголовного дела в отношении депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления и привлечения их в качестве обвиняемых, то в Законе об ОРД нет ни слова о проведении ОРМ в отношении членов выборных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления.

Таким образом, противоречивость и законодательная неурегулированность различных аспектов осуществления оперативнорозыскной деятельности в отношении лиц, обладающих неприкосновенностью, требует дальнейшего научного исследования и

вызывает необходимость принятия взвешенных, но тем не менее достаточно радикальных мер по совершенствованию их законодательной регламентации[6].

  • [1] См., напр.: Галустьян О. А. Обеспечение прав граждан в уголовнопроцессуальной и оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел : дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2001 ; Ефремов А. М. Обеспечение прав и свобод человека и гражданина в оперативно-розыскной деятельности: теоретические и прикладные проблемы : дис.... д-ра юрид. наук. СПб.: С.-Петерб. ун-т МВД России, 2001 ; Чечетин А. Е. Обеспечение прав личности при проведении оперативно-розыскных мероприятий : дис. ... д-ра юрид. наук. Омск : Ом. акад. МВД России, 2006 и др.
  • [2] В литературе по оперативно-розыскной проблематике лиц, обладающих личной неприкосновенностью, также называют лицами, обладающими иммунитетом. 2 См.: Чечетин А. Е. Комментируем условия проведения оперативнорозыскных мероприятий в отношении лиц, обладающих неприкосновенностью // Оперативник (сыщик). 2005. № 4. С. 19. 3 Там же. С. 19-22.
  • [3] См.: О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации : федер. закон от 20 авг. 2004 г. № ПЗ-ФЗ (в ред. от 27 дек. 2009 г.) // Рос. газ. 2004. 25 авг. 2 См.: О судебной системе Российской Федерации : федер. конституц. закон от 31 дек. 1996 г. № 1-ФКЗ (в ред. от 8 июня 2012 г.) // Рос. газ. 1997. 6 янв. 3 См.: О статусе судей в Российской Федерации : закон Рос. Федерации от 26 июля 1992 г. № 3132-1 (в ред. от 10 июля 2012 г.) // Рос. газ. 1992. 29 июля. 4 См.: О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов : федер. закон от 20 апр. 1995 г. № 45-ФЗ. Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 5 См.: О статусе судей в Российской Федерации...
  • [4] См.: Об оперативно-розыскной деятельности : федер. закон от 12 авг. 1995 г. № 144-ФЗ (в ред. от 10 июля 2012 г.) // Рос. газ. 1995. 18 авг.
  • [5] См.: Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления : федер. закон от 26 нояб. 1996 г. № 138-ФЗ (в ред. от 9 нояб. 2009 г.). Доступ из СПС «КонсультантПлюс». 2 См.: Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации : федер. закон от 6 окт. 2003 г. № 131-ФЗ (в ред. от 16 окт. 2012 г.). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  • [6] См.: Чечетпин А. Е. Комментируем условия... С. 22. 2 См.: Алексеев А. И., Синилов Г. К. Актуальные проблемы теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел. М.: ВНИИ МВД СССР, 1973. С. 57.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >