СЕМАНТИЧЕСКИ СОПРЯЖЕННЫЕ КАТЕГОРИИ DAS GUTE И DAS BOSE И ИХ АКТУАЛИЗАЦИЯ В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ

В настоящей статье рассматривается теория семантически сопряженных категорий, которая получает разработку в рамках антропологической лингвистики. В их основе лежит общефилософский принцип синергетики, позволяющий рассматривать два противоположных явления без отрыва друг от друга. Определенное место среди категорий данного типа занимают этические категории добра и зла, имеющие собственные средства выражения в немецком языковом сознании. В связи с этим одной из задач статьи является выявление языковых форм их реализации.

Ключевые слова: антропологическая лингвистика; семантически сопряженные категории; моральная оценка; добро; зло

I. V. Pashayeva

V. Pashayeva THE SEMANTICALLY CONJUGATED CATEGORIES THE GOOD AND THE EVIL AND THEIR ACTUALIZATION IN GERMAN LANGUAGE CONSCIOUSNESS

The article deals with the theory' of semantically conjugated categories studied within anthropological linguistics. The philosophical principle of synergetic being the basses of two opposite phenomena permits to consider these categories without separating from each other. Ethical categories «the good and the evil» take a certain place among the categories of this type. They have their own means of expression in German linguistic thinring. In this connection one of the purposes of the article is to identify the linguistic forms of the realization of the categories described.

Key words: anthropological linguistics; semantic conjugate categories; moral assessment; good; evil

Ведущей тенденцией развития современной науки о языке является созидание антропологической лингвистики, в рамках которой объединяются в единой онтологии язык и человек. Это значит: в теории антропологической лингвистики в качестве особого идеального объекта выступает человек в аспекте его владения языком.

Традиции такого подхода к лингвистике и ее объекту - языку - развиваются в работах современных исследователей в рамках изучения семантически сопряженных категорий [Малинович, 2002; 2004] или, другими словами, семантически пересекающихся категорий типа категории эстетической оценки прекрасное / безобразное [Арская, 2002], категории чувств любовь / ненависть [Борисова 2003], духовной категории жизнь / смерть [Мишуткина, 2004] и целый ряд других, понятийно-содержательная часть которых входит в сферу нормативной жизнедеятельности человека в самых разнообразных горизонтах его бытия [Малинович, 2002]. В основе исследования категорий такого типа лежит научно-философский принцип синергетики, акцентирующий внимание на согласованности и взаимодействии частей при образовании структуры как единого целого и позволяет рассматривать два противоположных явления без отрыва друг от друга [Хакен, 2003].

В семиосфере названных категорий определенное место занимают семантически сопряженные категории добра и зла, неразрывно связанные с духовным опытом человека, его поведением и определяют собой саму нравственную суть индивида. [Пашаева, 2004]. Добро и зло являются ключевыми терминами любой культуры, существуют в любом языке.

Данные категории представляют собой семантически сопряженные пространства, именуемые антонимами. В их основе лежит типичная универсальная бинарная оппозиция [Малинович, 2002, с. 97]. Бинарный характер названных категорий отражает двойственность восприятия человеком мира как единого и неделимого целого. Такое восприятие связано с физиологическими и психологическими причинами, а система бинарных дифференциальных признаков позволяет проводить их параллельное изучение.

Добро и зло являются аксиологическими антиподами, обладают «парносоотносительным антитетическим характером» [Каган, 1997, с. 80] и представляют собой антонимическую пару «добро - зло». Зло как антипод добра не только сопутствует ему в развитии морали, но часто служит средством его утверждения в сознании или деятельности людей, то есть является логически необходимым условием добра. Зло - это не просто отсутствие добра или недостаточная степень его развития, но именно то, что ему противоречит, препятствует его осуществлению, противостоит добру. В свою очередь зло одновременно и предполагает добро через свое отрицание. По своему императивноценностному содержанию добро и зло диалектически взаимоопределены и познаются в единстве, одно через другое. «Надо окунуться в зло и порок, - писал

Р.Г. Апресян, - чтобы постигнуть добро и обрести истинное понимание нравственности. Узнать зло это не то же самое, что узнать «технику» зла, механизмы зла, - узнать зло вовсе не значит самому творить зло. Все дело в том, что творение добра предполагает способность распознавания зла и готовность последовательной борьбы с ним. Кто не постиг зла, тот не может быть по-настоящему, деятельно добр» [Апресян, 1986, с. 103]. Добро нормативно значимо в противоположности злу и практически утверждается в отвержении зла. Таким образом, происходит взаимопереход добра и зла, который является выражением их единства, проявлением в нравственности закона единства и борьбы противоположностей. Таким образом, существует процесс подсознательного соединения, казалось бы, совершенно противоположных понятий и единичных впечатлений, в сумме создающих нечто новое, т. е. происходит процесс пересечения одного явления другим. Вопрос о пересечении одной семантически сопряженной категорией другой связан с выявлением их зоны пересечения, позволяющая объединить противоположные категории в одно структурно-семантическое пространство как целостное образование, представленное двумя микрополями. Данное обстоятельство позволяет вести речь о «семантической квадратуре круга» [Малинович, 2002, с. 99], содержащей идею единства, бесконечности и свидетельствующей о непрерывности семантических пространств.

Семантически сопряженные категории добра и зла являются основными понятиями морального сознания. С их помощью в самой общей форме осуществляется деление моральных явлений общественной жизни на нравственные и безнравственные. В моральной философии существует смысловое различие в употреблении слова «добро». Самым важным при этом является различение добра в относительном и абсолютном смысле. «Добро» в одном случае - это хорошее, т. е. приятное и полезное, а значит ценное ради чего-то другого, ценное для данного индивида, в сложившихся обстоятельствах и т. д., а в другом - есть выражение добра, т. е. ценного самого по себе и не служащего средством ради иной цели. В этом значении добро является моральным понятием. Оно выражает положительное значение явлений или событий в их отношении к высшей ценности - к идеалу [Гусейнов, 1998, с. 241]. Зло - категория этики, по своему содержанию являющаяся противоположностью добру, являющегося наиболее обобщенным выражением представлений о безнравственном, противоречащем требованиям морали, заслуживающим осуждения, а также общей абстрактной характеристикой отрицательных моральных качеств и отрицательных поступков людей [Словарь по этике, 1989, с. 95]. За этими трактовками добра и зла стоят вполне определенные нравственные программы и линии поведения, а также те противостоящие поступки и даже нравы, которые на идеальном уровне и задают противоположность добра и зла. Существует также мнение ученых, что категории добра и зла являются чувственными, поэтому их невозможно измерить какими-либо материальными способами [Ноуэлл-Смит, 1985]. Эти категории находятся на подсознательном уровне, поэтому подсказать человеку содержание понятий добра и зла может только интуиция. «Известно, что моральные суждения являются информативными, а не тривиальными, и их истинность невозможно установить путем обращения к правилам языка. А если это так, то как же мы знаем, что жестокость всегда имеет тенденцию быть злом, а милосердие - это всегда добро? Это явно не эмпирическое обобщение, которое мы могли бы сделать, проанализировав ряд конкретных фактов. Очевидно, у нас есть особая способность интуитивного постижения необходимых синтетических связей» [Ноуэлл-Смит, 1985, с. 169]. Об этом же свидетельствует проведенный Ю.Д. Апресяном анализ систем, из которых складывается человек [Апресян, 1995, с. 42]. Между двумя человеческими системами чувств и ощущений находятся желания. Они могут локализоваться как в теле, так и в душе. В теле локализуются первичные простейшие желания, связанные с удовлетворением физиологических потребностей, например, хотеть есть (пить, спать). В душе локализуются окультуренные желания, связанные с удовлетворением духовных потребностей. К таким окультуренным желаниям, на наш взгляд, можно отнести стремление делать добро и воздерживаться от зла. Таким образом, добро и зло относятся к внутреннему миру человека, непосредственно ненаблюдаемому. Информацию о добрых или злых качествах человека можно получить лишь по внешним проявлениям, т. е. по его поступкам. В связи с этим в процессе формирования представлений о добре и зле данные категории осознаются, во-первых, как особого рода ценности, не касающиеся природных или стихийных событий и явлений, а характеризующие намеренные действия, совершенные свободно. Во-вторых, добро и зло обозначают не просто свободные поступки, а действия, сознательно соотнесенные с определенным стандартом - в конечном счете, с идеалом. Вследствие этого, содержание добра и зла обусловлено идеалом нравственного совершенства: добро - это то, что приближает к идеалу, зло - то, что отдаляет от него. И, в-третьих, добро и зло как моральные понятия связаны душевным опытом самого человека, его нравственными или безнравственными качествами.

Вследствие того, что добро и зло являются критерием поведения человека, они могут выступать в качестве нравственных норм, способствующих вынесению оценочных суждений и влияющих на действия людей. На основании этого можно говорить: добро и зло представляют собой многомерную, полисемантическую структуру знания, носящую нормативно-ценностный характер, имеющую прескриптивную функцию, т. е. фиксирующуюся в требованиях, предписаниях, запретах, нормах, оценках поведения людей в обществе и в общих рассуждениях о том, как необходимо поступать. Однако представления о добре и зле в разных этнокультурных группах неразрывно связаны с культурными традициями, поэтому отношение к объекту моральной оценки может быть неоднозначным. Противоречивость и сложный характер исследуемых категорий подтверждают категориальные характеристики, выделенные на семантическом уровне [Пашаева, 2004, с. 110-112]. Среди них:

  • 1. Субъективный фактор: относительный характер добра и зла. Добро в относительном смысле - это хорошее, приятное, полезное, а значит, ценное ради чего-то другого, ценного для данного индивида, в сложившихся обстоятельствах. Зло имеет противоположное значение. Относительность суждений о природе добра и зла зависит от точки зрения конкретного человека, что наглядно показано в следующих примерах: Das Gute starker als das Bose / Boses schreibt man in Stein, Gates in Sand / Des Guten soil man nicht zuviel / Das Gute wird bald vergessen /Das Gute bleibt unvergessen /Boses mufi man mit Bosem vertreiben /Boses wird nicht mit Bosem ilberwunden / Bose fur den einen, gut fur den anderen / Auch des Guten kann man zuviel tun / Auch des Guten wird man iiberdriissig / Gar zu gut ist halb schlimm / Gut ist genug / Man kann des Guten nicht zuviel tun. Противоречивый характер добра и зла можно подтвердить русской пословицей: Не хочешь зла, не делай добра.
  • 2. Объективный фактор: абсолютность добра и зла. В абсолютном смысле моральные понятия добро/зло не зависят от человека и человечества. Они являются ценностями сами по себе и не служат средством ради иной цели: Die Sonne geht auf Uber Bose und Gute / Gute und Bose wohnen in der Welt, Gute und Bose bauen das Feld.
  • 3. Взаимоисключающий характер добра и зла. Добро и зло связаны тем, что они взаимно отрицают друг друга. Зло способно рождать только зло и влечет за собой отрицательные последствия, и напротив, доброе действие приводит ко всему положительно оцениваемому, хорошему, полезному. Данный тезис подтверждает большое количество пословиц, существующих в немецком языке: Wer Boses tut, darf nichts Gutes hoffen / Wer Gutes weifi, soil nichts Boses reden / Wer nichts Gutes tut, der tut schon Boses genug / Wer nichts Gutes tut, kann nichts Gutes erwarten / Aus Bosem kommt nichts Gutes / Bose Saat tragt bose Frucht / Boses Beispiel macht boses Nachspiel / Bei Bosen wird man bose / Von Guten lernt man Gutes, von Bosen Boses /Auf gute Anrede folgt guter Bescheid.
  • 4. Амбивалентность добра и зла. Основанием для выделения признака амбивалентности служит философская категория противоположности. Природа добра и зла допускает их противоречивость или двойственность переживания, что позволяет утверждать возможность наличия у человека одновременно двух противоположных по знаку оценочности качеств. Например: И хороший человек не без греха / И на старуху бывает проруха / Jedes Bose bringt sein Gutes / Wer’s nie bos macht, der macht’s nie gut / Es ist nichts so bose, etwas Gutes ist dabei / Es ist nichts so schlimm, es hat sein Gutes.
  • 5. Функциональное назначение:
    • - разрушающий характер зла;

- созидающий характер добра:

Bose Beispiele verderben gutte Sitten / Das Bose verdirbt das Gute / Ein boser Geselle fuhrt den anderen zur Hoile / Guter Umgang verbessert schlechte Sitten / Gates Wort hilft immer / Gute Vorbereitung ist das halbe Werk / Wer am Tage Gates tut, hat am Abend frohen Mat.

Возможно установление и такого параметра, как особенность восприятия человеческим сознанием понятий добра и зла, а именно потенциальная открытость злу и трудность в постижении законов добра, о чем свидетельствуют следующие примеры: Boses erfdhrt manfriih genug /Boses glaubt man gern /Bose Sitten lernt man schnell / Das Bose lernt man leicht, das Gute schwer / Dem Bosen braucht man keinen Boten senden.

Процесс формирования лингвокультурологического пространства категорий das Gute, das Bose в немецком языковом сознании получает более детальное освещение с помощью анализа форм языковой реализации данных категорий.

Так, например, в немецком языке добро - это мужество, смелость и отвага: Mat macht alles gut (Spw). Надежность: Ein guter Mensch ist sicherer als eine stei-nerne Briicke (Spw). Готовность помочь человеку, ставшему на «неправильный путь»: ... es ist ein gutes Werk, einen solchen auf die rechte Bahn zu fuhren [Feuchtwanger, 1983. S. 231].

Часто моральная оценка личности производится с учетом эстетических характеристик человека: добрый человек - это человек красивый, прекрасный, улыбающийся, большой, толстый, полный [Русский ассоциативный словарь, 1994, с. 45], поэтому добро ассоциируется также с красотой и любовью: Was gut ist, das ist schon genug (Spw); Was Liebe tut, ist alles gut (Spw). Добрый человек вызывает уважение, располагает к себе:

Ich bin ihm sehr gut, achte den tapferen Mann [Feuchtwanger, 1983. S. 13].

Dennoch fuhlte ich ein grosses und ungewohnliches Wohlwollen fur diese Person, war in meinem Herzen sehr gut auf sie zu sprechen... [Keller, 1981. S. 4].

Добро можно делать, помнить, желать, приносить, видеть, чувствовать, отдавать, просить, забывать: Das Gute wird bald vergessen (Spw).

Добрый человек должен обладать следующими качествами: быть хорошим, мягким, тактичным, ласковым, счастливым, веселым, милым, мудрым, честным, сердечным, отзывчивым, смелым, приятным во всех отношениях:

Maud tat niemand etwas zuleide, sie -war riicksichtsvoll, freundlich, sonnig, ihr Anteil an fremden Schicksalen war aufrichtig, und so kam es, dass alle Welt sie liebten und viele sie verehrten [Kellermann, 1981. S. 145].

Наряду с качествами положительной семантики встречаются и негативные реакции на это явление: глупый, дурак, повеса: Alizu gut ist dumm / Zu grosse Gutmiitigkeit ist ein Fehler /Alizu gute Worte haben wenig Glauben (Spw). Таким образом, добро в немецкой лингвокультуре представляется противоречиво. С одной стороны, ему приписывается важная, определяющая роль в жизни человека, с другой стороны, оно определяется как нечто негативное, глупое. Зло также может ассоциироваться с глупостью: Bosheit ist Dummheit / Dummheit und Ubel wachsen auf einem Holz (Spw) или с завистью: Neid sucht bose Wege (Spw). Злой человек ассоциируется с завистником, преступником, изменником и тому подобными отрицательными типажами. Для описания злого человека характерны следующие черты характера: жестокий, заносчивый, коварный, гордый, бездушный, спесивый, плохой, высокомерный, жесткий, настырный, упрямый, черствый: Ubermut tut selten gut (Spw). Злой человек «изливает желчь», или «насквозь пропитан ядом»: Ein boser Mensch macht seiner Galle Luft und steckt voll Gift (Spw). У злого человека желчь в сердце: Galle im Herzen -Honig im Mund (Spw). Зло можно помнить, утаивать, затаить, делать, нести: Der nichts tut, tut Boses; Wer Boses tut, darf nichts Gutes hoffen (Spw). Согласно эстетической оценке злой человек характеризуется как худой, с тонкими губами, костлявый: Ein bidder Hund wird selten fett (Spw).

Категории das Gute и das Bose в немецком языке в большинстве случаев находят свое выражение в языке в форме качественных прилагательных, которые, обозначая признаки предметов, одновременно являются средством выражения оценки. Среди оценочных предикатов, выраженных качественными прилагательными, выделяются синонимические ряды с общим лексическим значением «положительно оцениваемые моральные качества и связанные с ними особенности поведения человека», например: gut, herzensgut, seelengut, gutherzig, gutmiitig, ausgezeichnet, vortrejflich, vorziiglich, prachtig, hilfsbereit, mitfuhlend, gutartig, wohlwollend, wohltuend, gewogen, gutmiitig, edel, edelmiitig, grossmiitig, rein usw. [SW, 1980; Worterbuch der Synonyme und Antonyme, 1985]:

«Ich finde, er ist ein guter Mensch», sagte Klothilde sanft... [Mann, 1997, S. 54];

Sanft, freundlich, wohlwollend ist sie mir im Gedachtnis geblieben [Goethe, 1984, S. 12].

Противоположными предыдущей группе являются предикаты с общей семой «отрицательно оцениваемые моральные качества»: bose, gallig, boshaft, bosartig, erzbose, bitterbose, grimmig, hamisch, ingrimmig, schlimm, garstig, iibel, unausstehlich, iibelwollend, gemein, niedertrdchtig, schandlich, schmutzig, ekelhaft, garstig, schikands, frech, zynisch, schamlos, unverschamt, ungeniert usw. [Syno-nymworterbuch, 1980; Worterbuch der Synonyme und Antonyme, 1985]:

Benjamin konnte boshaft sein und einem mit hohnischer Logik nachweisen, auf wie sandigem Grund heute jeder Glaube und jede Hojfnung gebaut war [Feuchtwanger, 1983, S. 18].

Часто для характеристики отрицательных и положительных качеств человека используются предикаты с отрицательными компонентами: nicht schlecht, nicht bose, unfreundlich, herzlos, ungut, unangenehm, unausstehlich'.

Es sei selten ein Mensch, den nicht gute Menschen zum Guten mahnen mit Liebe und Ernst, den hin, wiederum nicht bose Menschen aufreisen und zum Bosen antrei-ben, indem sie sich mit suffer Rede als Freunde stellen oder mit Spott seine Eitelkeit erregen [Gotthelf, 1970. S. 64].

Es war ihm unmoglich, ihnen ein gutes Wort zu geben; daft so gemein, herzlos blechern urns Herz zwei Menschen sein konnten, das hatte es sich nicht vorgestellt [Gotthelf, 1970. S. 305].

Для языковой экспликации семантически сопряженных категорий das Gute и das Bose наряду с качественными именами прилагательными употребляются также имена существительные.

Значительное место в группе слов, обозначающих отрицательные моральные качества, занимают имена существительные с четко выраженной интенсивностью качества. Данную функцию выполняют в языке «биоморфные метафоры», объединенные общим смысловым компонентом «человек с крайне отрицательными чертами характера»: Tier, Schwein, Hund, Aal, Schlange, Aas, Kro-te, Esel, Sau, Hiindin, Hundejunge'.

Teufel, das war ein ganz widerwdrtiger Kerl. Dieses stinkige Aas! [Heym, 1957. S. 20].

«Du bist ein groftes Schwein!» schrie Felix [Kafka, 1983. S. 124].

Структура субстантивных предложений моральной оценки может быть расширена за счет включения качественных имен прилагательных, уточняющих и усиливающих степень выражения признака:

«Du tiickisches Schwein, hinweg!» [Konsalik, 1993. S. 93].

«Du diinilicher Hund» unterbrach Corbert ihn heftig [Ibid. S. 167].

«Du Hundejunge, du stinkendes Rabenvieh!» keuchte er [Voelkner, 1986. S. 53].

Второй возможностью выражения интенсивности качества является способность имен существительных выступать в качестве эмоциональнооценочных единиц, семантика которых свидетельствует о качестве признака объекта оценки, также выходящего за рамки принятой нормы [Малинович, 1989, с. 108]. В случае моральной оценки эту роль выполняют предикаты, характеризующие человека по его образу жизни и поведению в обществе, по отношению к закону, по межличностным отношениям людей в коллективе, например: Morder, Bandit, Terrorist, Dieb, Gauner, Brandstifter, Schurke, Ubeltater, Unhold, Humonist, Seele, Engel:

Auf diese Rede des Herzogs erhob sich ein allgemeines Geschrei: «Er ist ein Schurke, er ist der Verfuhrer, der Morder der schonen Annerl gewesen, er hat es selbst gesagt, der elende, der schlechte Kerl!» [Brentano, 1989. S. 51].

«Dein Vater war iibrigens eine gute Seele; Gott wird’s nicht so genau mit ihm nehmen. Ich hatt' ihn so lieb wie meinen eigenen Bruder» [Renn, 1960. S. 271].

Третья возможность реализации интенсивности качества оценки объекта при помощи имен существительных связана с употреблением сложных существительных, образованных в процессе словопроизводства [Малинович, 1989, с. 112]. Один из компонентов подобных существительных содержит признак, выходящий за рамки моральной оценки: Bluthund, Blutsauger, Dreckding, Dreckschleuder, Dreckskerl, Hollenfahrt, Hundepack, Saubande, Stinksack, Scheifikerl, Schweinhund:

«Ein reicher, kapitalistischer Stinksack! Sitzt da fett und selbstbewufit auf seiner Yacht und glaubt, seine Millionen importieren der ganzen Welt» [Bredel, 1975. S. 215].

«Sie wiirden also», sagte ein Hilfswachtmeister, «von vornherein geschossen ha-ben, Herr Leutnant?»

«Selbstverstdndlich! Da gehdren blaue Bohnen hin, wo das Volk nicht gehort!»

«Bluthund!» sagte jemand bose [Renn, 1960. S. 227].

На основании анализа фактического материала можно сделать вывод: носителями оценочное™ как позитивного, так и негативного характера могут выступать не только имена прилагательные и имена существительные, но и глаголы, глагольные конструкции и разные сочетания. По мнению Е.М. Вольф, сами по себе глагольные конструкции в большинстве случаев не являются показателями оценки, не выражают одобрения / неодобрения, но они сочетаются с оценкой, так как ориентированы на норму и своей семантикой показывают соответствие / несоответствие действия стереотипному [Вольф, 2002].

В составе категории das Gute находятся различные глаголы и глагольные сочетания с общим лексическим значением «Gutes tun»: veredeln, verbessern, Nutzen bringen, sich mit jm. gut vertragen, mit jm. befreundet sein, mit jm. auf gutem Fufi stehen, um js. Heil besorgt sein (sorgen), lieben'.

Du gefallst mir; wenn du willst hiibsch lustig sein und dich mit alien gut vertragen, so sei mir willkommen; aber sei wahr und aufrichtig! [Brentano, 1989. S. 198].

Отрицательно оцениваемые действия передаются значением «Boses tun (zufiigen)». Большую и разнообразную группу составляют предикаты, обозначающие какие-либо действия по отношению к объекту. Оценки действий человека выражаются глаголами поведения и фразеологизмами: ermorden, umbrin-gen, erschiefien, vemichten, vergewaltigen, erniedrigen, demiitigen, mifihandeln, stehlen, klauen, lange (krumme) Finger haben:

Alle Welt entsetzte sich vor den Greueln, die jetzt tdglich und stiindlich zur Spra-che kamen... Man raubte und stahl, man ermordete sich am lichten Tage, vor aller Augen, und die Gerechtigkeit war vie I zu schwach, diesen Abscheulichkeiten einhalt zu tun [Tieck, 1980. S. 380].

Подобные синонимические ряды могут быть продолжены целым рядом другой предикативной лексики, содержащей в своей семантике сему как положительной, так и отрицательной моральной оценки.

К прилагательным, репрезентирующих категорию das Gute, можно отнести следующий ряд синонимов: gut - herzensgut - seelengut -fein - vortrefflich -vorziiglich - ausgezeichnet - prachtig [Немецко-русский синонимический словарь, 1983, с. 225]. Синонимы данного ряда отличаются от инвариантной семы gut по степени возрастания выражаемого признака.

Прилагательное fein выражает значение славный, приятный во всех отношениях человек:

Er war ein schoner feiner Mann, ... und dabei sehr einfach und erst bei alter seiner Freimiitigkeit [Brentano, 1989. S. 364].

Предикаты herzensgut, seelengut являются стилистическими синонимами и выражают значение, которое обозначает усиление степени доброты: добросердечный, душевный, человек полный искреннего дружелюбия:

Meine Mutter war eine herzensgute Frau, plagte sich mit ihren Kindern, suchte Ordnung herzustellen, die sie, die Wahrheit zu sagen, selbst nicht ganz genau hielt... [Goethe, 1984. S. 67].

... sie weinte bei jedem fremden Ungluck, und sie war wohltatig uber alle Begrif-fe. Den Armen gab sie ihren letzten Schilling; sie war sogar oft in der Lage, wo sie ihr letztes Hemd weggab, wenn man es verlangte. Sie war so seelengut [Heine, 1976. S.61].

Слово vortrefflich, также как vorziiglich передает значение расположенный к людям, отзывчивый, исполненный доброты:

«Herrlicher, vortrefflicher Mann, - rief das Fraulein, - bleiben Sie mein Freund!» [Hoffmann, 1967. S. 89].

Er ist ein sehr vorziiglicher Mann, und gar nicht stolz, wenn auch alle Leute sagen, dafi er sehr reich und vornehm sei [Gotthelf, 1970. S. 114].

По степени интенсивности от указанных выше предикатов отличаются лексемы ausgezeichnet, prdchtig, которые выражают эмоциональную оценку качеств человека. При использовании лексемы prachtig подчеркивается восхищение не только «внутренней», но и «внешней красотой» человека:

«Welch ein priichtiger Knabe»! rief Berthold [Arnim, 1989. S. 89].

Doch wir gehen weiter und sagen, er sei ein hbchst ausgezeichneter Mensch gewesen, der aber das einem jeden dieserArt angebome Herrische zu beherrschen und in Entsagung, Entbehrung, Wohltatigkeit, Demut und Schmach den Glanz seines Daseins zu verhiillen trachtete [Goethe, 1984. S. 323].

По данным немецкоязычных синонимических словарей наряду с указанными прилагательными, выражающих категорию das Gate, присутствуют следующие лексические единицы: gutherzig, gutmiitig, hilfsbereit, mitfuhlend, gutar-tig [Worterbuch der Synonyme und Antonyme, 1985]; trefflich, schon, nicht zu verachten [SW, 1980]. С помощью данных предикатов подчеркиваются различные внутренние качества человека, такие как честность, доброжелательность, любезность, сердечность, сочувствие, готовность прийти на помощь, выражая при этом частнооценочное значение «добрый».

Для выражения категории das Gute употребляются так же языковые единицы, которые можно объединить в семантические подгруппы. Например, предикаты с общей семой «расположенный к людям, отзывчивый, исполненный доброты»: gutherzig, herzlich, grossmiitig, geistreich, nicht zu verachten, gutmiitig, hilfsbereit, mitfiihlend, gutartig. Близки к данной группе предикаты с общим семантическим компонентом «желающий добра»: wohlwoilend, wohltuend, gewo-gen, wohlmeinend, wohlgesinnt. По значению «соблюдающий нормы общественного порядка, требования морали; соответствующий этим нормам» можно выделить следующие предикаты: moralisch, sittlich, ethisch, tugendhaft, rein, fried-lich, keusch, tadellos, zuverlassig, vertrauenswiirdig. Значением «проникнутый любовью, уважением к человеческой личности» отождествляются лексемы: human, menschenliebend, menschenfreundlich, menschlich, lieb, liebenswert. Следующую подгруппу образуют предикаты с общим семантическим компонентом «обладающий высокими нравственными качествами». Данное значение свойственно предикатам: edel, edelmiitig, grossmiitig, manierlich, honorig, achtbar, treff-lich, einwandfrei, unbescholten, schicklich, giinstig, nobel. Uneigenniitzig.

Для выражения категории das Bose в немецком языке применяется ряд частнооценочных прилагательных, проявляющих отрицательную моральную оценку: bose, gallig, boshaft, bosartig, erzbose, bitterbose, grimmig, hamisch, ingrimmig, schlimm, garstig, libel, unausstehlich, iibelwollend usw. [Knaurs Lexikon, 1982. S. 120].

Специфика данных имен прилагательных заключается в том, что наряду с инвариантной семой «bose» они содержат дополнительные семы неоднородные по своему характеру.

Одни из них, например, gallig, указывает на эмоциональное состояние, в котором находится злой человек, переживающий чувства, всегда присутствующие в его душе - ненависть, злость, ярость:

Ein junger Mensch kommt herein ...er sieht vollig unjung aus, noch gelber, noch galliger als der Alte [Немецко-русский синонимический словарь, 1983, с. 109].

Постоянное присутствие «злого начала» в человеке, прикрытое показным доброжелательством, приводит к общему негативному отношению к людям, к желанию причинить зло (нередко с удовольствием), что выражается предикатами b о shaft, bosartig'.

Er ahnte Boses und -war ein hamischer boshafter Mensch [Hoffmann, 1967. S. 12].

Ein alter Abt nahm mich gutmiitig auf und brachte mich zu einem Haufen anderer Knaben, die ihn sehr demiitig begriifiten, aber entsetzlich uber ihn schimpften, als er den Saal verlassen hatte; auch horte ich bald von ihnen so bbsartige Reden, so schlimme Streiche... [Arnim, 1989. S. 96].

На возможность сходства поведения человека и животного указывает прилагательное grimmig - зверский, свирепый, выражающий жестокость:

Er sieht grimmig aus, wie ein Tier und ward immer boshaft, immer teuflicher [Hoffmann, 1967. S. 53].

В случае указания на черты характера человека используются предикаты с общим значением злой, очень злой, злющий: bose, bitterbose'.

Er ist bitterbose, hiite dich vor ihm! [Немецко-русский синонимический словарь, 1983, с. 109].

Endlich hob es den Kopf auf und sagte, ds Bruders seien wiiste Leute, er sei ein Grobian, ein Unflat, Trinette ein boses Monsch! [Gotthelf, 1970. S. 356].

Частнооценочное прилагательное bose отличается широким спектром значений. Помимо основного значения «moralisch, schlecht, verwerflich» содержит ряд дополнительных сем:

1) «schlecht», «schlimm», «iibel» реализуется в следующем примере:

Endlich, welch eine bose Sache ist der Krieg! [Herder, 1983. S. 175].

2) «argerlich», «zornig», «wiitend»:

Bist wohl mdchtig bose auf ihn? [Worter u. Wendungen, 1985].

3) «ungezogen», «unartig» (fam.):

Du bist ein bases Kind! Ich habe deinen Vater erschlossen [Raabe, 1989. S. 39].

4) «entziindet», «krankhaft»:

Die bose Entzilndung und das Wundfieber wurden heftiger, daher der Arzt erkldr-te, daft sehr wenige Hoffnungzur Wiedergenesung sei [Renn, 1960. S. 258].

Wer weifi nun, was so einen alten Kdusi angeflogen kommt Uber Nacht, was ihn sticht, -was ihn plagt, ein boser Husten oder was anderes? [Gotthelf, 1970. S. 249].

5) «schlimm», «arg» (ugs.): имплицировать

Die Krankheit hat ihn bbse (sehr) mitgenommen [Worter u. Wendungen, 1985].

Так же, как и категория das Gute, категория das Bose может быть представлена несколькими группами предикатов с общей семой. В отдельную подгруппу можно выделить адъективные предикаты с общей семой «озлобленный, ожесточенный, намеренно причиняющий зло человек» hamisch, schlimm, garstig, libel, unausstehlich, Ubelwollend. Следующую группу составляют предикаты с общей семой «нарушающий нормы общественного порядка, требования морали»: unsittlich, unmoralisch, lasterhaft, verderbt, unziichtig, ausschweifend, lie-derlich. По значению «пропитанный злостью, презрением к людям» выделяются предикаты: herzlos, brutal, grausam, hart, blutdiirstig, blutgierig, hartherzig, bestia-lisch, tierisch, herzlos, gefdhrlich, gehdssig, gemeingefahrlich, aggressiv. Следующую подгруппу образуют предикаты со значением «низкий, ничтожный человек в духовном и нравственном отношении»: gemein, niedertrachtig, schandlich, schmutzig, ekelhaft, garstig, schikands, frech, zynisch, schamlos, unverschamt, unge-niert. Значение «скрывающий под показной доброжелательностью злой умысел»: свойственно словам: tiickisch, hinterlistig, verrdterisch, wortbriichtig, treulos.

Таким образом, представляя собой типичную универсальную бинарную оппозицию, в основе которой лежит общефилософская категория противоположности, семантически сопряженные категории добра и зла находят свое отражение в языковой картине мира человека. Языковая онтология данных категорий репрезентируется определенным набором антонимических языковых средств, потенциально приспособленных к выражению моральной оценки. На лексическом уровне для выражения указанных категорий привлекается предикативная лексика, представленная в данном случае качественными именами прилагательными gut и bose.

Библиографический список

  • 1. Апресян, Р.Г. Постижение добра [Текст] / Р.Г. Апресян. - М. : Молодая гвардия, 1986. - 207 с.
  • 2. Апресян, Ю.Д. Лексическая семантика [Текст] : в 2 т. - М.: Языки русской культуры, 1995. - Т. 1. Восточная литература. - 472 с.
  • 3. Арская, М.А. Семантическая категория эстетической оценки (прекрасное/безобразное) и ее онтология в современном немецком языке [Текст] : дис. ... канд. филол. наук : 10.02.04 / М.А. Арская. - Иркутск, 2001. - 185 с.
  • 4. Борисова, И.В. Семантика эгоцентрических категорий: Liebe, Hass и их актуализация в немецком языковом сознании [Текст] : дис. ... канд. филол. наук : 10.02.04 / И.В. Борисова. -Иркутск, 2003. - 160 с.
  • 5. Вольф, Е.М. Функциональная семантика оценки [Текст] / Е.М. Вольф. - М.: Едиториал УРСС, 2002. - 280 с.
  • 6. Гусейнов, А.А. Этика [Текст] : учебник / А.А. Гусейнов, Р.Г. Апресян. - М. : Гардарика, 1998.-472 с.
  • 7. Каган, М.С. Философская теория ценностей [Текст] / М.С. Каган. - СПб. : Петрополис, 1997.-205 с.
  • 8. Малинович, Ю.М. Семантика эгоцентрических категории и концептуальной модели естественного языка [Текст] / Ю.М. Малинович // Проблемы вербальной коммуникации и представления знаний : материалы Всероссийской научной конференции, посвященные 50-лстию ИГЛУ. - Иркутск : ИГЛУ, 1998. - С. 116-119.
  • 9. Малинович, ЮМ. К проблеме семантически сопряженных категорий типа «Жизнь -Смерть», «Добро - Зло», «Любовь - Ненависть», «Преступление - Наказание» [Текст] / Ю.М. Малинович И Лингвистические парадигмы и лингводидактика : материалы VII международной научно-практической конференции. - Иркутск : Изд-во БГУЭП, 2002. - С. 97-99.
  • 10. Малинович, Ю.М. К проблеме семантически сопряженных категорий и их системного представления [Текст] / Ю.М. Малинович // Коммуникативно-парадигматические аспекты исследования языковых единиц : сб. статей к юбилею профессора М.Я. Блоха. - Барнаул : Изд-во БГПУ, 2004. - С. 160-167.
  • 11. Мишуткина, И.И. Семантически сопряженные категории LEBEN И TOD [Текст] : дис.... канд. филол. наук : 10.02.04 / И.И. Мишуткина. - Иркутск, 2004. - 160 с.
  • 12. Немецко-русский синонимический словарь/ под ред. И.В. Рахманова, Н.М. Мининой, А.Г. Мальцевой, Л.И. Рахмановой. - М. : Рус. яз., 1983. - 304 с.
  • 13. Ноуэлл-Смит, П.Х. Логика прилагательных [Текст] / П.Х. Ноуэлл-Смит // Новое в зарубежной лингвистике. - М. : Прогресс, 1985.-Вып. 16.-С. 155-181.
  • 14. Пашаева, И.В. Семантически сопряженные категории: das Gute /das Bose и их актуализация в немецком языковом сознании [Текст] : дис. ... канд. филол. наук : 10.02.04 / И.В. Пашаева. - Иркутск, 2004. - 173 с.
  • 15. Русский ассоциативный словарь. Обратный словарь : от реакции к стимулу. Ассоциативный тезаурус современного русского языка / под ред. Ю.Н. Караулова, Ю.А. Сорокина, Е.Ф. Тарасова [и др.]. - М. : Помовский и партнеры, 1994. - Ч. 1. - 224 с.
  • 16. Словарь по этике / под ред. А.А. Гусейнова, И.С. Кона. - М. : Политиздат, 1989. -447 с.
  • 17. Хакен, Г. Тайны природы : синергетика : наука и взаимодействие [Текст] / Г. Хакен; пер. с нем. Л.И. Логунова. - М. : Наука, 2003. - 361 с.
  • 18. Arnim, В. Von Gesprache mit Damonen [Text] / В. Arnim. - Berkin : Verlag Volk und Welt, 1989.- 150 S.
  • 19. Bredel, W. Die Vater [Text] / W. Bredel. - Berlin und Weimar: Aufbau Verlag, 1975. -461 S.
  • 20. Brentano, C. Geschichte vom braven Kasperl und dem schonen Annerl [Text] / C. Brenta-no. - Miinchen : Langen, 1989. - 130 S.
  • 21. Feuchtwanger, L. Erfolg [Text] / L. Feuchtwanger. - Berlin : Aufbau Verlag, 1983. -765 S.
  • 22. Goethe, J.W. Aus meinem Leben : Dichtung und Wahrheit [Text] / J.W. Goethe. - Berlin : Verlag Volk und Welt, 1984. - 89 S.
  • 23. Gotthelf, J. Geld und Geist oder die Versohnung [Text] / J. Gotthelf. - Berlin : Aufbau Verlag. 1970,-432 S.
  • 24. Heine, H. Florentinische Nachte [Text] / H. Heine. - Berlin : Aufbau Verlag, 1976. - 62 S.
  • 25. Herder, J.G. Gedichte [Text] I J.G. Herder. - Frankfurt am Mein : Ullstein, 1983. - 250 S.
  • 26. Heym, G. Der Dieb [Text] / G. Heym. - Saale : Mitteldeutscher Verlag, 1957. - 97 S.
  • 27. Hoffmann, E.T.A. Klein Zaches genannt Zinnober [Text] / E.T.A. Hoffmann. - Berlin und Weimar : Aufbau Verlag, 1967. - 129 S.
  • 28. Kafka, F. Amerika [Text] / F. Kafka. - Berlin : Das neue Berlin, 1983. - 332 S.
  • 29. Keller, G. Die Leute von Seldwyla [Text] / G. Keller. - Berlin : Verlag Volk und Welt, 1981.-12S.
  • 30. Kellermann, B. Tunnel [Text] / B. Kellermann. - Berlin : Verlag Volk und Welt, 1981. -358 S.
  • 31. Knaurs groBes Worterbuch der deutschen Sprache. Der groBe Storig. - erarb. von U. Hermann unter mitarb. Von H. Leiserig u. H. Heller. - Miinchen : Droemer Knaur, 1985. - 1120 S.
  • 32. Konsalik, H.G. Die schone Rivalin [Text] / H.G. Konsalik. - Berlin : Der Goldmann Verlag, 1993,- 190 S.
  • 33. Mann, Th. Buddenbrooks [Text] / Th. Mann. - Frankfurt am Mein : S. Fischer, 1997. -759 S.
  • 34. Raabe, IV. Frau Salome [Text] / W. Raabe. - Berlin : Verlag Volk und Welt, 1989. - 91 S.
  • 35. Renn, L. Nachkrieg [Text] / L. Renn. - Berlin : Aufbau Verlag, 1960. - 253 S.
  • 36. Synonymworterbuch. (Sinnvcrwandtc Ausdriickc der deutschen Sprache). - Hrsg. von Herbert Gomer und Gunter Kempcke. - Leipzig : VEB Bibliographisches Institut, 1980. - 643 S.
  • 37. Tieck, L. Vittoria Accorombona [Text] / L. Tieck. - Berlin und Weimar : Aufbau Verlag, 1980,-539 S.
  • 38. Voelkner, B. Die Leute von Karvenbruch [Text] / B. Voelkner. - Berlin : Tribiine Verlag, 1986.-613 S.
  • 39. Worter und Wendungen. Worterbuch zum deutschen Sprachgebrauch. hrsg. von Erhard Agricola unter Mitwirkung - Leipzig : VEB Bibliographisches Institut, 1985. - 792 S.
  • 40. Worterbuch der Synonyme und Antonyme. - hrsg. von Herbert Gomer und Gunter Kempcke. - Leipzig : VEB Bibliographisches Institut, 1985. - 893 S.

E.B. Танков

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >