лава IIL От глобализационной унификации к цивилизационному полилогу

Признание вариативности путей глобального развития человечества актуализирует вопрос о несоответствии многополярной природе мира однополярного формата нового мирового порядка. Соответственно, возникает задача переформатирования существующей системы международных отношений в соответст вии с императивом цивилизационной множественности. При этом необходимо пройти между крайностями глобальной унификации мира и цивилизационной самоизоляции. Практ ический выбор человечест во делает; не в последнюю очередь, в между народных коммуникациях разною уровня — ог политических и дипломатических контактов до механизмов народной дипломатии. Заметными потенциальными возможностями обладает .Мировой общественный форум «Диалог цивилизаций*. Представляет интерес анализ возможностей применения на практике полученных выше представлений о парадигме нового многополярного миростроительства.

Вызовы глобализации

Ценностная неоднородность глобализационных процессов: постановка исследовательской задачи

Глобализация уже сравнительно давно перешла из разряда вызовов в категорию средовых условий общественного быт ия. Однако отношение К ней по-прежнему репродуцируется на уровне идеомлфолот ических конс трукций. С одной стороны, в массовое сознание активно внедряется идеомиф о «свободном мире", демонстрация лояльности к которому преподносится в качестве непременного условия обретения материального благополучия (вхождение в крут респектабельных цивилизованных стран). Императив такою рода глобализма послужил в свое время идеологи веским стержнем «бархатных*,, а теперь и «оранжевых* революций1. Мифологема о материальном благоденствии осуществляемой но западным рецептам глобализации обернулась дня России в начале 1990-х гг. обвалом ее экономики.

11а другом полюсе идеомлфолотических конструкций находится инфера-на.’тизация глобализационного процесса, утверждающая, что он не несет для человечес тва ничего, кроме порабощения под ярмом «золотого миллиарда''. На практике антиглобализм оборачивается воинствующим бескультурьем, ? I'l'upiiKieeziH Л1. Свцмику.тьтрные намерения в ков тексте iлобальных процессов глазами населевил Украины Сощютюгия: теория, методы, маркетинг. 3005. № 3. С. 104-206.

Вариативность и цикличность глобального социального распития человечества мшрантофобней, различными формами социальной девиации*. Антиглобалисты но многих своих чертах восходят к архетипу Неда Лудда — первого сознательного разрушителя станка, давшего имя движению английских рабочих,, которые связывали ухудшение своего социального положения с внедрением машинного оборудования. Современные неолуддиты в борьбе с глобализацией смешиваю! дне ее разнородные составляющие — экспан-сиоиную и коммуникационную. Отвергая американский мондиализм, они зачастую отрицают вместе С ним и весь накопленный человечеством по тенциал международного коммуникационно! о обмена .

Нужна отчетливая дифференциация объединенных и структурно смешанных под единым терминологическим обозначением явлений.

Коммуникационная глобализация

По существу, речь иде т о двух глобализационных парадигмах. Процесс глобализации — как тип процесса, затрагивающего все человечество, формирование ед иною коммуникационною пространства, —зародился задолго до появления современной цивилизации Запада. Не будет гиперболизацией утверждение о том, что первой в истории глобализационной волной явилась неоли тическая революция. Возникнув однажды в неком локальном этническом очаге, производящий тип хозяйствования (земледелие и скотоводство) с поразительной быстротой распространился но всему миру. По глобализационному т илу осущес твлялся также переход от каменною века к веку меди л железа. Теория «культурною диффузионизма-, а по существу — nepBo6i.ilной I лобализации, является в настоящее время признанной объяснительной моделью универсальной логики развития древнего мира1.

Действительно, именно западное постиндустриальное сообщество выступает несколько последних столетий основным носителем инновационных технологий. Именно Запад является аккумулятором мировой научно-технической мысли. Но гак было далеко не всегда.

В античную эпоху греческие (подразумевай — европейские) мыслители обучались высшей мудрости у жрецов Египта. Передовая для своею времени китайская мысль предопределила последующий ход развития мира изобретением бумаги, пороха, компаса, корабельною руля, часовою меха-

Аш игпобализм л глобальное управление. Доклады, дискуссии. справочные материалы. М.. 2006.

Фр'.мли.ч (.. Луддиты XXI века // Вес шик Online. 2(КМ. 17 марта. .V-1 6 1313); ‘/ернядов-скцй С. Новые луддиты или •»афроиацисты»-? Восстания но Франции и варваризация Европы <*? Ливан политика. 2(105.7 ноября.

Culture: the diffusion controversy. 1_, 192B; Suiitii G.E. The Diffusion of Culture. N.Y., L, 1971; Винклер Г. Вавилонская культура в ее отношен им к культурному развитию человечества. М, 1913; Apr.’ncwiWhu'ii (../?. Историческое единство человечества и взаимное влияние культур. Л., 1967.

низма. Берущий начало в Поднебесной империи "великий шелковый нуты» являлся важнейшей коммуникационной артерией мира. Имплементация наук в малонросвещенную до того жизнь средневековой Европы была осуществлена благодаря контактам с арабскими халифатами. Именно от арабов к европейцам пришли алгебра, химия, оптика, астрономия . Открытие Америки, как известно, привело к трансформации агрокультурною облика европейского континента. Роль России в данной модели глобализации гак же не исчерпывалась лишь заимствованиями. В бытность Российской империи и Советского Союза она выступала одним из важнейших субъектов глобализационного экспорта культ урных образцов, идей и изобретений.

Нет; таким образом, никаких оснований полагать, что роль интеллек т уальною лидера в мире не может очередной раз поменяться. Уже наметились надломы в поддержании Западом лидерского бремени. Инновационный прорыв Японии явился первым симптомом геополитической модификации глобализацлоных конфигураций. Восток в лице активно развивающихся национальных экономик различных регионов Азии стремительно наступает; все более сокращая отставание ио основным экономическим показателям от золотомиллиардной когорты Запада". Если так дело пойдет и дальше, направленность мировых коммуникаций может принять принципиально иные очертания. При сохранении существующих трендов но прошествии нескольких десятилетий американская модель глобализации уступит место китайской.

Уже сейчас азиатские студенты и школьники обытрываюг своих западных сверстников в международных научных олимпиадах. Было время, когда в соревнованиях т акою рода неизменно доминировала советская молодежь. Характерно, что в структуре расходов государственного бюджета доля образования по ряду бурно развивающихся тю.'туперттферийиых с тран выше, чем у государств, традиционно относимых к западному культ урному ареалу. Зато у последних, в лице их крупнейших экономических субъектов, устойчиво выше структ урная част ь, выделяемая на цели здравоохранения.

Запад, т аким образом, в большей степени ценностно ориентирован на настоящее (индикатор — Здоровье), Восток — на будущее (индикатор — образование). Современная Россия, судя по ее струк т уре консолидированно! о бюджета, лишена обеих перспективных установок (рис. 3.1.1)’,

Попытки самоизолирования от глобализационных трендов достаточно хорошо известны. Именно таким образом Япония обрела в 30-е тг. XVII в. положение «закрытой ст раны». На практ ике эго обернулось длительным застоем в развитии. В и тот е, расконсервация Японии для иностранцев, сонро-

Урилт ЕЛ/. Влияние ислама на средневековую Европу. М.. 1976.

’ Луней СИ. Соцнально-экс1номическое развитие крупнейших стран Евразии: цивилизационный контекст// Восток — Запад — Россия. М., 2002. С. 161-1Й5.

Россия и страны мира. 2006: Ста г. сб. М., 2CHT6. С. 290-191.

Структура расходов государственного (консолидированного) бюджета по статьям о здравоохранение» и «образование»

Рис. 3.1.1. Структура расходов государственного (консолидированного) бюджета по статьям о здравоохранение» и «образование»

наждавшаяся подписанием неравноправных договоров, была осуществлена силовым способом. Курсировавшая в 1853-1854 и. у японских берегов американская военная эскадра под. руководс твом коммандора Пери принудила сегунат к вст уплению в крайне невыгодные для себя договорные отношения. Изоляция. таким образом, задержав лишь на время глобализационный процесс, обернулась для Японии, ввиду усугубившегося за изоляционный период ее технического отставания., более тяжелыми формами проявления глобализации''. По сходному сценарию шло консолидированное «открытие» западными странами экономики Китая. Когда-тхз передовая в научно-техническом отношении страна даже не пыталась оказать адекватное сопротивление.

? История стран Азии я Африки в новое время. М., 1У89. Ч. J.C. 71-72, В5-Н7.

Экспансионная ? лобалнзацня

Совсем иное функциональное значение имеет акс пансионная глобализация. Она представляет собой не что иное, как агрессию одной цивилизации против иных цивилизационных организмов. Пути экспансии. как известно, могут быть различны. Механизмы ее осуществления не ограничиваются прямым военным вторжением. Известны, например, варианты демотрафическою, пропагандистского, агентурно-конспирологическою экспансионизма. «Торговая цивилизация» Запада исторически избрала в качестве одной из главных ниш своего распространения сферу экономики. Декларируемый принцип свободной торговли выступал в большой степени средс твом для решения задач цивилизационной экспансии. Харак терно, что при с толкновении с подлинной конкуренцией в экономической сфере включался механизм жесткого таможенно-протекционистского регулирования. Следует предположить, что при более высокой трудовой отдаче (недост ижимой для общества потребления ) новых геоэкономических субъектов азиатско-тихоокеанского региона идеологема свободы мирового товарообмена будет девальвироваться.

Впрочем, «свободный западный мир» не чуждается и вооружен ною цивилизаторе гва. Насаждение демократии в Ираке находится в непрерывной череде примеров прямой военной агрессии со стороны цивилизации .Запада. Само по себе возникновение «белой Америки» было исторически связано с этноцидом коренною индейскою населения. Не отсюда ли проявляемое на уровне пелхоментальности (комплекс американской национальной идентичности) принципиальное непонимание и неприятие цивилизационного многообразия мира?

Характерно, что классик цивилизационного анализа А.Д. Тойнби при рассмотрении дихотомии Россия — Запад приписывал роль агрессора именно западной цивилизации. «Хроники вековой борьбы между двумя ветвями христианства, — писал британский историк, — пожалуй, действительно от ражаю!, что русские оказывались жертвами агрессии, а люди Запада — агрессорами значительно чаще, чем наоборот. Русские навлекли на себя враждебное отношение Запада из-за своей упрямой приверженности чуждой циви лизацки...

На современном Западе активно популяризируются постмодернистские принципы миропонимания. Однако внешняя полит ика США наименее соотносится с теорией постмодернизма. Положенный в основу постмодернистского дискурса принцип относительности для Белого дома ментально неприемлем. Какой уж тут постмодернизм с ценностной относительностью выбора, если одно лишь сомнение в стандартах американскою образа жизни может обернуться для сомневающихся политическим остракизмом, а то

Ti>!iiu А Д. IltK I истирли. М., 1941. С. 142.

Вариативность и цикличность глобального социального распития человечества и бомбардировками. Декларируемый либеральный плюрализм «свободною мира" не распрос траняется за рамки очерченною западной цивилизацией пяюрал истического i юля.

Другим примером действия двойных ценностных стандартов является отношение Запада к циви.чизационым традициям. С одной стороны, сохранившиеся на геополитической периферии мира традиционные нормы л институты рассматриваются в качестве препятс твия для реализации концепта построения «открытого общества». С другой стороны, сами Соединенные Штаты Америки ни на йоту не отступили от собственных традиций. Однажды возникнув, они последовательно двигались в строго определенном направлении. Традиционное] ь британской монархии гак же диссонирует с политикой тех же ан! личан в странах Содружества. Традиции, таким образом, ни для США, ни для Великобритании не только не стали помехой, но, очевидно, явились факторной основой успешного развития. Так почему же другим цивилизационным субъектам настойчиво рекомендуется модернизировать исторически сложившиеся уклады их бытия?

Существует иллюзия об адаптационных возможностях зкенанс ионной глобализации. Но совместим ли воинствующий западный глобализм с цивилизационной множественностью мира? В свои время святой преподобный князь Александр Невский, оценивая масштабы угроз, идущих от Запада и Востока, считал безусловно более опасной д.чя Руси экспансию крестоносцев. Нанесшая сущест венный демографический урон татарская агрессия не затрагивала цивилизационных основ бы тия русского народа. Православная церковь даже получила от ЗОЛОТООрдынских ханов некоторые преференции. Другое дело — экспансия Запада. Оказавшись под крестоносцами Русь, как специфический цивилизационный организм, скорее всего перестала бы сущее гновагь10.

Адепты глобализма оперируют абстрактно-универсалистской моделью обще человека, экономическою индувидуума. С научной точки Зрения такого рода универсалистская глобализация не выдерживает критики. Она, в лучшем случае, соотносится со сформировавшейся в просветительской среде XVU1 в. (времени государственной институционализации Соединенных Штагов) механистической картиной мира, но не с выводами и теоретическими положениями современной науки.

Вне ее категориального пос троения оказывается, в частности, феномен этнической исихоменсальности. Признание его реальности позволяет поставить иод сомнение саму возможность практической имплементации чужеродных ценностей. .Между тем, психоментальность является одним из базовых компонентов цивилизационного конструирования". Она — в

Л.Н. От Руси до Иксии. М., 2003. С. 119-121.

11 Гтрдоыч АЛ. Исторический елнгези Шкхыа “Анналов*. М.. 1993; Ммльникае А.С. О мен галигете русской культуры: моноцеытрмз.м иля полицентризм ,7 Гу.манягарий: Ежегодник. СПб.. 1996. № I.

Г лива 111. От глобализационной унификации к цивилизационному полилогу сочетании с историко-культурными традициями. мировоззренческими и этническими нормами, геополитическими средовыми условиями — формирует уникальный в своем роде цивилизационный генокод. Попытки его искусственной замены могут привести к гибели или му гациям самого организма.

Большой вопрос вызывает также присвоенное Западом право осуществления глобализационной миссии. Ведь даже С.П. Хангиш шн отмечал, что ни в территориальном (совокупно площадь стран цивилизации Запада — 24,2%), ни в популяционном (10,1% мирового населения), ни в языковом (английский язык является родным для 7,6%), ни в религиозном (западное христианство охваты пае т менее 30%) оз ношениях западная цивилизация не представляет большинства человечества А

Цивилизационные преимущества «свободного мира» весьма сомнительны. Действительно, Запад на настоящее время создает чуть менее половины объема валового мирового продукта (в середине XX в. его доля составляла 64,1%). Однако, при сопоставлении его показателен по иным кри териям оценок, он с позиции лидера переместится в положение аутсайдера. Достаточно хотя бы обратить внимание на крайне низкую но отношению к мировому уровню статистику рождаемости в западных странах. Если в Германии у одной женщины рождается в среднем 1,32 ребенка, го в Афганистане — 7,48 '. Так однозначно ли с тоит выше в цивилизационной иерархии народ, производящий больше валового продукта, или, может бы гь, главенствует народ, рождающий более многочисленное потомство?

Исторические нсюки глобализационной экспансии

Вернемся к рассмотренной выше стадиальной грак гонке феномена цивилизации. За ширмой наукообразной концепции прослеживается тривиальный западнический шовинизм. Концепт о доцинилизационном нарварсгве воспроизводился на Западе едва ли не на всем историческом протяжении. Еще Геродот преподносил греко-персидские войны в качестве противостояния свободного европейского мира десшнической Азии. Истоки такого противостояния выводились им из правремен троянских походов*. Понятие «азиатский» использовалось греками исключительно в уничижи тельном смысле. Как синоним деспотизма и варварской «ышнши идентифицировалась Азия в грудах Гиппократа, Аристотеля, Плиния1'. 11 дойду] столетия

’’ Хг1мпгин?гЛ4№ С..П. Столкновение цивилизаций. М.. 21X16. С. 79—110. В7. 119-120.

" Мкр в цифрах — 2007. М., 21X17. С 6.

“ ГероАяи. Истории в девяти томах. М., 1999.

“ Никишин В.О. Эллинистический шовинизм в архаическую и классическую эпохи-, ноз-никновение и развитие // Груды историческоео факультет МГУ. М.-СПб., 2000; Мешшден-ю? И.В. Оппозиция -эллины — варвары- н VI в. до и. з.Ан тяковедение и меднениеjика. С6. науч, статей. Ярославль, 21X11.

и термин ^азиатчина» будет использоваться в качестве западного эпитета к русской национальной самобытности. Маркер -'восточной деспотии" часто переносился в западническом дискурсе на русское самодержавие, пренебрегая его мистическими смыслами. Характерно, что несмотря на высмеивание западными античными авторами восточного рабства» рабовладельческий строй сложился именно на Западе. Ни на азиатском Востоке» ни в России рабовладение никогда не составляло основ доминирующего способа производства, как эт о имело место в Древней Греции и Риме.

Мотив цивилизаторетва варваров явился впоследствии знаменем европейского колониализма. В отличие от древних империй, интегрирующих национальные идентичности в рамках выдвигаемой парадигмы идентичности цивилизационной, западное имперостроительство нового времени заключало в себе установку культурного этноцида {зачастую переходящею в геноцид). Европа — эго тений свободы» а Азия — дух рабства, — декларировал Шарль Монтескье. Общедемократическая концепция разделения властей сочеталась в его представлениях с иерархическим разделением пародов 1. Позже другой сторонник универсальной модели прогресса И.Г. Гердер характеризовал Китай как «забальзамированную мумию*1’.

На варваризации внеевропейских культурных общностей основывалась и историософия Г. Гегеля. Восток помещался им в основание всемирного исторического процесса, Запад относился к вершине самораскрытия абсолютною духа. -Всемирная история, — провозглашал философ, — направляется с Востока на Запад, г. к. Европа есть безусловно конец всемирной истории, а Азия — ее начало»1*.

Западные государственные деятели осуществляли политический курс в отношении к Азии в точном соответствии с моноценгристскими философскими страт и гемами. До сих пор не восстанавливаемые китайскими властями руины летней резиденции пинских императоров — Юаньмипьюаня (в окрестностях Пекина) служат напоминанием современным поколениям китайцев об угрозе западного экспансионизма. Однако торжество одной из с торон во взаимоотношениях цивилизаций может; как часто случалось, перейт и в свою прот ивоположнос т ь. Повергнутая, казалось бы, Азия бере т у Запада исторический реванш. Китай же, опровергая образ «застывшего сообщества*, демонстрирует наивысшие в мире темпы экономической динамики.

Генезис древних цивилизаций всегда соотносился с парадигмой мифоло-i и ческою сознан ия. Оно характ еризовал ось, в частное т и, дуал ьной модел ь ю мировосприя тия» построенной на дихотомии «мы — они*, прогивопосгав-

'? .Монтескье Ш.Л. О духе законов. Избр. произведения. М., 1955; Ом ла. Персидские письма. М.» 1956.

•* Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М_, 1977. С. 297.

Гслыв. Сот. М.. 1930. Т. В. С. УК.

Г лива 111. От глобализационной унификации к цивилизационному полилогу линии собственной этнокультурной общности и всего прочего чужеродного окружения. По свидетельству лингвистов, у большинства народов их самоназвание в своем архо-генезисе соответствовало поня тию «люди*. Следовательно, как люди воспринимались только предс тавители собс твенной этнической группы, но ни в коем случае не инородцы. Мифология о варварах носила, по-видимому, универсальный характер, будучи фиксируема далеко за пределами Греко-римской эйкумены.

Одним из компонен гов самоидентификации цивилизаций древности выступала мифологема «священной войны». Концепция «джихада- в идейном арсенале ислама не представляет сшюй в этом отношении какого-то исключения. Согласно зороасгрийской мифолоши, на космогоническом уровне ведется глобальная война между Ормуздом и Ариманом. Под знаменем первого из богов выступают персы, тогда как все прочие народы определяются как сторонники сто лрогивостоятеля. Историософию древне-персидской версии Священной войны представляет гениальная эпическая поэма Фирдоуси «Шахнамэ»19. Прану, солнечной стране, населенной ариями, детьми света, исторически проги постоит Туран, под которым подразумевается весь остальной окружающий ариев нецивилизованный мир.

Индуистская модель священной войны представлена сюжетной линией конфликта царских династий — пандавов и кауравов. В Бхагават-гите-описано решающее сражение между прогипоборет вуюшими силами на поле Куру («Курукшерга»). Глобальный характер конфликту придаст участие в нем бога созидания Вишну, выступавшего на стороне пандавов, и бога разрушения — Шивы, поддерживавшего кауравов.

«Илиада» запечатлела архетип священной войны Эллинского этнического самосознания10. Христианский Армагеддон такжесакрализовывал войну не только в духовном, но и в физическом смысле. Концепт «цивилизационных войн» основывается, таким образом, на древних мифологических прообразах. Следовательно, вопрос о цивилизационном мире напрямую связан с проблемой демифологизации стереотипов современного общественною сознания.

Не надо думат ь, буд то бы феномен глобальной экспансии был порожден современным Западом.

Методологической основой для понимания процесса глобализации моту г служить критерии восприятия исторического материала, выдвинут ые Л. Ранке, призывавшего рассматривать государства как организмы, каждому из которых имманентно присуще стремление к господству над другими21. Геополитическим преломлением этого подхода стали сформулированные Ф. Ратцелем «семь законов экспансии». Неслучайно книга немецкою тео-

” Фирдоуш. Шлхнамэ. К1., 1957.

” fcuitp. Илиада. Одиссея. №.. 19У4.

' Данке Л. Об эпохах новой истории. М.г 1ЛУ8.

Вариативность и цикличность глобального социального распития человечества политика «О законах прост ранегвенного роста государств» была названа критиками «катехизисом для империалистов»23.

Экспансионистские мотивы обнаруживаются фактически во всех цивилизациях древности. Их выражением выступала идея мировой империи. Попытки ее пос троения также прослеживаются в истории каждой из цивилизаций, отражая достижение ими состаяния "имперского перегрева».

В качестве этнографического курьеза путешественники по Африке отмечали, что каждый из племенных вождей видел свою задачу в Завоевании всего мира. Еще в Древнем Египте верили в пришествие идеального правителя, который, подобно пастырю, соберет иод своей властью все народы. Зороастрийцы ожидали прихода Спасителя мира, коему суждено победить онтологическое зло и учредить вселенское царство. Ведическая традиция связывала завершение кальиы с созданием царства при втором пришествии Рамы. По китайским политическим представлениям» император является правителем всего мира, а прочие властители выступают его вассалами. Поэтому, когда в конце XVIII и. в Поднебесную прибыли посланники от английского короля Георга III, их сопровождала процессия, несущая флаги с надписью: - Носитель дани из английской страны*. В ответ ном письме королю император хвалил того за почтительную смиренность» за желание приобщиться к Платам цивилизации и наставлял: "трепеща повинуйтесь и не выказывайт е небрежность»2'.

Син го лег с к не проповедники провозглашали неотвратимость наступления эры политического господства микадо в мире. «Границы Японии» должны быт ь приведены в соответствие с ?? границами японского духа*, распространявшимся фак тически на весь азиатский континент.

Обвинения юдофобской печатью иудеев в наличии талмудической программы мировой глобализации могло быть адресовано, по сути» любому народу. Мошиах, будучи национальным иудейским царем Нового Израиля» станет, вместе с гем» и мировым правителем. Согласно каббалист ике, он явит ся воплощением первородного ангела: не то Эона — «князя вечности», не то Метатрона — «князя мира". Сразу же ио вступлению в Мекку Мухаммед, являясь всего лишь наставником одной из религиозных трупп» направил ульги-мат ум в Византию, Иран и Эфиопию с требованием принять ислам» угрожая, в противном случае» карой Аллаха, осуществляемой руками мусульман.

На курултае 1206 г. Темуджин был провозглашен не просто ханом монголов, но и Царем царей. Государем государей, правителем мира. Военный экспансионизм языческого Рима определяла идиома мирового господства — «дойти до предела земель». Сочинение «О Граце Божьем» Августина было одним из раннехристианских проектов политической глобализации.

ДлггеГ Е Veber die Geseue des latmnliuber Wachsium dei Staateri. 1901.

История Китая с древнейших времен до наших дней. М., 1971. С. 1ЯК-1В9.

Пророчества Даниила о последовательной смени пяти мировых империй являлись ведущим мотивом средневековой историософии.

Теория о перемешенном Риме апробировалась не только на Русл. После падения Констан гинополя болгарские богословы применили ее по отношению к Тырново. Еше прежде монах Адсо использовал это учении в качестве идеологического обоснования возрождения Римской империи Карлом Великим. Хотя Ф. Вольтер иронизировал, что Священная Римская империя была не вполне священной, не вполне римской и не вполне империей, фак т ее существования вплоть до 1806 г. Отражал монд нал ис теку ю утопию западноевропейской цивилизации. Провозглашая себя императором, Наполеон выдвигал новый, модернизированный просветительской идеолотией проект европоцентристской мировой империи. Даже маленькая португальская нация лелеяла мечту о мировом власти теле — короле Себас тьяне. Глобальная сверхзадача позволила португальцам сконцентрировать в XV-XV1 вв. силы но созданию мировой колониальной империи"4.

Сепаратистское движение в России не просто преследовали задачи достижения национального суверенитета, но выдвигало идеологию имперского строительства. Знаменем польского освободительного движения яв.чялась идеологема восстановления Речи Посполитой «от моря до морян, включающей территории, заселенные нс только этническими поляками.

Панфиская держава, идея создания которой была поднята на щит в самоопределившейся Финляндии, мыслилась, не больше не меньше, как на пространстве от Ботнического залива до Тихого океана. Популярный писатель Ю. Ахо мечтал о финском Александре Македонском, который обратит в прах мощь новой Персии (России) и воссоздаст на ее территории Великую Финляндию. В тех же географических масштабах фигурирует национальный идеомиф «Великой Эстонии», восточная граница которой достигает Китайской стены. Последователи Султан-Голиева имели целью не возрождение Казанского ханс тва, а создание государства, по меньшей мере, в границах Золотой Орды.

Украинские «незалежникн» имеют претензии в Словакии на Прентов-ский район, в Польше — на польскую Галицию и Холмщину, в Белоруссии — на Брестщину, а то и все белорусское Полесье, в Россия — на Курскую, Белгородскую, Воронежскую, Ростовскую области, Кубань, Ставрополье и даже каким-то образом на Восточную Сибирь, для связи с которой, по логике вещей, должен понадобиться территориальный коридор. Стратегия дос тижения успеха видится — по одному из такого рода проектов — в военном союзе Украины с Китаем, которому передается российский Дальний Восток.

/?сьсл.«.н В.С Миф. Реяшия. Государство. М„ 1999; Геяоя Р Царь мира. Коломна, 1993.

Идеомиф вай нахского государства также оперирует не региональными» а евразийскими параметрами. Известны идеологемы «Великой Греции», «Великой Сербии*, ??Великой Албании», «Великой Армении" л др.» значительно превосходящие но пространственным рамкам современные терри горни названных государе ты

Гибель цивилизационных систем совпадала, как правило, с политическим крахом мировых империй. Крушение Римской цивилизации представляет собой хрестоматийный пример.

Учитывается ли весь перечисленный обширный опы i при выс траивании глобальной империи «нового мирового порядка»? Представляется» что уроки из истории цивилизаций прошлого не извлечены. Выдвигаемые в истории попытки цивилизационной унификации в рамках имперских проектов оборачивались крахом для самого носителя глобализационной мдеолтм ни.

Современный экспансионизм Запада: полилог как альтернатива экспансии

В ряде современных исследований ролевое обозначение агрессора и жерт вы меняется местами. Лейт мот ивом работы С. Хантингтона является не экспансия Запада» а ант иглобализационный и, соответственно, антизападный бунт периферийных цивилизаций. 3. Бжезинский пишет о цивилизационной -дуге нестабильности»» угрожающей современному мировому Благополучию'1. И поэтому, мол. отражая псеадоа1рессию против США, американцы бомбят — сначала Афганистан, а затем и Ирак. Вопреки конструируемым современным симулякрам, идентификация агрессора очевидна. Не цивилизации собрались в ПОХОД против общечеловеческих ценностей, а осуществляемый под вывеской обшечеловечест ва экспансиониый глобализм Запада формирует основания мировой антицивилизационной агрессии.

Почему же все-гаки война видится С. Хан тингтону, как и многим дру-1им теоретикам современной цивилизациологип, исходом межцивилизационных взаимоотношений? Основанием для этого является констатация диснаритетов цивилизационного развития (рис. 3.1.2-3.1.9) По существу, реализуется модель отсева цивилизаций на предмет включенности их в обойму золотого миллиарда. Диссонанс между численностью населения и основными экономическими параметрами в цивилизационной дифференциации нллюс грируют нижеприводимые графики.

Ульянов H./f. История и утопия // Спуск флага. Нью-Хейвен, 1У79; Ульянов Н.И. Пронс-хихденке украинского сепаратизма. Нью-Йорк, 1966.

Глобализация и Россия: 1 [роблемы демо&рзгнческого развитии. М., 2005. С. 26.

Якевец /О.В. Глобализация л взаимодействие цивилизаций. М., 2003. С. 26.

Дифференциация стран мира по население

Рис. 3.1.2. Дифференциация стран мира по население

И ГСМ0 П1Р*1Ф1РИЙНЫ1 СТРАНЫ

МрСульмМлан циЬ>ли<цм»| ;ИчД?»чС]ия, Пи «и стам, Турция, Ираи|

ZU-rHHiwwwpv <ю«и и,«»/к«иия |MritMK4, Ьрнчнлн» |

Индия

Китай

Ронжи

ИТОГО СТРАНЫ ‘ЗОЛОТОГО МИЛЛИАРДА “

Япсниин ЦМННЛН 1HUHH (Япз-ши, НСфИН!

Эчптдногврспгйг^п ЦИ IH.’HWUW |1>рм?ныя, Англии, Франц МП Итялиа)

С««с№1мсрнн1нснаяци1нли»ц1М |СШАи <1иад1)

Дифференциация ВВП стран мира по паритету покупательной способности

Рис. 3.1.3. Дифференциация ВВП стран мира по паритету покупательной способности

(ППС)

Дифференциация стран мира по внешним долгам

Рис. 3.1.6. Дифференциация стран мира по внешним долгам

Дифференциация стран мира по военным расходам

Рис. 3.1.8. Дифференциация стран мира по военным расходам

'Гермин «глобализация» не вполне точно отражает сущность современных тенденций развития мира. Вместо синергетического взаимообишще-ния культур происходит их унификация в рамках глобализированной посредством новых технологий экспансионизма одной из цивилизационных моделей. Глобализация является скорее унификацией. Глобализация подменяется американизацией. Неслучайно современное антиглобалистское движение выступает под знаменем антиамериканизма. На американский вектор глобализации указывает в своей книге •>Америка» один из видных се теоретиков Ж. Бодрийяр. Америка провозглашается им раем, поскольку американцы осуществили выход из истории и культуры, их мир без прошлого и будущею — только настоящее. Американская модель неизбежно станет универсальной для всею человечества. Но добиться американских результатов «можно только путем отказа от старою культурного батажа, чтобы не сказать — хлама». "Будущее принадлежи г людям, — провозглашает Ж. Бодрийяр, — забывшим о своем происхождении, тем, кто не отяготил себя старыми европейскими цени остями и идеалами »•’.

Более адекватной понятийной характеристикой доминанты исторического развития является дефиниция «мондиализм», указывающая на геле-ологическую заданность происходящих процессов — установление «нового мировою порядка», политически выраженною учреждением "Мировою правительства».

«Новый Мировой Порядок» представляет собой эсхатологический мессианский проек т, превосходящий по масштабам другие исторические формы планетарных утопий. Принципы утверждения мондиалис тской цивилизации возможно рассредоточить по ряду сфер.

В экономической: идеология «Новою Мирового Порядка» предполагает универсальное распространение либерально-рыночной системы, основанной на безусловном примате частной собственности. В аетшолышгтческой: «Новым Мировой Порядок» имеет абсолютную ориен тацию на ст раны географического л исторического Запада. В этничсгкоп: идеология мондиализ-ма предусматривает тот альное расовое и национальное смешение, отдавая в культ уролш ическом аспекте предпочтение космополитическим принципам быт ия мегаполисов. В религиозной: создается квазирелит ионная концепция неоспиритуалистическою суррогата, унифицирующего исторические формы национальных конфессий.

Еще средневековая историософия представляла исторический процесс как последовательную смену мировых империй. На новом ви тке глобального имиерост рол тельства все повторяется снова. Так ес ть ли у человечества реальная альтернатива существующею сценария? Фатален ли для него путь цивилизационных войн и имперских экспансий?

" Цш. по радии кСвобйца* (эфмрсп 22.2.1989).

Альтернатива видится авторам в выстраивании систем межцивилизаци-онною диалога. Имея в виду мировой масштаб реализации, более правильно было бы даже говорить о полилоге цивилизаций. Причем, западная цивилизация не выводится за рамки цивилизационного полилога» а выс г упае г в качестве одного из его равноправных субъектов.

Основания рассчитывать на успех выдвигаемого проекта заключаются в его принципиальном отличии от всех предшествующих версий глобализации. Впервые взятый сам по себе принцип цивилизационной иден тичности закладывается в основу предлагаемой модели мировой интеграции. Впервые в формате глобализационною проекта не ставя гея задачи формулировки надцивилизационных или сверхцивилизационных идеологем и ценностей. Цивилизации сами выс тупают базовыми ценностными ориентирами существования человечества в новой модели нолилогического мира.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >