Особенности деятельности таможенных органов по обеспечению прав участников производства по делам об административных правонарушениях

Правовые основы деятельности таможенных органов как субъектов административной юрисдикции в области производства по делам об административных правонарушениях

Согласно статье 6 Таможенного кодекса таможенного союза одной из многих задач таможенных органов является выявление, предупреждение и пресечение административных правонарушений в соответствии с законодательством государств - членов таможенного союза (п.8 ч.1). Права, обязанности и ответственность таможенных органов определяются законодательством государств - членов таможенного союза (ч.2).

В соответствии с частью 3 статьи 7 Таможенного кодекса таможенного союза таможенные органы государств - членов таможенного союза ведут административный процесс (осуществляют производство) по делам об административных правонарушениях и привлекают лиц к административной ответственности в соответствии с законодательством государств - членов таможенного союза.

Пункт 8 части 1 статьи 12 Федерального закона от 27.10.2011 №311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», определяющей функции (обязанности) таможенных органов Российской Федерации, к одной из таких функций относит осуществление административного производства по делам об административных правонарушениях в области таможенного дела. Пункт 7 части 1 статьи 19 названного Закона предоставляет право таможенным органам для выполнения возложенных на них функций - привлекать лиц к административной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях.

Говоря о данном правомочии, необходимо подчеркнуть, что:

  • 1. таможенные органы вправе привлекать виновных лиц в совершении административного правонарушения к ответственности, предусмотренной главой 16 КоАП;
  • 2. таможенные органы (их должностные лица):
    • - возбуждают дела об административных правонарушениях (ст. 28.1 КоАП), собственно, начиная производство по делам;
    • - составляют протоколы об административных правонарушениях (ст. ст. 28.2,28.3,28.6 КоАП);
    • - вправе применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (ст. ст. 27.1 -27.15 КоАП);
    • - осуществляют подготовку к рассмотрению дел об административных правонарушениях (ст. 29.1 КоАП);
    • - рассматривают дела о нарушении таможенных правил (кроме ч.2 ст. 16.1 КоАП - сокрытие товаров от таможенного контроля, отнесенной исключительной компетенции суда ввиду особой опасности деяния и строгости санкции, в том числе в виде конфискации) (ст. 23.1 КоАП);
    • - осуществляют иные действия, предусмотренные КоАП (при производстве по делу вправе: назначать экспертизу, брать пробы и образцы, направлять запросы и поручения, истребовать сведения (глава 26 КоАП), опрашивать свидетелей (ст. 25.6 КоАП), назначать переводчиков (ст. 25.10 КоАП); в порядке 30 главы КоАП вправе рассматривать жалобы и протесты прокуроров на постановления по делам о нарушении таможенных правил и ДР).

Как видим, права таможенных органов (их должностных лиц) как субъектов административной юрисдикции, ведущих производство по делам об административных правонарушениях, равно как и их обязанности, о которых мы говорили в главе I настоящей работы, достаточно широки. Использование прав должностными лицами таможенных органов при производстве по делам об административных правонарушениях, накладывает на различных участников производства и иных лиц соответственно определенные обязанности: прибытие лица, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению, к должностному лицу таможенного органа для опроса в качестве свидетеля (ст. 25.6 КоАП); проведение экспертизы и дача объективного заключения совершеннолетним лицом, нс заинтересованным в исходе дела, обладающим специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, достаточными для проведения экспертизы (ст. 25.9 КоАП); осуществление перевода совершеннолетним лицом, не заинтересованным в исходе дела, владеющим языками или навыками сурдоперевода (ст. 25.10 КоАП); исполнение территориальным органом (должностным лицом такого органа) поручения либо запроса по делу об административном правонарушении - не позднее чем в пятидневный срок со дня получения (ч.2 ст. 26.9 КоАП); направление сведений, необходимых для разрешения дела, организацией, получившей соответствующее определение об истребовании сведений, либо уведомления в письменной форме при невозможности представления сведений должностному лицу, вынесшему определение - в трехдневный срок со дня получения определения (ст. 26.10 КоАП); обязанность органа внутренних дел (милиции) на основании определения должностного лица, рассматривающего дело об административном правонарушении, в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в области внутренних дел, осуществить привод физического лица либо законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, законного представителя несовершеннолетнего лица, привлекаемого к административной ответственности, а также свидетеля в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 29.4, пунктом 8 части 1 статьи 29.7 КоАП (ст. 27.15 КоАП); исполнения в установленном порядке вступившего в законную силу постановления по делу об административном правонарушении органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и их объединениями, юридическими лицами (ст. 31.2 КоАП) и другие.

Обратим внимание, что права должностных лиц, ведущих производство по делам об административных правонарушениях, также должны быть обеспечены определенным механизмом - комплексной системой правовых гарантий, состоящей из совокупности различных элементов, аналогичных элементам механизма обеспечения прав участников производства по делам об административных правонарушениях[1] .

К сожалению, на практике существующий механизм обеспечения прав таможенных органов и их должностных лиц, ведущих производство по делам об административных правонарушениях, имеет явные недостатки, в чем ниже мы сможем убедиться, приведя результаты исследований, выявивших ряд существенных проблемных вопросов.

Одним из таких проблемных вопросов является имеющий большую актуальность для таможенных органов вопрос привлечения к административной ответственности иностранных лиц, совершивших правонарушения на территории России, а именно - обеспечение неотвратимости наказания при совершении административных правонарушений данными лицами".

Заметим, что «неотвратимость наказания означает неизбежность наступления юридической ответственности, действенное, качественное и полное раскрытие правонарушений, обязательную и эффективную карательную реакцию со стороны государства в отношении виновных лиц».

К отмеченному проблемному вопросу непосредственное отношение имеют трудности определения территориальной подведомственности рассмотрения дел об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена ч. 1 ст. 20.25 КоАП («Неуплата административного штрафа в срок, установленный настоящим Кодексом»), возбужденных в отношении иностранных лиц.

Данный вопрос достаточно логично уже разъяснялся Федеральной таможенной службой[2], тем не менее, проблема определения территориальной подведомственности своей актуальности нс утратила.

Так, согласно ч. 1 ст. 2.6 КоАП, иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица, совершившие на территории Российской Федерации административные правонарушения, подлежат административной ответственности на общих основаниях.

Как отмечает Федеральная таможенная служба, «производство по делам об административных правонарушениях по ч. 1 ст. 20.25 КоАП России, в том числе и в отношении иностранных граждан, не содержит каких-либо отличий по сравнению с общим порядком привлечения лиц к административной ответственности.

Территориальная подведомственность рассмотрения дел об административных правонарушениях устанавливается ст. 29.5 КоАП.

Согласно закрепленному в части первой этой статьи правилу, дела об административных правонарушениях по ч.1 ст. 20.25 КоАП рассматриваются по месту совершения правонарушения, а по ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, по месту его жительства.

При этом в силу отсутствия соответствующих международных соглашений и, следовательно, объективной возможности передачи административных дел в суд на рассмотрение по месту жительства иностранных ?раж-дан, проживающих или находящихся за пределами Российской Федерации, их ходатайства об изменении территориальной подведомственности рассмотрения дел не подлежат удовлетворению.

Поскольку объективную сторону рассматриваемого правонарушения образует противоправное бездействие, при определении места его совершения, необходимо руководствоваться разъяснениями, изложенными в поста

новлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

В соответствии с подпунктом з) пункта 3 указанного постановления местом совершения административного правонарушения в форме бездействия следует считать место, где должно было быть совершено действие, выполнена возложенная на лицо обязанность.

Местом бездействия иностранного гражданина, не имеющего временного или постоянного места жительства в Российской Федерации, нельзя признать место его нахождения, так как обязанность по уплате штрафа не исполняется па российской территории...»[3]. ФТС России также указывает, что анализ поступающих в Управление таможенных расследований и дознания судебных актов свидетельствует о том, что в целом по России сложилась правоприменительная практика рассмотрения дел указанной категории мировыми судьями по месту нахождения таможенного органа, в регионе деятельности которого выявлено правонарушение и возбуждено административное производство. Однако с разъяснением Федеральной таможенной службы многие мировые судьи не соглашаются и возвращают направленные им таможенными органами дела без рассмотрения.

В качестве примера рассмотрим Брянскую область.

Несмотря на предпринимаемые меры (обжалование действий судей, повторное направление материалов дел в суды с разъяснениями позиции таможенных органов), ситуацию, сложившуюся в регионе деятельности Брянской таможни, можно назвать критической: в 2008 году из 196 дел об административных правонарушениях, возбужденных по ч.1 ст. 20.25 КоАП России в отношении иностранных лиц, 132 дела судьями не приняты к рассмотрению и возвращены в таможню.

Свои действия судьи мотивируют следующим:

  • 1. КоАП не содержит порядка рассмотрения дел об административных правонарушениях, совершенных иностранными лицами, проживающими и находящимися за пределами Российской Федерации;
  • 2. Отсутствуют международные договоры и соглашения о правовой помощи по делам об административных правонарушениях и о взаимном признании исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях;
  • 3. Срок давности привлечения к административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные ч. I ст. 20.25 КоАП составляет два месяца, в то время как, согласно разъяснениям Министерства юстиции РФ, дела с участием иностранных граждан и иностранных юридических лиц назначаются к слушанью за 6 месяцев и более до начала судебного заседания;
  • 4. Санкция ч.1 ст. 20.25 КоАП предусматривает административный арест на срок до пятнадцати суток, что невозможно осуществить в отсутствие лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении.

Вместе с тем, возвращая протоколы об административных правонарушениях, в некоторых письмах судьи отмечают, что ими установлено отсутствие состава административного правонарушения, так как объективная сторона правонарушения выражается в действии (бездействии) и помимо этого включает предмет, место, время, а также средства и способ его совершения, а так как место совершения правонарушения па территории Российской Федерации материалами дел не доказано, КоАП России не определяет порядка рассмотрения дел об административных правонарушениях, совершенных за пределами Российской Федерации.

Анализируя письма мировых судей, можно сделать вывод, что не разрешенным в большей части является именно порядок привлечения иностран ных лиц к ответственности по ч. I ст. 20.25 КоАП, а не вопрос самого факта административного правонарушения.

Брянский областной суд в своем разъяснении в ответ на обращение Брянской таможни по вопросу применения ч.1 ст. 20.25 КоАП России более категоричен и отмечает, что «согласно ч.1 ст. 28.9 КоАП РФ при наличии хотя бы одного из обстоятельств, перечисленных в статье 24.5 настоящего Кодекса, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, выносят постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении с соблюдением требований, предусмотренных статьей 29.10 настоящего Кодекса. ... вопрос о судьбе возбужденных без наличия к тому оснований дел об административных правонарушениях не требует разъяснения, как урегулированный законом»[4]. В том же письме Брянский областной суд отмечает, что местом совершения физическим лицом административного правонарушения по ч.1 ст. 20.25 КоАП следует считать, с учетом ч.1 ст. 33 Федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве», место жительства лица (то есть, опять же, правонарушение все-таки совершено, но, если лицо проживает за пределами Российской Федерации, то и совершено за пределами России), а также ссылается на ст. 31.11 КоАП, предусматривающую, что исполнение постановления о назначении административного наказания лицу, проживающему или находящемуся за пределами Российской Федерации и не имеющему па территории Российской Федерации имущества, производится в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации с государством, на территории которого проживает или находится лицо, а также с государством на территории которого находится имущество лица, привлеченного к административной ответственности. «Следовательно, исполнение постановления в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства должно производиться

на основании соответствующего международного договора (ст. 31.11 Ко-АП)»'.

Но вопрос нс в этом. Действительно, исполнение подобного постановления на территории иностранного государства невозможно без наличия международного договора, определяющего порядок принудительного исполнения постановлений и решений по делам об административных правонарушениях, да только в разъяснении Брянского областного суда речь идет именно о принудительном исполнении постановления. И статья 33 Федерального закона «Об исполнительном производстве» (в точности предписывающая: «если должником является гражданин, то исполнительные действия совершаются и меры принудительного исполнения применяются судебным приставом-исполнителем по месту его жительства, месту пребывания или местонахождению его имущества» (ч. 1); «если должником является организация, то исполнительные действия совершаются и меры принудительного исполнения применяются по ее юридическому адресу, местонахождению ее имущества или по юридическому адресу ее представительства или филиала» (ч.2)) регулирует вопросы «принудительного исполнения судебных актов, актов других органов ...»[5] , а не вопросы добровольного исполнения постановления лицом, в отношении которого оно вынесено, и никак не определяет место совершения правонарушения, выражающегося в неуплате административного штрафа.

Стоит отметить, что при данной достаточно абстрактной мотивации действий судей без внимания остаются некоторые существенные моменты.

Во-первых, принцип равенства перед законом, закрепленный в ст. 1.4 КоАП, согласно которому: «лица, совершившие административные правонарушения, равны перед законом. Физические лица подлежат административной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства,

отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств»[6].

Во-вторых, в ряде случаев совершенно правомерно возникает вопрос: как иностранное лицо может совершить (а точнее, не совершить!) правонарушение, о котором идет речь, по месту своей регистрации (проживания), если у России с государством, в котором оно зарегистрировано (проживает) отсутствуют соответствующие международные соглашения, касающиеся перевода денежных средств с территории иностранного государства? В таких случаях по месту своей регистрации (жительства) лицо по объективным причинам априори не имеет реальной возможности выполнить свое обязательство перед Российской Федерацией. Существуют Соглашение стран СНГ от 09.09.1994г. «О порядке перевода денежных средств гражданами по социально значимым неторговым вопросам», Соглашение между ЦБ РФ и Национальным банком Украины от 19.05.1998г. «О межбанковских расчетах и сотрудничестве банковских систем» и некоторые другие, но, учитывая, что определяющую роль в возможности выполнения обязательства иностранного лица перед Российской Федерацией, являются именно они (Соглашения), считать местом совершения правонарушения иностранным лицом место его регистрации (жительства) и признать это общим правилом, видится, мягко говоря, не совсем правильным. Как лицо может совершить правонарушение там, где согласно национальному законодательству не совершить правонарушение просто не имеет шансов?

Здесь снова необходимо подчеркнуть, что рассматриваемые нами иностранные лица, должны подвергаться мерам государственного принуждения на общих основаниях. И так как определение места совершения правонарушения иностранным лицом, как места его регистрации (жительства) не мо

жет быть общим правилом, то даже в случае, если имеются соответствующие международные соглашения о межбанковских расчетах, физически предпринять действия по оплате штрафа лицо может как на территории иностранного государства, так и на территории Российской Федерации, а если соглашения между государствами нет, то только на территории Российской Федерации.

Итак, в результате бездействия иностранных лиц, не уплативших своевременно административный штраф в срок, установленный КоАП, ими нарушаются нормы российского законодательства, производство по делам об административных правонарушениях по ч. 1 ст. 20.25 КоАП, в том числе и в отношении иностранных лиц, не содержит каких-либо отличий по сравнению с общим порядком привлечения лиц к административной ответственности (при этом следует не забывать и о принципе равенства), денежные средства должны быть перечислены лицами на расчетный счет таможенного органа, где им назначены административные наказания, и соответственно необходимость подвергнуться административному наказанию[7] должна возникать на территории Российской Федерации, а никак не на территории иностранного государства. Однако непринятие судьями к рассмотрению дел об административных правонарушениях, возбужденных по ч.1 ст. 20.25 КоАП в отношении иностранных лиц, по месту нахождения таможенного органа, на счет которого должны поступить и нс поступили денежные средства, не позволяет с полной уверенностью утверждать о соблюдении и обеспечении ими принципа неотвратимости наказания, как одного из основополагающих принципов юридической ответственности: фактические основания юридической ответственности (совокупность признаков, свидетельствующих о совершенном правонарушения) есть, а юридические (правоприменительный акт) не наступают.

Разрешить данную проблему и однозначно определить порядок привлечения лиц, зарегистрированных (проживающих) за пределами территории

Российской Федерации, к административной ответственности по ч.1 ст. 20.25 КоАП, на наш взгляд, возможно двумя способами:

  • 1. толкованием Верховным Судом РФ понятия - «место совершения административного правонарушения» применительно непосредственно к ч.1 ст. 20.25 КоАП, либо
  • 2. внесением изменений в ст. 29.5 КоАП («место рассмотрения дела об административном правонарушении»), дополнив ее частью следующего содержания: «дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч.1 ст.20.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, рассматриваются по месту нахождения органа, на счет которого должны поступить и не поступили в срок, определенный настоящим Кодексом, денежные средства».

Отмеченный проблемный вопрос сам по себе затрагивает еще один фактически вытекающий из него вопрос, заключающийся в том, что таможенные органы (их должностные лица) не имеют возможности обжаловать действия (определения судей о возвращении протоколов об административных правонарушениях), однако, исходя из общих принципов осуществления правосудия, определения судей о возвращении протоколов об административных правонарушениях в орган, должностному лицу, которые составили протокол, «могут быть обжалованы как исключающие возможность дальнейшего движения дела об административном правонарушении, поскольку их вынесение может повлечь нарушение прав на судебную защиту лиц, участвующих в деле. Пересмотр указанных определений осуществляется в порядке, предусмотренном КоАП РФ... Такое определение может быть обжаловано потерпевшим по делу об административном правонарушении, лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том случае, когда данным определением затронуты его права. Такое определение может быть также опротестовано прокурором»[8].

Аналогичная ситуация обстоит и с правом на обжалование в порядке надзора решений судей по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях, которым нс обладают органы (должностные лица), вынесшие постановления. Коренная причина этому - отсутствие органов (должностных лиц), ведущих производство по делу об административном правонарушении, в главе 25 КоАП в качестве участников производства.

Еще одним проблемным вопросом таможенных органов (их должностных лиц) достаточно продолжительное время является вопрос права возбуждения дел об административных правонарушениях по статье 14.10 КоАП («Незаконное использование товарного знака») и ч. I ст. 7.12 («Нарушение авторских и смежных прав») в отношении физических лиц, перемещающих через таможенную границу коммерческую партию товара, обладающего признаками контрафактности[9] .

В одних регионах России (например, Курганская область) таких лиц судьи признают виновными в совершении административных правонарушений, в других (например, Брянская область) - дела прекращают в связи с недоказанностью намерений физических лиц ввести в гражданский оборот то-2 вары с незаконно размещенными на них товарными знаками .

Напомним, что объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 7.12 КоАП, образует ввоз, продажа, сдача в прокат или иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм, если они являются контрафактными либо на экземплярах произведений или фонограмм указана ложная информация об их изготовителях, о местах их производства, а также об обладателях авторских и смежных прав, а также иное нарушение авторских и смежных прав в целях извлечения дохода.

Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП, состоит в незаконном использовании чужих товар

ного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров.

Что такое незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм и что такое незаконное использование чужих товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара?

С 1 января 2008 года права на интеллектуальную собственность стали регулироваться частью 4 Гражданского кодекса РФ, положения которой к незаконному использованию (использованию не правообладателем, не по договору с правообладателем или без согласия правообладателя) экземпляров произведений, относят:

  • 1. распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров;
  • 2. импорт оригинала или экземпляров произведения в целях распространения;
  • 3. прокат оригинала или экземпляра произведения и др.[10]

К незаконному использованию фонограмм -

  • 1. распространение фонограммы путем продажи или иного отчуждения оригинала или экземпляров, представляющих собой копию фонограммы на любом материальном носителе;
  • 2. импорт оригинала или экземпляров фонограммы в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения правообладателя;
  • 3. прокат оригинала и экземпляров фонограммы и др.

К незаконному использованию товарного знака -

1. размещение товарного знака па товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся

или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

  • 2. при выполнении работ, оказании услуг;
  • 3. на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;
  • 4. в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;
  • 5. в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации[11].

При этом, согласно рекомендациям ФТС России, в качестве действий, направленных на введение товаров с незаконно размещенными товарными знаками в гражданский оборот, можно рассматривать:

  • - подачу таможенной декларации на такие товары, с заявлением их к таможенным режимам, предполагающим использование товаров в гражданском обороте на территории Российской Федерации,
  • - действия физических лиц, направленные на ввоз коммерческой партии таких товаров без декларирования таможенному органу при следовании через таможенную границу (пересечение зеленой / белой линии, ограничивающей зону таможенного контроля (выбор конклюдентной формы декларирования) для перемещения товаров с незаконно размещенными товарными знаками).

И если с «подачей декларации...» спорных вопросов нс возникает (именно на этом этапе ввоза правонарушения, ответственность за которые предусмотрены ч.1 ст. 7.12 и ст. 14.10 КоАП, следует считать завершенными), то насчет «действий физических лиц, направленных на ввоз коммерческой партии таких товаров...» и возникает неоднозначность мнений.

Вопрос в том, к какой партии - коммерческой или некоммерческой -относится товар, при таможенном контроле с целью определения необходи

мости налогообложения и применения мер экономической политики устанавливает должностное лицо таможенного органа на основании регулирующих этот вопрос правовых актов, но сказать однозначно, что ввоз коммерческой партии товара, которая теоретически когда-то может быть предложена к продаже, и таким образом оказаться введенной в хозяйственный оборот, нельзя, тем более, имея сведения, что это лицо не частный предприниматель, и у него нет ни одного документа, свидетельствующего, что ввозит он этот товар с целью продажи. Например, ввозит человек две пачки контрафактных сигарет, маркированных каким-либо зарегистрированным товарным знаком -на них никто не обратит внимания, потому как они явно ввозятся для личных целей, и в этом должностные лица таможенных органов не будут усматривать правонарушения. А ввозит 250 пачек сигарет? Партия признается коммерческой, но человек говорит, что все везет для себя и своих родственников, и совершенно не собирается никому продавать. Что делать? Направлены ли действия лица на введение товара в хозяйственный оборот на территории России? Сомнение, которое таможенный орган разрешить не может, так как не имеет необходимых доказательств. Получается, что, несмотря на предусмотренную КоАП административную ответственность за ввоз контрафактных экземпляров произведений или фонограмм (ч.1 ст. 7.12 КоАП), равно как и за незаконное использование (в том числе - непосредственно ввоз, учитывая ч.2 ст. 1484 ГК РФ) чужих товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров (ст. 14.10 КоАП), привлечь к этой ответственности физических лиц для таможенных органов представляет собой достаточно серьезную проблему.

С точки зрения возможности пресечения ввоза на территорию России товаров, обладающих признаками контрафактности, для таможенных органов, конечно, было бы удобно, если бы нормы ГК РФ под исключительным правом на товарный знак и другие объекты интеллектуальной собственности определяли ввоз именно коммерческой партии товаров, но целесообразность введения такой новеллы, полагаем, требует отдельного более детального исследования. Однако для оптимизации возможностей таможенных органов (их должностных лиц) в защите прав интеллектуальной собственности на границе, однозначного определения их прав и, соответственное, должного обеспечения данных прав наиболее важным в настоящее время, на наш взгляд, является даже не дополнение или очередное изменение законодательства, а официальное детальное и однозначное толкование уже существующих законов[12].

Вместе с тем, анализируя в целом практику защиты (охраны) таможенными органами прав лиц на объекты интеллектуальной собственности, следует уделить внимание принятому 03.02.2009 Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ Постановлению №10458/08, имеющему достаточно революционный характер.

Данное постановление, отменяя решение Арбитражного суда г. Москвы от 28.03.2008 по делу №А40-9281/08-145-128, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2008, в соответствии с которыми ООО «Г...» было признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП, фактически ограничило поле деятельности таможенных органов в защите и охране прав лиц на объекты интеллектуальной собственности исключительно областью публично-правовых отношений, в отличие от ранее существующей практики вмешательства таможенных органов в частные отношения гражданско-правового характера.

Ранее, привлекая лиц к административной ответственности но статье 14.10 КоАП, суды исходили из положений части 2 статьи 4 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслу-

живания и наименованиях мест происхождения товаров» и в основном приходили к выводу о том, что за ввоз на территорию Российской Федерации без разрешения правообладателя товара, маркированного товарным знаком, лицо (на практике в большинстве случаев это касалось юридических лиц) подлежит привлечению к ответственности, установленной статьей 14.10 КоЛП. Одним из наиболее часто встречающихся в судебных актах выводов был следующий: «Ввоз с целью предложения к продаже товара, маркированного товарным знаком, на территорию Российской Федерации без разрешения правообладателя является нарушением прав последнего на этот объект интеллектуальной собственности (товарный знак), даже если сам товар является оригинальной продукцией, то есть, произведен лицом, законно использующим товарный знак при производстве этой продукции»[13] . Таким образом, определяющее значение для привлечения к административной ответственности лица, нарушающего исключительное право правообладателя на использование определенного товарного знака, являлось отсутствие лицензионного соглашения данного лица с правообладателем товарного знака.

Из Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.02.2009 №10458/08 следует, что по ст. 14.10 КоАП возможно привлечь к административной ответственности лицо, незаконно использующее товарный знак, только в том случае, если продукция, на которой данный товарный знак воспроизводится, является фальсифицированной контрафактной продукцией (определенной в ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Данный подход, на наш взгляд, требует перехода к более эффективному взаимодействию таможенных органов с правообладателями и их представителями в рамках ныне действующих процессуальных норм административного законодательства.

Анализ материалов дел об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена ст. 14.10 КоАП[14] показывает, что участие правообладателей либо их представителей в производстве по делам об административных правонарушениях подобной категории в основном ограничивалось, а нередко ограничивается и до сих пор лишь направлением в таможенные органы писем об отсутствии лицензионного соглашения с конкретным лицом (в том числе и физическим лицом), после чего в случаях запросов таможенных органов о предоставлении образцов маркировки, сведений о публикации товарного знака, образцов для сравнительного исследования, сведений о размере ущерба и т.д. необходимые и достаточные ответы от правообладателей (их представителей) поступали (поступают) в таможенные органы не всегда. Представители правообладателей, находившихся за пределами Российской Федерации, нередко попросту самоустраняются от участия в производстве по делу. И если до появления Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.02.2009г. №10458/08 доказательственной базы, собранной таможенными органами, в большинстве случаев было достаточно, и проблемы реализации (точнее - нереализации) потерпевшими и их представителями своих прав при производстве по делам об административных правонарушениях не всегда замечались, то отмеченное Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ сделало их особенно актуальными.

Так, имея определенные КоАП права (давать объяснения, представлять доказательства, заявлять отводы и ходатайства и др.), потерпевшие и их представители, не реализуя данные права, оказывают негативное влияния на сбор доказательственной базы по делам об административных правонарушениях, особенно в условиях нынешней судебной практики.

Одним из существенных проблемных вопросов, возникших у таможенных органов после появления Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.02.2009 №10458/08, является вопрос назначения экспертных исследований подлинности перемещаемых через таможенную границу России товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности (в данном случае - товарных знаков).

Для проведения подобных исследований необходимо сопоставление товаров (а это могут быть и кондитерские изделия, и изделия легкой промышленности, и ликероводочные и парфюмерные товары, сигареты и др.) с образцами оригинальной продукции, однако в большинстве случаев представители правообладателей, находящиеся па территории России, образцов оригинальной продукции просто не имеют (либо не имеют возможности представить данные образцы). В подобных случаях без заключения эксперта дело об административном правонарушении по статье 14.10 КоАП не может быть возбуждено, даже если у лица, использующего товарный знак, отсутствует лицензионное соглашение с правообладателем.

При таких условиях для таможенных органов, во-первых, видится особая необходимость выполнения максимально возможных действий по сбору доказательств правонарушений, посягающих на объекты интеллектуальной собственности, на этапе таможенного контроля, а во-вторых, при наличии достаточных данных, указывающих на наличие событий административных правонарушений, предусмотренных ч.1 ст. 7.12 и ст. 14.10 КоАП, и, как следствие, возбуждении дел об административных правонарушениях, необходимо не только должное обеспечение нрав потерпевших, но и предельно полная реализация процессуальных прав таможенных органов (их должностных лиц), соответственно, накладывающих на потерпевших определенные КоАП обязанности.

Говоря об обязанностях потерпевших, обратим внимание, что статьей 25.2 КоАП, определяющей процессуальный статус потерпевших, их обязанности прямо не предусмотрены, однако, как следует из части 4 названной статьи, потерпевший может быть опрошен в соответствии со статьей 25.6 КоАП, то есть, в случае необходимости, по извещению субъекта административной юрисдикции, потерпевший будет обязан явиться к данному субъекту, дать правдивые показания в качестве свидетеля, сообщить все известное ему по делу, ответить на поставленные вопросы и удостоверить своей подписью в соответствующем протоколе правильность занесения его показаний. За отказ или за уклонение от исполнения указанных обязанностей, потерпевший, как и свидетель, будет нести административную ответственность, предусмотренную КоАП.

Если потерпевшим признается юридическое лицо, то у такого потерпевшего может появиться еще одна обязанность - в случае, если в порядке статьи 26.10 КоАП судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, истребуют у потерпевшего сведения, необходимые для разрешения дела об административном правонарушении. Тогда потерпевший в установленный статьей 26.10 КоАП срок будет обязан предоставить истребуемые сведения (при невозможности их представления, - уведомить об этом в письменной форме судью, орган, должностное лицо, вынесших соответствующее определение об истребовании сведений). При умышленном невыполнении законных требований должностного лица, осуществляющего производство по делу, статьей 17.7 КоАП предусмотрена административная ответственность.

Таким образом, в условиях нынешнего правового поля по исследуемой категории дел об административных правонарушениях для более эффективной защиты прав лиц на объекты интеллектуальной собственности следует не только самим правообладателям быть более активными и ответственными при реализации своих прав, но и таможенным органам, защищающим в первую очередь публичные интересы, более широко пользоваться своими возможностями в рамках действующего административного законодательства.

1

Говоря о таможенных органах как субъектах юрисдикции, реализующих свои права при осуществлении производства по делам об административных правонарушениях, нельзя нс обратить внимания и на проблемные вопросы применения должностными лицами таможенных органов мер обеспечения производства, так как, во-первых, обеспечение самого названного права таможенных органов (их должностных лиц) нуждается в более качественном правовом регулировании, а, во-вторых, имеющиеся пробелы и коллизии в законодательстве по применению мер обеспечения производства тесным образом сопряжены с вопросами обеспечения прав, свобод и имущественных интересов физических и юридических лиц, в отношении которых названные меры применяются.

По результатам проведенных Е.И. Сидоровым исследований, проценты применения должностными лицами таможенных органов мер обеспечения производства от общего количества дел об административных правонарушениях составляют:

  • - доставление (ст. 27.2 КоАП) - 15%;
  • - досмотр транспортного средства (ст. 27.9 КоАП) -40%;
  • - изъятие вещей и документов (ст. 27.10 27.11 КоАП) 85%;
  • - арест товаров, транспортных средств и иных вещей (ст. 27.14 КоАП) -5%’.

Учитывая, что в таможенных органах не ведется учета применения всех мер обеспечения производства, в рамках нашего исследования при проведении опроса сотрудников подразделений административных расследований таможенных органов Центрального таможенного управления, а также сотрудников отдела контроля соблюдения законности при привлечении к административной ответственности Центральной оперативной таможни мы задавали им следующий вопрос: «Учитывая Ваш практический опыт, какие меры обеспечения применяются должностными лицами таможенных органов при производстве по делам об административных правонарушениях наиболее часто?» и получили ответы, фактически подтверждающие результаты исследований Е.И. Сидорова - 98% респондентов выделили такие меры обеспечения производства, как: изъятие вещей и документов, либо арест товаров или транспортных средств (данные меры обеспечения рассматривались в одной группе), а также досмотр транспортного средства.

Отмстим, что анализ материалов дел об административных правонарушениях, изученных нами, показал, что многие должностные лица таможенных органов, применяя такие меры обеспечения производства, как арест товаров, транспортных средств и иных вещей и изъятие вещей и документов не видят (либо не понимают) принципиальной разницы между ними, например, накладывают арест на товары, являющиеся предметами административного правонарушения, в случае, когда возможно осуществить их изъятие, или, что, к сожалению, тоже встречается, накладывают арест на документы. Проверяя соблюдение законности при производстве по делам об административных правонарушениях, а также соблюдение прав лиц при осуществлении административного расследования в таможенных органах регионов своей деятельности, сотрудниками Центральной оперативной таможни выявлялись нарушения ст. 27.10, 27.14 КоАП при аресте товаров, транспортных средств и иных вещей и изъятии вещей и документов'.

Такая мера обеспечения, как привод физического лица либо законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, законного представителя несовершеннолетнего лица, привлекаемого к административной ответственности, а также свидетеля практически не реализуется должностными лицами таможенных органов. Анализ изученных материалов дел об административных правонарушениях, находящихся в производстве Брянской таможни с 2006 по 2010 годы свидетельствует, что определения о приводе законного представителя юридического лица, привлекаемого к административной ответственности, должностным лицом, на рассмотрении которого находились дела об административных правонарушениях, выносились лишь дважды, однако и в этих случаях органами внутренних дел они не были исполнены по причине нсустановления места нахождения лиц, в отношении которых определения были вынесены.

Проведенный опрос сотрудников указанных подразделений таможенных органов также показал, что 40% из них считают недостаточно регламентированными КоАП процедуры применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (49% так не считают и 11 % ответить затруднились). При этом, что интересно, 83 % из этих же опрошенных сотрудников полагают необходимым издание для должностных лиц таможенных органов, уполномоченных возбуждать дела об административных правонарушениях, отдельных методических рекомендаций по применению мер обеспечения производства.

Возвращаясь к работе Е.И. Сидорова, отметим, что им достаточно подробно были изложены проблемные вопросы применения мер обеспечения таможенными органами. Приведем примеры некоторых из них, имеющих значение для нашего исследования:

  • - при реализации мер обеспечения возникают существенные проблемы, связанные с соблюдением законности при их применении, в отдельных регионах отсутствует единообразный подход должностных лиц таможенных органов, надзирающих и судебных органов к толкованию отдельных положений административного и таможенного законодательства в исследуемой области;
  • - имеются пробелы и коллизии в законодательстве по применению мер обеспечения производства, которые требуют его дальнейшего совершенствования с целью повышения эффективности применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях в области таможенного дела, направленные на уточнение некоторых норм законодательст ва, разработку механизма обжалования, критериев обоснованности и законности применения мер обеспечения производства;
  • - применение административного задержания как меры пресечения правонарушения и обеспечения производства по делу о нарушении таможенных правил входит в компетенцию таможенных органов, однако редко используется в правоприменительной практике, в частности из-за недостаточно четкой правовой регламентации порядка и оснований применения данной меры обеспечения[15] ...

В то же время Е.И. Сидоровым было замечено, что в правоприменительной практике деятельности таможенных органов не отмечается фактов нарушения процессуального оформления такой меры обеспечения производства, как доставление, хотя фактически она не оформляется в 90% случаях применения, а также административного задержания; в ряде таможенных органов не оборудованы в соответствии с требованиями Правительства РФ №627 от 15.10.2003 «Об утверждении Положения об условиях содержания лиц, задержанных за административное правонарушение, нормах питания и порядке медицинского обслуживания таких лиц» комнаты для административно задержанных; в некоторых случаях не соблюдается процессуальный порядок отмены такой меры обеспечения, как изъятие вещей и документов (товаров и транспортных средств) или арест товаров и транспортных средств"...

Что касается порядка отмены таких мер обеспечения, как изъятие вещей и документов (товаров и транспортных средств) или арест товаров и транспортных средств, следует заметить, что данный порядок до стадии рассмотрения дела КоАП не предусмотрен. Фактически, учитывая ч.З ст. 29.10 КоАП, единственным процессуальным документом, отменяющим названные меры обеспечения, может быть вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, что, на наш взгляд, не

является правильным, потому как в практике уполномоченных органов нельзя исключать возможных случаев необоснованного применения указанных мер обеспечения производства, при обнаружении которых до стадии рассмотрения дела (скажем, в результате рассмотрения жалобы лица, в отношении которого применена мера обеспечения производство по делу (и / или в отношении принадлежащих ему товаров или транспортных средств), или представления прокурора, либо, если самим лицом, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, или иным должностным лицом таможенного органа при осуществлении ведомственного контроля за производством по делам об административных правонарушениях будет установлен факт необоснованности применения мер обеспечения производства) целесообразна их незамедлительная отмена, допустим вышестоящим административным органом или должностным лицом, уполномоченным рассматривать дело. Но, учитывая, что такой порядок в КоАП не предусмотрен, в совокупности с вышеизложенным, это подтверждает недостаточность правового регулирования обеспечения права таможенных органов (их должностных лиц) на применение мер при производстве по делам об административных правонарушениях, о которых шла речь.

Необходимо также отметить, что одним из элементов механизма обеспечения процессуальных прав должностных лиц таможенных органов при производстве по делам о нарушении таможенных правил является преду-смотрениое п.12ч.1 ст. 28.3 КоАП право указанных лиц возбуждать дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 17.7 («Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении»), 17.9 («Заведомо ложные показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод»), 19.7 («Непредставление сведений (информации)»).

Анализ обзоров правоохранительной деятельности таможенных органов, подготавливаемых ФТС России начиная с 2005 года, а также изученных материалов дел об административных правонарушениях позволил сделать вывод, что дел об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена статьями 17.7 и 17.9 КоАП, должностными лицами таможенных органов практически не возбуждается.

Доля дел об административных правонарушениях, возбуждаемых таможенными органами в связи с непредставлением в таможенный орган сведений, необходимых для осуществления его законной деятельности (ст. 19.7 КоАП) и направляемых на рассмотрение в суды, от общего количества дел, переданных на рассмотрение в суды, составляет около 3% (например, в первом полугодии 2010 года - 274 дела)[16].

Таким образом, мы подтвердили, что существующий механизм обеспечения прав таможенных органов и их должностных лиц, ведущих производство по делам об административных правонарушениях, имеет явные недостатки, в частности в настоящее время в деятельности таможенных органов (их должностных лиц) имеют место: трудности обеспечения неотвратимости наказания при совершении административных правонарушений иностранными лицами на территории России, проблемные вопросы по обжалованию действий (определений судей о возвращении протоколов об административных правонарушениях), а также обжалованию в порядке надзора решений судей по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях; проблемный вопрос права возбуждения дел об административных правонарушениях по статье 14.10 КоАП («Незаконное использование товарного знака») и ч. 1 ст. 7.12 («Нарушение авторских и смежных прав») в отношении физических лиц, перемещающих через таможенную границу коммерческую партию товара, обладающего признаками контрафактности; проблемные вопросы применения должностными лицами таможенных органов мер обеспечения производства (в особенности, задержания, изъятия ве

щей и документов, ареста товаров, транспортных средств и иных вещей, привода физического лица либо законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, а также свидетеля), Соответственно, обеспечение прав таможенных органов (их должностных лиц) нуждается в более качественном правовом регулировании, что сопряжено и с эффективностью производства по делам об административных правонарушениях и привлечением виновных лиц к административной ответственности, и, в ряде случаев (например, при применении мер обеспечения производства), с обеспечением прав, свобод и имущественных интересов физических и юридических лиц, участвующих в деле об административном правонарушении.

  • [1] См.: §2 главы I настоящей работы. 2 " См.: Сафоненков П.Н. Обеспечение неотвратимости наказания при совершении административных правонарушений иностранными лицами на территории России // «Вестник Российской таможенной академии», М. 2009, №4. 3 См.: «Основы государства и права» / Под рсд. д.ю.н., профессора Л.В. Малько, - М.: КНОРУС, 2009г.
  • [2] См.: письмо ФТС России от 12.03.2007 №18-12/9083 (о территориальной подведомственности рассмотрения дел об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена ч.1 ст. 20.25 КоАП).
  • [3] См.: Там же.
  • [4] См.: письмо Брянского областного суда №388 от 16.05.2008 (о применении ч.1 ст. 20.25 КоАП).
  • [5] См.: Там же. 2 См.: ст. 1 Федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» И «Собрание законодательства РФ» - 08.10.2007. N 41, ст. 4849.
  • [6] См.: ч.1 ст. 1.4 КоАП. 2 См.: ч.1 ст. 2.6 КоАП.
  • [7] «Юридическая ответственность есть необходимость лица подвергнуться мерам государственного принуждения за совершенное правонарушение» (см. «Основы государства и права» / Под рсд. д.ю.н., профессора А.В. Малько, - М.: КНОРУС, 2009).
  • [8] См.: «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2007 года» (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 27.02.2008).
  • [9] «Contrefacon» (франц.) - нарушение прав интеллектуальной собственности. 2 Анализ дел об административных правонарушениях, возбужденных в 2008 году Брянской таможней по ст. 14.10 КоАП в отношении физических лиц показывает, что все такие дела судьями были прекращены. Дела об административных правонарушениях по ч. 1 ст. 7.12 КоАП с 2008 Брянской таможней нс возбуждались.
  • [10] 'См. ч.2ст. 1270ч.4ГК РФ. 2 См.: Там же, ч. 2 ст. 1324. 3
  • [11] См.: Там же, ч.2 ст. 1484. 2 См.: письмо ФТС России от 29.06.2007 №01-06/24387«О направлении методических рекомендаций» (о защите прав интеллектуальной собственности таможенными органами).
  • [12] См.: Сафонснков П.Н. Таможня борется с контрафактом: проблемы и возможности (Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Инновационные модели государственного и муниципального управления: взгляд в будущее»). Брянский филиал ОРАГС, г. Брянск, 2008г.
  • [13] В настоящее время вопросы прав на товарный знак и знак обслуживания регулируются частью четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (Федеральный закон от 18.12.2006 N 230-ФЗ - принят ГД ФС РФ 24.11.2006. рсд. от 24.02.2010). 2 См.: Постановление ФАС СЗО от 13.12.2007 но делу №А21-2149/2007.
  • [14] Например, дел об административных правонарушениях, находившихся в производстве Брянской таможни: №№10102000-2644/09, - 2636/08, - 2616/08, - 1334/08, - 2610/08, - 2611/08, - 2612/08, -1293/08, - 1749/07, - 1287/07. - 1947/07, - 1709/07, - 16/07, 441/06, - 440/06, - 393/06, - 392/06, -391/06 и др. 2 В частности данный факт подтверждают материалы изученных дел об административных правонарушениях. См.: Приложение №1. таблица 6.
  • [15] См.: Сидоров Е.И. Указ, работа. С. 72, 174, 175. 2 См.: Сидоров Е.И. Указ, работа. С. 151.
  • [16] См.: письма ФТС России от 20.09.2010 №18-12/45868 «О направлении обзора правоохранительной деятельности за 1 полугодие 2010 года», от 28.10.2010 №18-12/52440 «О направлении обзора» (обзора судебной практики по делам об административных правонарушениях, переданным таможенными органами в суды для рассмотрения в первом полугодии 2010 года).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >