Протоиерей Михаил Фортунато — регент Русской Православной Церкви Общая характеристика регентской деятельности

Умение управлять хором весьма нетрудно.

Ст. В. Смоленский

Периодизация

Регентскую деятельность протоиерея Михаила Фортунато условно можно разделить на три этапа, которые связаны с местом проживания, характером и статусом деятельности, профессиональной зрелостью: «французский» (до 1962-го года), «английский» (с 1962 по 2005 год) и «французский, последний».

В свою очередь, «французский» этап складывается как бы из трех периодов.

  • 1) Детско-юношеский (до 1951 года) — это первые опыты самостоятельного регентования в летних лагерях и на приходе в Аньере, «домашнее» музыкальное образование, работа с хором прихода церкви прп. Серафима Саровского в Париже.
  • 2) Период учебы в Богословском институте (1951 — 1956 годы) — это ежедневная церковно-певческая практика под руководством Н. М. Осоргина, регентова-ние вторым клиросом в храме Свято-Сергиевского подворья, наконец, в 1955— 1956 годах, создание самостоятельного церковного молодежного хора.
  • 3) Период работы на приходах в Аньере и Лионе после службы в армии (1960— 1962 годы).

В «английском» этапе можно выделить 4 периода.

  • 1) Период работы в качестве помощника регента в лондонском кафедральном соборе (с 1962 по 1965 год).
  • 2) Начальный период самостоятельной регентской деятельности в Успенском соборе (с 1965 по 1969 год, до рукоположения в священника).
  • 1

Оценить парадоксальное остроумие высказывания Ст. В. Смоленского возможно, лишь зная продолжение цитаты: «Умение управлять хором весьма нетрудно. Для достижения этого умения требуется, кроме твердого знания оснований гармонии, порядка всех служб и обычного круга церковных песнопений, еще и умение владеть собою, — умение быть спокойным, неторопливым, уверенным в точности данных указаний. ...Устанавливая хоровую дисциплину, регент может вести успешно свое дело только тогда, когда он безусловно подчиняет себе хор своим знанием и разумными указаниями. (Курсив Ст. Смоленского. — Н. Б.). Регент, не достигший такого подчинения, никуда не годится» [Смоленский 1887: 138].

  • 3) Период совмещения пастырского служения с регентской деятельностью (с 1969 до 1991 года, до начала «русского» периода).
  • 4) Период активной трансмиссии профессионального и церковного опыта в России: постоянные приезды в Россию, преподавание и работа с хорами в духовных школах и семинариях различных епархий Русской Православной Церкви, организация и проведение семинаров и конференций в России (а также в Англии, Голландии и Франции, с 1991 по 2005 год).

«Последний французский» этап начался с уходом протоиерея М. Фортунато на покой в 2005 году и переездом в Шаргеро Шатель Монтанье. Он отличается более активным и близким знакомством регента с деятелями церковного пения во Франции, повторным вживанием во французскую православную певческую среду. Деятельность отца Михаила в Париже и за его пределами довольно подробно описана в 7-й главе 1-й части книги.

Очевидно, что на регентскую деятельность отца Михаила наложили отпечаток условия и особенности его воспитания и образования.

Подробно об этом говорилось в первой части монографии, однако напомним, что воспитание будущего регента отличалось религиозно-патриотической направленностью и ранним воцерковлением. Михаил воспитывался в верующей православной семье, с младенчества посещал воскресную школу, рано познакомился с клиросом. С детства его окружала преимущественно русскоязычная среда. В семье говорили исключительно на русском языке (до пяти лет мальчик вовсе не владел французским языком). Дружеское общение его и его братьев складывалось, в основном, с такими же детьми русских эмигрантов. В воскресной школе изучали русскую историю и литературу. Мать приносила для домашнего чтения книги русских классиков. Дополнительно Михаил вместе со своим братом Владимиром, получил религиозно-патриотическое воспитание в Кадетском корпусе и летних лагерях.

Свои особенности имело и музыкальное образование будущего регента. Оно сравнимо с домашним музыкальным воспитанием русской интеллигенции XIX века: родители приглашали учителей на дом для занятий по фортепиано. Музыкой он продолжал заниматься и в Кадетском корпусе. Конечно, такое обучение не всегда носило систематический характер. Довольно часто оно прерывалось в связи с финансовыми трудностями и невзгодами военного времени. Однако, при каждом удобном случае, недостаточность музыкального образования восполнялась уроками и профессиональным общением с музыкантами и деятелями церковного пения, самостоятельными занятиями и, наконец, учебой в «Русской консерватории».

Регентско-певческое образование отца Михаила отличают две главные особенности: «церковность» (среди его учителей преобладали «церковные» музыканты) и преемственность (обучение строилось на основе практического изучения опыта регентов и профессиональных музыкантов — выходцев из дореволюционной России).

Важнейшей чертой регентской деятельности протоиерея Михаила Фортунато является ее разносторонняя направленность. Она проявляет себя не только в богослужебно-певческом «измерении», но и педагогическом, композиторском, общественном и научном направлениях. А если учесть многочисленные выступления, организацию и проведение научно-практических семинаров в Англии, Франции, Голландии, Америке и России, его деятельность можно назвать в полной мере международной.

Вторая часть книги состоит из семи глав.

Первая глава, «Регент — богослов и уставщик», описывает ту сторону регентской жизни, которая связана с осмыслением общих вопросов церковного пения, его целей, задач, роли в богослужении, связи пения с литургическим богословием, Уставом.

Во второй главе, «Репертуарные принципы и исполнительские традиции», рассказывается о репертуарных тенденциях хора Успенского кафедрального собора в Лондоне и особенностях исполнительской практики отца Михаила.

В третьей главе, «Регентская интерпретация богослужений», дан всесторонний анализ нескольких служб Страстной седмицы и Пасхи.

Четвертая глава, «Регентский жест в литургическом контексте», описывает регентскую систему управления хором.

В пятой главе, «Регентскийразбор песнопений», приводится анализ нескольких произведений, которые отец Михаил рассматривает с точки зрения текста, формы, распева, принципов многоголосия, исполнительской трактовки и жеста.

Шестая глава, «Регент — распевщик», посвящена деятельности отца Михаила как композитора-аранжировщика.

В последней седьмой главе, «Издание “Октоиха” и “Триоди”», рассматривается то, как протоиерей Михаил продолжает и развивает идею «выразительного пения стихир» А. Д. Кастальского.

Глава 1

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >