Военный преступник, ставший религиозно безумным

Особое место в литературе по судьбоанализу отводится судьбе 53-летнего полковника жандармерии. В детстве он страдал эпилептическими припадками. А, будучи военным, проявил себя как безжа

лостный садист и патриот. В связи с политическим расследованием в Южной Венгрии, во времена нацистского режима, он, по собственной инициативе, не дожидаясь приказа своего руководства, выстроил вдоль берега Дуная несколько тысяч сербов и евреев, и приказал расстрелять всех их, одного за другим, а трупы сбросить в реку. За эту массовую расправу политические соратники полковника чествовали его как национального героя. Однако после падения нацистского режима этот полковник был арестован как военный преступник и повешен. Перед приведением приговора в исполнение, находясь в тюрьме, он стал страдать религиозным безумием [165].

«Чернокожий дьявол», вор, грабитель и убийца, ставший святым

«Чернокожий дьявол», вор, грабитель и убийца, ставший святым (история св. Моисея из Эфиопии, отшельника из Сцета)

Моисей из Эфиопии был чернокожим бандитом, наделенным недюжинной силой. Он мог съесть целую овцу и запить ее бочонком доброго вина. Это был необузданный человек, находящий в убийстве особое удовольствие. И тем не менее, милость Божья обратила его на путь истинный. Он отправился в пустыню Сцет, на юг от Александрии, и встретился там с настоятелем монастыря Исидором. Моисей пришел с мечом, поэтому Исидора охватил страх. Но Моисей сказал ему: «Я чернокожий Моисей, и я пришел, чтобы ты познакомил меня с Богом».

Исидор привел его к Макарию, который обучил его символам веры и крестил. Он становится монахом и остается в пустыне. Там он вел такой строгий образ жизни, что превзошел в этом многих святых старцев.

Сатана искушал его видениями еды, пищи и прошлой развратной жизни. Моисей открылся в этом Исидору, и тот утешил его, и дал ему свои наставления.

Моисей был прямо-таки изобретательным в своей любви к ближнему: если седые старцы засыпали, он, обходя их кельи, наполнял им водой сосуды, хотя эту воду ему приходилось носить издалека.

Через несколько лет сатана наслал на него болезнь ног. Моисей должен был сторожить свой скит, испытывая невероятные страдания. Но, несмотря на это, его набожность и жажда покаяния только крепли. Его тело так иссохло, что внешне стало напоминать кусок обгоревшей древесины.

Но Бог его исцелил. Благодать Духа Святого снизошла и на него. Все пятьсот собратьев выбрали его своим пресвитером и пред ставили патриарху. Тот спросил: «Что я буду делать с этим черным? Гоните его прочь!» Уходя, Моисей сказал себе: «Наконец-то, черный, твое пепельно-серое лицо получило то, чего оно заслуживает».

Однако патриарх велел позвать его обратно и хиротонисал его в пресвитера. Во время совершения таинства он сказал ему: «Вот теперь, Моисей, ты сделался белым весь, и внутри, и снаружи».

Однажды к Моисею пришло множество посетителей, а у него не оказалось воды. И все видели, что много раз он покидал свою келью. И вдруг начался ливень, и его емкость для сбора воды наполнились. Старцы спросили его: «Зачем ты столько раз выходил с пещеры и возвращался обратно?» Моисей ответил: «Я обращался к Богу: „Если Ты мне не дашь воды для рабов Твоих, откуда мне взять столько воды, чтобы дать им напиться?“»

Но вот, на их страну нападают варвары. И Моисей говорит своим ученикам: «Если хотите спастись, бегите!» - «А как же ты, Отец?» -«Уже давно ждал я этого дня, ибо на мне исполнятся сказанное: „Взявший меч да от меча и погибнет"».

Варвары убили его вместе с еще семью братьями. Так покаяние -как оно изображено в эфиопском свитке, которому мы следовали в своих рассуждениях, - превратило убийцу из раба, необузданного человека и вора в выдающегося Отца, учителя, утешителя, пресвитера и учредителя монастырского устава, в святого, поминаемого в числе святых великомучеников.

Его тело было захоронено в Дер-аль-Баранусе, в Сцете. Его место захоронения стало свидетельством чуда. Греки отмечают его память 28-го августа. В Египте и Эфиопии день его памяти приходится на 18 июня. По мнению Паладуса, Социоменоса и многих других, Моисей умер своей смертью. Согласно же нашему свитку, а также многим другим источникам, таким как александрийским (коптским и якобинским) свиткам, он должен был быть убит варварами. Предположительная дата варварского нашествия приходится на период между 395 и 407 годами.

Этого Моисея не следует путать со святым епископом с таким же именем, которого поминают в Святцах 7-го февраля. По мнению Тиллемонта, упомянутый здесь Моисей идентичен не ему, а тому Моисею, который родом из Кассиануса (см. приложение I).

О

Мы рассказали сейчас о тех нескольких судьбах, в которых человек оказался в состоянии изменить свою кровожадную ментальность на взгляды «посвятившего себя Богу». В данном случае убийство и религиозность, или, выражаясь символическим языком, Каин и Моисей, не образуют ту пару противоположностей, в которой противоположности друг друга взаимно исключают. Напротив, обе формы существования проживаются одновременно или последовательно одним и тем же человеком.

Это случилось и в библейские времена с человеком по имени Моисей, и это же происходит и в наше время с судьбами других людей. К примеру, тех, о ком мы рассказали выше.

В первой части книги, в главе «Жезл», мы упомянули легенду, повествующей о том, что после убийства египтянина и бегства в Мадиам, Моисей прославлял Бога своих предков. Мы приведем ее в пересказе Бин Гориона:

«Когда Моисей рассказал Иофору (или, по-мадиамски, Рагуэлю) о своем бегстве из Египта, тот сказал в сердцах: „Я хочу заключить этого человека в темницу14... „и он схватил Моисея и бросил его в яму, где Моисей провел десять лет. Но Сепфора, дочь Рагуэля (= Иофора), сжалилась над несчастным пленником и принесла ему в темницу хлеб и воду. Так кормила она его все это время11. После истечения этого срока она сказала отцу своему, Рагуэлю: „Что-то никто не спрашивает о том еврее, которого ты десять лет держишь в заточении. Так давай все-таки, отец, сходим к нему и посмотрим, жив ли он еще, или нет...11 Слова Сепфоры понравились Рагуэлю, и он отправился к яме, чтобы взглянуть на Моисея. И видит он, что узник стоит в своей темнице, поет псалмы и читает молитвы Богу своих предков. И тогда Рагуэль приказал освободить его из темницы...» [166].

о

Было бы ошибкой думать, что приведением вышеизложенных историй об убийцах, ставших после совершения ими преступлений на путь служения Богу, мы хотим возвысить их до уровня Моисея или же, наоборот, намереваемся свести библейский образ Моисея до уровня упомянутых убийц. Нет, здесь речь идет только о дискуссии, в которой мы пытались доказать то, что человек способен поменять судьбу убийцы на судьбу посвятившего себя служению Богу Конечно же, их нельзя обобщать. Моисей является единственной в своем роде фигурой в истории. Те процессы, которые, вероятно, разыгрывались в его душе, и представляют собой возможность поворота человеческой души от убийства к Богу. Утверждение Талмуда о том, что душа Моисея пребывает во всех поколениях, во всех эпохах, для судьбопсихологии как раз и означает такую возможность перехода кровожадной ментальности в религиозные убеждения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >